Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НУЖНАЯ": Народ отлучили от Церкви. В Абхазии апрель стал месяцем познания церковного права


 Веселый месяц апрель стал для широкой общественности месяцем познания церковного права. За десять дней наш народ вполне освоил церковную терминологию (даже на абхазском), стал отличать клириков от мирян и даже разобрался в канонических законах. Благо, под рукой оказались книги, которыми в свое время нас всех щедро снабдили монахи Новоафонского монастыря - отец Дорофей и отец Андрей.

Пробелы в знаниях Устава Новоафонского монастыря помог заполнить теперь уже бывший референт и.о. председателя Совета Сухумо-Пицундской Епархии отца Виссариона Герман Маршан. Теперь мы знаем, что Устав Новоафонского монастыря зарегистрирован в минюсте и что он соответствует уставу, принятому монахами в XIX веке, и еще, что наставника монастыря избирает братия и что монастырь этот уникален уже тем, что в него на покой не направлялись епископы. Немалые знания для мирян.

В чужой монастырь со своим уставом...

Но, к сожалению, наша тяга к познанию отнюдь не была связана с Великим постом и имеет весьма относительное отношение и к православию, и к религии вообще. Она вызвана с опасениями за нашу страну и ее независимость. На сей раз мы увидели угрозу со стороны патриарха Московского Кирилла, по рекомендации которого в начале апреля в Новоафонский монастырь в сопровождении свиты прибыл из Адлера игумен Ефрем Виноградов. Пересекая российско-абхазскую границу, игумен вспомнил об абхазских корнях и немного подкорректировал свое происхождение, добавив к Виноградову приставочку Лакербая. Пограничники этого не заметили, а вот для абхазов прибавочка стала "бусинкой-зеркальцем", которые пытался обменять игумен в среде туземцев на должность настоятеля Новоафонского монастыря. Это и стало поводом (не причиной) для конфликта.

Первый же визит Виноградова в монастырь напугал монахов. Посланник патриарха Кирилла объявил, что у абхазов нет церкви и что он прислан ее создать, по образу и подобию славянской, что означает исключение из обрядов всего византийского. После общения с претендентом на пост настоятеля новоафонская братия, давно не доверяющая Виссариону, быстро вспомнила об Уставе монастыря и, основываясь на своем законном праве, избрала игумена Андрея своим настоятелем.

В этот же день и.о. председателя Совета Сухумо-Пицундской Епархии Виссарион назначил настоятелем Новоафонского монастыря игумена Ефрема Виноградова. Теперь у монастыря два настоятеля. За присланного Кириллом игумена Ефрема - власть церковная и светская, за отца Андрея Ампар - монастырская братия и народ.

Двоевластие

Так началась полемика о церковном праве и канонической церкви. Понятно, что отец Виссарион и игумен Ефрем получили право отстаивать свою точку зрения на главном информационном канале страны - АГТРК, а отцу Андрею и братии монастыря остались независимые СМИ, так как на телевидении в изложении своей точки зрения им отказали. Председатель АГТРК потребовал "благословления" премьерминистра на эфир. Монахи направили официальный запрос, и теперь ждут от Гурама Амкуаб официальный ответ. Виссарионо-виноградовцы, напротив, проводят пресс-конференции без участия независимой прессы (традиционная схема, по которой власть намерена продавливать отца Ефрема, была испытана в Абхазии уже не раз).

"У нас церковь отделена от государства", - будут распевать чиновники (от председателя
охотсоюза до президента) на разные лады, намекая, что не допустят вмешательства народа в дела церковные. Вернувшись из Турции, президент тоже выскажет свое мнение.

Церковь отделена от государства

Сергей Багапш: "Вы знаете, у нас церковь отделена от государства. Решение вопросов внутри церковного сообщества они сами должны решать. Нельзя так ставить вопрос – кому-то не хочется и собирают митинг, и митингом хотят решить вопрос настоятеля Новоафонского монастыря. Можно митинг собрать, можно сход собрать, но все равно вопрос не решится. Кто будет настоятелем монастыря все равно решает епархиальный собор. Вот как они решат, так и будет, тут указ президента не поможет и крики на улицах тоже не помогут. Вот и все".

Нет, не все. Потому что речь идет о национальном достоянии страны. И хотя понятия "страна" и "государство" часто используются как синонимы, между ними имеется существенная разница. "Государство" обозначает политическую систему власти, установленную на определенной территории. А вот понятие "страна" относится к культурным, общегеографическим и другим факторам. И если церковь отделена от государства, то это не означает, что она отделена от страны и уж, тем более, от народа.

Таких, как Виноградов, нет в Абхазии

Сергей Багапш: "А поднимать тему - вот он, приехал Виноградов, такой-сякой. Ну, братцы, давайте разбираться с теми, кто эти вопросы поднимает. Не люблю эту тему, не хочу о ней говорить – поднимите, кто их матери, кто их отцы, какие фамилии они носили, какие носят сегодня... Ну нельзя так подходить к этому вопросу. Поэтому, что бы там ни говорили, я настаиваю. Я вчера говорил с его святейшеством, Кирилл звонил мне, он очень обеспокоен тем, что происходит. У Виноградова мать Лакрба, вы знаете, происхождение чачбовцы, это большая сильная линия идет. Это канонический священник, таких нет в Абхазии".

Каноническая территория, канонические правила, каноническая церковь ... Предположим, что под "каноническим священником" президент понимает рукоположение. Но все наши священники рукоположены - одни Грузинской церковью (Виссарион, Петр и Павел), а все остальные, в числе которых и отец Андрей, Русской православной церковью. В чем же тогда большая "каноничность" Виноградова?

Степь да степь кругом...

Сергей Багапш: Нам нужно все приводить в порядок в Новоафонском монастыре, если так решит собор, то ради Бога, пусть решают. Я туда не лезу, никто сюда не присылал Виноградова. По просьбе наших священников его отпустил святейшество Кирилл, патриарх, разрешил. А посылать сюда, присылать - такого нет. Другое дело, что я согласен с постановкой вопроса: нам нужно контролировать движение людей в Абхазию – священнослужителей, монахов, степников. Где они находятся, чем занимаются, в каких местах сидят? Это нужно смотреть и контролировать, полностью с этим согласен. Но кому решать вопрос - здесь даже спорить не нужно.

Ну, это мы тоже понимаем - послать патриарх не мог. Вполне достаточно, что глава российской церкви вложил в руки игумена Ефрема символ власти - жезл и благословил его на служение в непризнанную им церковь. Хотя и здесь патриарха можно понять: после официального признания осетинской (Аланской) церкви Синодом Старостильной Греческой Церкви патриарх, по-видимому, опасался, что и абхазская церковь решится на столь смелый поступок. И с этим все понятно - национальные интересы, политика... Но вот о каких "степниках" говорил президент? Возможно, глава государства пошел "не в ту степь", а имел в виду монаховпустынников? Так называют христианских монахов, отшельников и аскетов.

Все храмы переданы Абхазии?

Сергей Багапш: Никогда никуда, ни в какую структуру храмы, которые принадлежат православной церкви, не перейдут. На днях я вам передам, вы опубликуете решение, по которому все эти храмы были переданы Абхазии. Нет близко такого, не нужно накручивать ненужную ситуацию. Другой вопрос, что в светской жизни решить вопрос независимого государства иногда намного легче, чем в духовной...

Как "легко" это решалось, помнят все: десятилетия борьбы, война, тысячи погибших, разрушенные города и села, блокада... Наверное, это и есть "легче"?

Президент ЗАНИМАЕТСЯ этим вопросом

Сергей Багапш: Сегодня мы к кому относимся? Извините, Эмма: к кому мы относимся?
Эмма Ходжава: К себе.

Сергей Багапш: Нет, лапочка, не к себе. Вот чтобы мы к себе относились, нам нужно правильно выстроить свою линию. Я ведь не просто так занимаюсь этим вопросом, я ведь не просто так встречаюсь с патриархом... Но есть вещи, которые можно решить сегодня, а есть те, что чуть попозже, через какой-то переходный этап. Нам нужно выбирать, вот и все.

Получается, что 14 августа 1992 года это был не выбор. Народ просто воевал, а выбор за него сделают Сергей Васильевич и отец Виссарион или патриарх Кирилл, приславший сегодня Виноградова, а завтра, на таком же основании, какого-нибудь Курдзенишвили.

Президент НЕ ЗАНИМАЕТСЯ этим делом

Сергей Багапш: Могу официально заявить, могу на Библии поклясться. Близко не было разговора, политического, между мной кто будет и как будет. Вообще не занимался этим делом. Близко не было. Это решение нашего руководства церкви, батюшки и всех тех, кто занимается этими вопросом.

Кстати, прежде чем его (Виноградова. - ред.) рекомендовать и пригласить, они все заседали, и отец Андрей там сидел тоже, и тоже добро дал. Нужно разбираться в этих вещах, я же приглашал и одну часть, и вторую часть. Я понимаю и отца Андрея, и всех остальных. Но есть законы, и если мы в нарушение всех законов... Вот это сказал президент, решил с кем-то... Да не занимался я этим вопросом, и заниматься не собираюсь! Все.

Видимо, президент и сам понял, что запутался: то он не просто так встречается с Кириллом, то на Библии клянется, что "не занимался этим делом".То Кирилл рекомендует Виноградова, то просто посылает...

Народ решает все

Сергей Багапш: А как они собираются решать – им виднее. У нас церковь отделена от государства, и мы не собираемся туда вмешиваться. Я же не вмешиваюсь в монастырь: куда расходуются средства, кто сколько зарабатывает, кто что построил, кто что купил, какие они строят гостиницы. Я даже не могу туда лезть, я не могу туда послать контрольную группу. Это не моя епархия. Я туда не лезу, я не имею на это право. Я очень осторожно к этим вещам отношусь. Пускай они разбираются там на месте. Но решат те, кто должен решать. Ну, завтра они соберутся и назовут одного кандидата. Послезавтра соберется другая часть в два раза больше и что, это выносить на улицу? Нельзя этого делать и мы не позволим этого сделать.

"Мы" - это кто? Государство, которое отделилось от церкви, или народ, для которого существует церковь? А если этот народ не может ничего решать, то кто эти "те", кому наш президент предоставил право решать судьбу абхазской церкви?

Где двое или трое соберутся во имя Мое, там Я среди них

Законы придумывают люди, будь то устав Организации Объединенных Наций или православные каноны. Если бы в 1992 году защитники нашей страны думали о том, что законы незыблемы - не было бы сегодня ни Абхазии, ни президента, и уж, тем более, главы абхазской церкви.

На самом деле для того, чтобы верить в Бога не нужны ни епископы, ни патриархи. Истина проста: "Где двое или трое соберутся во имя Мое, там Я среди них", - сказал Спаситель. И говорил он не о главах церквей или политиках, а о простых людях. Впереди страстная неделя, и пока петухи не пропели, есть время задуматься и раскаяться. Во имя страны.

"НУЖНАЯ" № 15

19 апреля 2011 года


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования