Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"RUE 89": Как жить мусульманкам после запрета паранджи?


 Несмотря на то, что с понедельника во Франции вступил в силу закон о запрете на закрытие лица в общественных местах, женщины, которые носят паранджу, совершенно не настроены от нее отказываться. У каждой из них есть свои причины идти против закона, и ни одна не скрывает своего раздражения. 

Около тридцати таких женщин поделились своим мнением с социологом Аньес Де Фео (Agnès De Féo), которая посвятила им документальный фильм.

Аньес Де Фео расспросила этих мусульманок о том, что они думают о вступлении в силу закона о запрете на ношение скрывающей лицо вуали. Мы публикуем этот любопытный материал, хотя и подтверждаем, что эти свидетельства могут представить действительность в несколько субъективном свете: Аньес де Фео, как вы понимаете, общалась с женщинами, которые не стесняются высказывать свои мысли и, значит, могут не выражать общего мнения всех затронутых этой проблемой людей. 

"Я больше не могу спать по ночам, и сегодня опять не сомкнула глаз до утра. Из-за вступления в силу закона я договорилась не работать сегодня, но мне все же пришлось назначить встречу с поставщиком. Я вынуждена поехать на метро. Это будет очень тяжело. За последние несколько недель взгляды окружающих стали гораздо тяжелее. Я очень волнуюсь", - говорит 32-летняя Карима, руководитель целого швейного предприятия. Алжирка по происхождению, она родилась во Франции и, по ее словам, принадлежит к французской культуре, так как получила образование в школах Республики. Тем не менее, она начала носить паранджу, когда ей было еще 15 лет.

Она говорит, что примерила ее в подростковом возрасте и впоследствии так и не смогла с ней расстаться:

"Я ощутила себя свободной, меня больше не задевали взгляды извне. Моя внешность больше никак не влияла на отношения с окружающими. Вот почему я ношу ее уже столько лет", - говорит она.

Карима признается: "В первую очередь меня беспокоят каждодневные бытовые трудности".

Уже 17 лет паранджа является для нее чем-то вроде второй кожи. Поэтому этим утром 11 апреля ей с трудом удается сдерживать печаль, пусть даже ее близкие пытаются утешить ее, предлагая пройтись по магазинам.

"Представляете, я не смогу больше выйти на улицу! Мне придется просить об услугах всех окружающих, хотя я привыкла быть совершенно независимой! Какое унижение! Если мне нужно купить юбку или сумку, я хочу быть в состоянии сама это сделать. И не желаю, чтобы кто-то делал это за меня!" - говорит она.

Ее подруга пытается обратить ее внимание на проблемы с полицией, но Кариму это не слишком беспокоит: "Все гораздо сложнее, чем просто штраф. Меня волнуют не полицейские, а то, что булочник откажется меня обслуживать или что кассир может вызвать охрану, чтобы выставить меня из супермаркета.  И что же мне останется? Маленькие магазинчики выходцев из Магриба, но там все гораздо дороже. В первую очередь меня беспокоят именно такие каждодневные бытовые трудности. Я не смогу попасть в госпиталь, если со мной что-то случится, или зайти в администрацию. Меня лишают свободы, и под нож идет вся моя жизнь активной женщины. Перспектива сидеть дома приводит меня в ужас. Что я буду делать этими долгими днями? Выносить мусор? Но даже в этом случае меня не оставит в покое какой-нибудь сосед сторонник "Национального фронта", который сразу же заявит на меня в полицию". 
 
"Я больше не смогу свободно ездить, как раньше", - горюет она.

Тем не менее, она все еще старается вести активную жизнь и работает над новой коллекцией джильбабов, которые собирается представить на будущем мусульманском салоне в Бурже.

"Я убеждена, что паранджа не мешает вести дела или заниматься профессиональной деятельностью. На прошлой неделе я купила в le Sentier ткань для своей будущей коллекции. Евреи из le Sentier никогда меня не осуждают, они нормально со мной общаются и не выглядят удивленными моей паранджей. 

Даже в моем квартале, а я живу в самом центре еврейской общины XIX округа, ни один еврей ни разу меня не оскорбил. В отличие от кассирши, которая всем своим видом демонстрирует мне свою ненависть, или прохожих, которые не могут сдержаться, чтобы не пробурчать сквозь зубы оскорбления мой адрес.

Вчера какая-то женщина очень долго меня преследовала и изводила бессмысленными вопросами. Еще одна как-то набросилась на меня в метро и попробовала сорвать с головы паранджу. Я чувствую себя в руках всех этих нетерпимых людей. Я больше не смогу свободно ездить как раньше". 

Чтобы обойти запрет на ношение паранджи в общественных местах, Карима решила купить скутер. Дело в том, что действие закона не распространяется на личный транспорт. Тем не менее, ее радость длится недолго:

"Мне не дадут войти в магазин в шлеме. Да и вообще, я люблю ходить, я привыкла идти через весь Париж пешком.

Что же со мной будет? Я сильно наберу вес. У меня больше не будет физической активности. Даже парки теперь будут для меня закрыты, как будто я собираюсь валить там деревья!"

Несмотря на все эти трудности, Карима цепко держится за свою паранджу и предпочитает попытаться обойти закон: "Я никогда не преступала закона, но теперь мне придется против своей воли это сделать. Я буду жить как нелегал, которому постоянно приходится быть настороже, чтобы избежать ареста. По мне, так этот закон по сути легализует ксенофобию и нетерпимость".

Страх вынужденного заточения испытывает и Ум аль-Хейир: "Я знаю, что многие женщины станут затворницами у себя дома без возможности выйти наружу".

Недавно эта француженка алжирского происхождения приняла решение во что бы то ни стало сохранить паранджу: "Когда я увидела землетрясение в Японии, то поняла, что все мы можем умереть в любой момент. Я осознала важность почитания Бога. Я каждый день хочу стать хоть на шаг ближе к Богу, потому что, как мне кажется, этого всегда недостаточно. Вот почему я никогда ее не сниму".

По словам Ум Альдины, мусульманки коморского происхождения, все эти действия правительства лишь укрепляют ее решимость: "Я выше всего этого. У полицейских не получится меня изменить. Они не могут помешать нам быть теми, кем нам хочется быть. Это просто невозможно. Я оставляю паранджу. Даже если из-за этого мне придется отправиться в Европейский суд по правам человека".

Карима, Ум аль-Хейир и Ум Альдина - не исключения. Реальная обстановка очень далека от навязанных идей, от всех тех клише, что сформировались в общественном сознании.

Здесь нет приехавших из захолустья и живущих по патриархальным устоям неграмотных женщин. Здесь никого не унижают и не принуждают. Наоборот, все женщины, что носят паранджу во Франции, на самом деле образованные и активные люди, которые демонстрируют сильные характер и личность, пусть иногда и не лишены нарциссизма.

Подавляющее большинство из них – француженки, которые родились во Франции или приехали в страну в совсем еще юном возрасте. Четверть – перешедшие в ислам француженки (в целом же число верующих мусульман, которые перешли в ислам, не превышает 1%). Всех их объединяет то, что они не получили религиозного образования и просто ищут новые пути для обретения духовности.

Тем не менее, все эти социологические аспекты были похоронены политиками, которые торопились принять закон, чтобы удовлетворить свой электорат. И даже не попытались понять эту часть французского общества.

Сегодня же этот закон может породить радикальные настроения среди простых верующих женщин, которые изначально не представляли никакой угрозы.

Аньес де Фео (Agnès de Féo)

"RUE89", Франция, 12 апреля 2011 г.

Оригинал публикации: Sous leur niqab, comment vivent-elles l'interdiction ?


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования