Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"УММА": Самообман или бессилие национальной политики. Мнения экспертов по поводу высказываний главы совета муфтиев России Равиля Гайнутдина о беспорядках в Москве


Закончились беспорядки в Москве. Пришло время обдумать все случившееся и сделать выводы, что все-таки стало причиной стихийных митингов и внезапной агрессии в молодежной среде. Политики, журналисты выдвигают различные версии: это и происки внешних врагов России, и неудовлетворенность молодежи своим экономическим положением. Кто-то видит в данных беспорядках социальный подтекст, кто-то беззаконие и коррупцию властей, и многое другое. В это самое время, словно масла в огонь добавляет глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, который, комментируя беспорядки в Москве, заявляет, что в столице, где, по его данным, живут более двух миллионов мусульман,  власти ведут антиисламскую политику. "Мусульмане из-за нехватки мечетей вынуждены праздничные намазы совершать на улице, на трамвайных путях, даже во дворах церквей. Таким образом, унижение мусульман, политика по ущемлению гражданских прав продолжается. Все мусульмане, весь исламский мир все это видят", – сказал муфтий. Он также высказал мнение, что "в волнениях в Питере, Москве основой является отношение к исламу". "Это было организовано силами, которые против роста ислама. Плакаты и скандирования о высылке из России служивших им кавказцев и мусульман говорят об этом. Можно сказать, что катастрофа, в результате которой столько людей попали в больницы, и кровавые волнения - следствие деятельности сил, пытающихся принизить роль мусульман в России", - заявил муфтий. После вышеупомянутых высказываний редакция портала обратилась к различным экспертам с просьбой дать оценку позиции религиозного лидера и попытаться ответить на вопрос: "Что же стало истинной причиной беспорядков в Москве?"

Валиулла Якупов, заместитель председателя ДУМ РТ: "На мой взгляд, мечети должны строиться по инициативе мусульман, на их средства, а не российским государством. Если в Москве действительно 2 миллиона мусульман, почему они не строят мечети? Почему так неправдоподобно долго идет строительство пристроя к татарской мечети, в которой служит Р.Гайнутдин? Мне кажется и сейчас у московских мусульман в собственности находится огромный объем недвижимого имущества: здания, строения, земельные участки и т.п. Почему их никто не жертвует на нужды мусульманских общин - в этом случае они сразу стали бы мечетями и мусаллями. Тут не надо винить никого - ни государство, ни общественность. Виновно исключительно мусульманское "начальство" - именно его служебной обязанностью является организация местных мусульманских организаций, которые в свою очередь могут приобретать недвижимость, строить культовые здания, арендовать необходимые метражи помещений для проведения коллективных молитв и т.д. Нужен просто необходимый уровень администрирования, управления процессами в умме, тогда не будет таких неприятных картин с молением на улице. В произошедших беспорядках не надо искать религиозного подтекста: не все кавказцы являются мусульманами. Общеизвестно, что причина кроется в правовой сфере: ошибки следственных органов, недостатки законодательного регулирования процессов миграции. ".

Раис Сулейманов, заместитель руководителя Центра евразийских и международных исследований КФУ: "Заявление Равиля Гайнутдина вызвало неоднозначную реакцию в исламской умме. Ведь помимо этих слов глава Совета муфтиев России назвал Алексея Гришина, члена правления Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования и одновременно главного советника Департамента управления Президента Российской Федерации по внутренней политике, а значит в его лице и государство, "исламофобом". Странно слышать такие высказывания, если учесть, что этот самый Фонд выделял весьма щедрые гранты для деятельности самого же Совета муфтиев России. Поэтому неудивительна реакция других мусульман, в частности, Всероссийского муфтията – Российской ассоциации исламского согласия, который осудил Гайнутдина за такие слова, потребовал от него немедленных публичных заявлений, а от властей приостановить деятельность организации, которую возглавляет Равиль Гайнутдин. Ведь глава Совета муфтиев России не просто, как может показаться, обвинил власти в якобы планомерном притеснении мусульман, но и противопоставил коренное население России мигрантам, назвав первых пьяницами, которые после получения зарплаты полмесяца не могут выйти из запоя, в то время, как якобы мигранты значительнее трудолюбивее коренных мусульман. Такими словами Равиль Гайнутдин оскорбил не только православное население России, которое составляет большинство страны, но и коренных мусульман, к которым он и сам принадлежит. Неудивительно, что после этого глава Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджудин вынужден был сказать, что никто не мешает мусульман России выполнять свои религиозные обязанности, а также указал, что именно Равиль Гайнутдин сам был категорическим противником строительства в Москве любой мечети, которая не подчиняется Совету муфтиев России. Мы уж промолчим, что глава этой организации активно участвует в разрушении татарской Соборной мечети Москвы под предлогом ее реконструкции. Если бы не монополизм Гайнутдина, считающего столицу России своей вотчиной, то сегодня в Москве было бы гораздо больше, чем шесть мечетей. Ведь простому прихожанину неважно в чьем подчинении находится та или иная мечеть (подчиняется ли она Совету муфтиев России, Центральному духовному управлению мусульман, Координационному центру мусульман Северного Кавказа или же теперь Российской ассоциации исламского согласия), простому прихожанину важно придти и помолиться. О том, кто начальник над этой мечетью, он задумывается в самую последнюю очередь". Что же касается истинных причин беспорядков Раис Сулейманов считает, что на подсознательном уровне русское население России в массе своей уже не считает Кавказ частью своей страны: "Конечно, Кавказ административно в составе России, но вот ментально большая часть коренных жителей остальной территории государства, и в первую очередь русские, не рассматривают Кавказ как часть России. Мнение о том, что "давайте оставим Кавказ", "России лучше без Кавказа", "Кавказ – это головная боль России" сегодня доминирует в общественно-политическом дискурсе страны. Это очень и очень печально, но это так. В чем причины подобных настроений и как следствие, что является причиной беспорядков в Москве? Давайте честно признаемся, что поведение некоторых граждан нашего государства из числа коренных жителей Кавказа (я еще раз подчеркиваю слово "некоторых") в условно русских городах страны оставляет желать лучшего. Тот этнический снобизм, то национальное высокомерие по отношению к русским, которое мы можем наблюдать со стороны некоторой группы наших кавказских сограждан, мягко говоря, назвать как-то иначе, чем как словосочетанием "этнический беспредел", не приходиться. Надписи на футболках "Кавказ – сила!", далеко неджентльменское поведение в отношении русских девушек (в отношении девушек своей национальности они себе такого никогда не позволят), исполнение национальных танцев, независимо от места, времени их демонстрации и желания окружающих их наблюдать, а также ощущение своей безнаказанности – всё это вместе только вызывает естественное раздражение коренного русского населения тех городов, куда приехали наши кавказские сограждане. Про этническую дедовщину в армии говорить, наверное, не стоит. Именно из-за действий вот этих отдельных субъектов, среди которых, как бы мы не произносили известные слова, что нет плохих народов – есть плохие люди, и что подонки есть среди каждого народа, имеется этническая круговая порука, национальная солидарность, когда даже откровенного преступника своей национальности только потому, что он твоей национальности, начинают оправдывать, защищать и как-то странно быстро выпускать на свободу (пусть и даже оставляя его под следствием), всё это вызывает естественную реакцию протеста. Добавим к этому, что такие пороки нашей страны как коррупция и мздоимство также играют на руку этим деструктивным силам. И вот, когда поведение этих субъектов, как в случае с убийством футбольного фаната, достигает такого состояния, когда коренные русские люди видят откровенную безнаказанность, то и получается взрыв, который мы наблюдали и в Кондопоге, и в Ставрополье, и на Манежной площади. Однозначно винить в этом только скинхедов или Движение против нелегальной иммиграции – это значит вставать на сторону только одной группы населения. ДПНИ и скинхеды появились не сами по себе, а как реакция на поведение отдельных субъектов. Мои слова ни в коей мере не оправдывают нападения и убийства кавказцев, среднеазиатов и африканских студентов. Но и поведение со стороны вышеупомянутых лиц должно быть в соответствии с общепринятыми культурными ценностями региона, куда ты приехал учиться, работать или жить. То же самое касается и ситуации вокруг строительство мечети в Текстильщиках. Скажите, пожалуйста, какова бы была реакция жителей этого микрорайона, если бы речь шла о строительстве не мечети, а, скажем, католического костела, лютеранской кирхи, буддийского храма или синагоги? Жители Текстильщиков возмущались бы также громко, долго и решительно, как в случае идеи строительства мечети, или же всё-таки реакция была бы менее болезненной? Ну, к примеру, если бы власти захотели бы построить костел или кирху. Полагаю, что меньше. Это не говорит, что теперь не надо строить мечети. Но это говорит о том, что поведение кое-каких отдельных субъектов вызывает резкий протест против строительства их храма. В итоге сегодня, увы, кавказофобия перерастает в исламофобию, и от этого, заметьте, страдают и татары.

Самое печальное в этой ситуации то, что антикавказские настроения в российском обществе приводят к тому, что их невольными жертвами становятся те кавказцы, которые выступают против лезгинок на улицах центрально-российских городов, против приставаний к русским девушкам, против демонстрации этнического снобизма, которые за то, чтобы вести себя в России как ее граждане в соответствии с культурными традициями тех населенных пунктов, в которых они находятся, и которые против противопоставления себя остальным гражданам, в первую очередь русским. Лично знаком с ногайцами, кумыками, осетинами, армянами и др., которые категорически осуждают поведение своих земляков с Кавказа, но на волне кавказофобии сами становятся заложниками этой ситуации и вынуждены волей-неволей солидаризироваться с другими кавказцами. Ведь когда кто-то кричит "Мочи хачей!", то этот же ногаец или кумык начинает пугаться, что это может коснуться и его самого, и поэтому в противостоянии условно русских и условно кавказцев, не желая того, они встают на сторону последних. Такую же картину можем мы наблюдать в ситуации с татарами, поскольку, когда кто-то кричит "Бей муслимов!", татарин думает, что это обращено и против него, хотя первоначально это было против тех подонков, которые спровоцировали своим поведением такую реакцию русских.

Приходится признавать, что прежняя дружба народов, интернационализм и толерантность после событий на Манежной площади давно умерли. В толерантность уже никто не верит и, в первую очередь, русские. Поэтому разговоры о толерантности набили оскомину и вызывают раздражение у коренного населения Центральной России. Сейчас возможны только жесткие воспитательные меры: начал вести себя в каком-нибудь кафе в Рязани, Москве или Костроме неподобающим образом для данной местности, приставать к девушкам, танцевать лезгинку, задирать русских ребят – тут же жесткие воспитательные меры. Это слишком неполиткорректно, это будет вызывать возмущение у правозащитников, но другого выхода нет. И если за подобное не соответствующее местным традициям поведение не наказывать так, чтобы не было желания второй раз так же себя вести, то ничего мы не изменим. Только надо это делать систематически. Этническую преступность не победить разовыми мерами. А если условно кавказец ведет себя прилично, не домогается местных женщин, национальные танцы публично, если его не просят, не исполняет, т.е. ведет себя в соответствии с принятыми для данной местности нормами поведения, то никаких к нему претензий быть не может.

Прозвучит это может очень и очень неполиткорректно, но я за то, чтобы негласно и неофициально существовал запрет на занимание должностей в правоохранительных органах центрально-российских регионов людьми с Юга. Этническую преступность будет сложно победить, если те, кто с ней борются, будут одной национальности с преступниками. Поймите правильно: когда мы говорим об этнической преступности, мы имеем в виду преступный синдикат людей с Юга. Среди русских, да и среди татар тоже, такой степени этнической солидарности, как среди южных народов, нет. Наверное, на татар повлияло длительное совместное проживание с русскими.

Но самое сложное – это как снизить русофобию в республиках Кавказа. Если для Москвы, Костромы или Рязани лезгинка – это не местная традиция, то как быть с Махачкалой или Нальчиком? Здесь единственное средство (вариант отделения Кавказа от России я даже не рассматриваю; Северный Кавказ - часть России и точка) – это просвещение. Если культивировать только вайнахский дух в душах молодых ребят из Чечни без прививания традиций уважительного отношения к остальным народам России, то русофобию среди народов Юга не изжить. Образование, нацеленное на прививание кавказцам уважения к другим народам страны, и в первую очередь, русскому народу, возможно, пока единственный мирный вариант устранения этого недуга.

Рафик Мухаметшин, ректор РИУ: События в Москве на Манежной площади, действительно, обнажили многие проблемы. Они, к сожалению, касаются не только межконфессиональной сферы. Это и межнациональные отношения, это и миграционная политика, это, наконец, и конфессиональная сфера. Западные средства информации сразу же запестрили такими заголовками как "российский ультранационализм", "управляемый национализм", "насилие на почве расизма", "этнические преступления" и др. Все, конечно, преувеличено, но определенная почва для таких разговоров есть. Эти события, безусловно, необходимо рассматривать в комплексе, не исключая в том числе и конфессионального фактора. Общеизвестно, что в многонациональном обществе, любые проблемы, если их не решать во время, в конечном счете, приобретают конфессиональную окраску.  Московские события из таких. Что касается, проблемы с мечетями в Москве, то их количество, действительно, мало. Нерешенность этой проблемы, самое печальное, нежелание некоторыми чиновниками понять всю сложность складывающейся вокруг этой проблемы  ситуации меня настораживает.

Лариса Усманова, доцент кафедры социологии и института востоковедения КФУ, магистр международной политики и доктор социологии (Ph.D., Japan): "Думаю, что Равиль Гайнутдин преувеличивает степень антиисламских настроений в России. Мнение несколько политизировано. Силы же, о которых он говорит, по большому счету стоят за изоляцию России в целом от происходящих в мире процессов, а не только выступают именно против мусульман. В какой-то степени ислам – лишь самый близкий "Другой" в российском контексте, а потому и гонимый. За ним же следует вереница "Других": Китай, например. Очень опасно то, что эти силы нашли социальную базу для выражения своей позиции именно в молодежной среде, которая в результате политики, проводимой в России, в первую очередь страдает от процессов глобализации – она не видит в НЫНЕШНЕЙ России своего будущего. Прошедшие в Москве молодежные волнения напоминают молодежное движение 60-70-х годов в Европе, когда молодежь таким же образом пыталась сказать, что "так жить нельзя", но как надо – не знала и не могла предложить путей для развития. Процессов дезинтеграции и политических, и социальных институтов в России не избежать, потому что, как показали беспорядки, нет ни одной нормальной интегрирующей идеи. Противодействие дезинтеграции лишь будет усугублять негативные последствия и не давать пользоваться позитивными аспектами глобализации, такими как свободное перемещение товаров для высокого уровня жизни, капиталов и научного потенциала. Пока все это бежит из России, а не в Россию, причем в тот же Китай. Обратная сторона глобализации – интеграция - на основе давно продекларированных ценностей, таких как социальная справедливость, равенство и братство (выдумывать "особый путь" не надо, все давно выдумано), в нынешней России невозможна.

В общем, на мой взгляд, то, что произошло в Москве – провал государственной молодежной политики. А значит и, в целом, политики общего вектора развития российского общества: без молодежи у страны нет будущего, во всяком случае той страны, которую мы знаем.

Не думаю, что спортивная тематика череды олимпиад, универсиад и чемпионатов способна заменить молодежную политику и национальную идеологию. Как оказалось, спорт  в нашей стране никого не объединяет, наоборот - убивает. Когда президент РТ готов вкладывать бешеные деньги в спортивные команды, в которых лишь четверть "своих", только за то, что они приносят сомнительные победы республике, а не в подростковые клубы и образование, чтобы сделать его максимально доступным, я вижу, что это хороший спортивный менеджер, но не государственный муж. Мне как обычному гражданину не нужен спортивный агент во главе моего дома, мне нужен рачительный хозяин, который и защитит, и даст развиваться мне и моим близким. Точно также и молодежи: ей нужно жилье, доступное и качественное образование, возможность трудоустройства с перспективной личностного и профессионального роста. Ни один из этих трех пунктов не решен в нашей стране и в обозримом будущем решен не будет. Так что говорить о том, что волнения в Москве подстроены радикалами и не повторятся, значит обманывать самих себя".

Яна Амелина. эксперт Центра евразийских и международных исследований Казанского федерального университета: "На мой взгляд, предпринятая главой Совета муфтиев попытка искусственного привнесения в межнациональный конфликт конфессиональной составляющей неоправданна и неуместна. К тому же буквально через несколько дней после высказывания этих и множества других обвинений в отношении властей, которые якобы пытаются "задавить ислам в России", а также коренного населения страны (оно, по мнению Равиля Гайнутдина, не хочет работать и только пьянствует), муфтий взял свои слова обратно. После встречи с заместителем главы администрации президента РФ Владиславом Сурковым он неожиданно заявил, что "многомиллионная исламская умма не может иметь каких-либо претензий к нынешней власти, поскольку наши права ни в чем не ущемлены". О чем тогда говорить? Соглашусь с этим высказыванием Равиля Гайнутдина, хотя вопрос о том, когда же он говорил правду, остается без ответа. Объяснить его взаимоисключающие высказывания (к тому же прозвучавшие в интервью крупным СМИ, в широкой общественной аудитории и т.п., а не за дружеской беседой на кухне Совета муфтиев) достаточно сложно. Поведение главы СМР удивительно напоминает линию ваххабитов, которым разрешено лгать неверным, если того требуют "высшие исламские интересы". Но, наверное, есть и другие объяснения.

Что касается причины беспорядков в Москве, то таковой, безусловно, является нарастание межнациональных противоречий в результате неконтролируемой миграции. За последнее десятилетие в столицу перебрались сотни тысяч представителей ближнего и дальнего зарубежья, а также Северного Кавказа, многие из которых просто не привыкли к городской жизни, не говоря уж о жизни в многомиллионном мегаполисе.

Качественные изменения, видимые невооруженным глазом, произошли в Москве примерно три-четыре года назад, и с тех пор ситуация только ухудшалась, причем стремительно и очень серьезно. На улицах Душанбе можно увидеть молодых мужчин в трикотажных пижамах – там это считается нормальным и даже модным, однако в российской столице такой внешний вид вызывает, мягко говоря, недоумение. Но что там одежда, которая никому не мешает, когда персонал многих магазинов и киосков в спальных районах не в состоянии толком обслужить клиента, потому что просто не знает русского языка, обходясь несколькими наиболее употребительными фразами! Три-четыре месяца назад я, навещая знакомых, живущих как раз в одном из таких районов, и идя от остановки до дома, не услышала по дороге практически ни одного русского слова. Всего несколько лет назад я бы просто не поверила, что такое возможно! Естественно, это вызывает всеобщее раздражение, тем более что мигранты в основной своей массе не очень-то стремятся интегрироваться в столичное общество.

Однако мигранты стали для фанатов и примкнувших к ним обычных граждан всего лишь поводом выплеснуть свой протест против действий государственной власти, допустившей эту ситуацию. Если продажные правоохранители продолжат отпускать преступников за взятки, волнения повторятся, и не раз. Контролировать возмущенную толпу практически не возможно, поэтому ничего, кроме общей дестабилизации, это не вызовет. России нужна внятная, грамотная национальная политика, но президент Медведев на недавнем заседании Госсовета высказался против восстановления министерства по делам национальностей. Однако кадры, которыми он располагает сейчас, с этой задачей очевидно не справляются. Беспомощность властей хорошо заметна, увы, и на Кавказе. В нынешней ситуации, если в Кремле всерьез не задумаются над решением национального вопроса, проблема будет только усугубляться".

"УММА", 30 декабря 2010 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования