Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"CENTRAL ASIA MONITOR": Когда свобода совести станет нормой, обязательной к исполнению?


 9-10 декабря в Вене прошло третье Дополнительное совещание ОБСЕ по человеческому измерению на тему "Свобода религии и совести". Следует отметить, что эта тема была предложена Казахстаном в качестве одного из ключевых приоритетов председательства нашей страны в ОБСЕ, направленных на продвижение толерантности и сближение культур Востока и Запада. Но на деле оказалось, что Казахстан, добившийся исключительных результатов в области свободы совести и вероисповедания, движется не всегда правильным путем и зачастую ищет черную кошку в темной комнате, хотя ее там нет.

Юрист Конгресса журналистов Казахстана и Союза журналистов Тамара Симахина в течение восьми лет занимается вопросами соблюдения законодательства в области свободы совести. Она сделала множество юридических заключений различного рода законных и подзаконных актов, действующих в этой сфере, и считает, что несмотря на достигнутую Казахстаном толерантность к различным вероисповеданиям, в рамках завоеваний Европы наша страна выглядит "бледно".

- Политика нашего президента на самом деле способствует толерантности, и Казахстан по праву гордится терпимостью к людям, исповедующим разные религиозные убеждения, - говорит Тамара Симахина. - Я считаю, что согласие и терпимость - это достижение не только президента и правительства, но и каждого казахстанца. На самом деле это уникальная ситуация. Тем не менее, в Казахстане имеют место нарушения свободы совести, которая гарантируется и Конституцией, и Законом "О свободе вероисповедания и религиозных объединениях". Наше законодательство достаточно подробно регламентирует, каким образом можно исповедовать религию, но отдельные чиновники нарушают его. И, как следствие, нарушается право человека свободно исповедовать ту или иную религию.

- Что заставило вас сделать такой вывод?

- Факты. Да, законодательное поле, которое позволяет зарегистрировать на территории Казахстана какое-либо религиозное объединение с правом совершать обряды, у нас есть, но нередко эти нормы действуют только на бумаге. Приведу конкретный пример. Представители церкви саентологии из Карагандинской области еще в феврале текущего года подали заявление на регистрацию религиозного объединения. По закону, в течение 15 дней им должны были дать ответ - или зарегистрировать, или отказать в регистрации. Единственное, что еще может сделать госорган, - продлить срок рассмотрения заявления в связи с экспертизой представленных материалов. То есть, максимум на все про все отводится 45 дней. Но что происходит на самом деле? Люди в феврале подали заявление, сейчас декабрь - от госоргана ни ответа, ни привета. Промедление понятно, потому что если будет отказ, у саентологов появляется право обжаловать его в суде.

Или взять такой момент. Например, слово "секта" у нас однозначно имеет негативное значение, хотя во всех словарях написано, что секта - это всего лишь движение, выделившееся из основной общины. На уровне ОБСЕ это слово негативного оттенка не имеет и применяется в своем прямом, буквальном значении. Никто никого не клеймит словом "сектант", наоборот, представители религиозных меньшинств совершенно свободно называют себя сектантами, представителями сектантского движения.

- А как же тогда в ОБСЕ трактуют понятие "деструктивная секта"?

- Никак. Такого понятия в международном праве попросту нет. Благодаря некоторым российским ученым, которые якобы являются большими специалистами в вопросах религии, это понятие стало своего рода изобретением стран СНГ. Нет на уровне ОБСЕ и таких характерных для нас понятий, как "традиционная" и "нетрадиционная" религии. У нас в Казахстане к традиционным относят ислам и православие. Вот скажите мне, пожалуйста, православие традиционно для кого - для мусульман? Или почему все остальное нетрадиционно? Для кого оно нетрадиционно? На самом деле это, как минимум, некорректные термины. Вместо них в странах ОБСЕ применяются другие - религиозное "большинство" и "меньшинство". Я за то, чтобы мы использовали именно такие термины. Я считаю, что изобретение собственной терминологии отнюдь не способствует укреплению толерантности.

- Это единственное, что вас озадачило?

- Нет, больше всего меня удивило поведение казахстанских представителей. Мало того что с высокой трибуны наши официальные представители заявляли, что у нас все хорошо, что никаких нарушений прав религиозных объединений в Казахстане нет, так еще и появилось некое НПО "Перспектива" - оно по сути дискредитировало в глазах мирового сообщества все завоевания Казахстана в этой области, которыми наша страна по праву гордится.

- И какой же фортель выкинуло данное НПО?

- НПО по определению не должно иметь отношения к государственным органам.  Но что меня удивило, так это то, что обе представительницы данного НПО просто не расставались с господином  Ардаком Досжаном, который возглавляет департамент по делам религий министерства  культуры РК. Причем это НПО, на ОБСЕ громко заявляет, что помогает жертвам  псевдорелигий.  Я была свидетелем такой ситуации:  господин Досжан сидел за  столом, расположенным рядом со столом модератора совещания, на котором присуствовало более 300 человек, а дама из НПО "Перспектива" сидела позади него и постоянно тянула руку для того, чтобы ей дали слово, но модератор ее не замечал. И тогда господин Досжан уступил ей свое место, чтобы ее заметили, и ей дали слово. Я не представляю себе  ситуацию, чтобы господин Досжан уступил бы место саентологам, ахмадийцам, кришнаитам или представителям "Свидетелей Иеговы".  Но это так, небольшой нюанс. Главное, что представители  этого НПО заявили на всю Европу о том, что в  Казахстане есть жертвы, пострадавшие от деятельности псевдорелигиозных сект, которых на самом деле в Казахстане не существует. Такие заявления дискредитируют государственные органы власти, поскольку, по сути они сводятся к тому, что на территории Казахстана действуют псевдорелигиозные объединения, в то время как такие организации, о которых говорят представители НПО "Перспектива" в Казахстане не существуют. Это говорит о том, что такие заявления подрывают государственный строй.  Однако, существует закон, который регулирует вопросы возмещения морального или имущественного вреда, но причем тут организация, показавшая себя, на мой взгляд, некомпетентной в вопросах, касающихся религии и юриспруденции.

- И как на эти заявления прореагировали члены ОБСЕ?

- Да никак, так как не было предоставлено ни одного доказательства. Эти заявления остались без внимания.

- Зачем департаменту по делам религий нужно было, чтобы та информация прозвучала на заседании? Это недальновидность или же…

- Понятия не имею. О недальновидности лично я говорить не могу, так как знаю господина Досжана уже добрый десяток лет, и знаю его как хорошо образованного человека, опытного чиновника. Для меня - показатель, что именно его поставили во главу департамента по делам религий. Это значит, что этому вопросу уделяется большое внимание. О причинах же любви к НПО "Перспектива" я могу только догадываться.

- Что еще попало под прицел членов ОБСЕ?

- Подробно обсуждались вопросы религиозного образования. Для Казахстана этот вопрос тоже актуален. Где-то год назад его подняли наши СМИ. Журналисты говорили о том, что подготовленная для общеобразовательных школ хрестоматия не прошла установленную процедуру одобрения в Министерстве образования, и это стало началом большого скандала. Если бы журналисты не подняли этот вопрос, учебник попал бы в школы, и нашим детям стали бы вбивать в головы информацию, которая не соответствует действительности. Религиозные меньшинства нашли этот учебник, прочитали его и ужаснулись. Во-первых, учебник предполагалось издавать на двух языках - русском и казахском, но на казахском языке информация преподносилась в более жесткой и категоричной форме: мусульмане и православные - хорошие, а остальные религиозные объединения были представлены в виде деструктивных сект. И в этом варианте Министерство образования рекомендует данную хрестоматию для факультативных занятий в школах! Сейчас, правда, из-за протеста представителей религиозных меньшинств она отозвана на доработку, но от этого факт не перестает быть фактом. И нет гарантий, что, когда закончится 2010 год, год председательства Казахстана в ОБСЕ, этот учебник вновь не попадет на школьные парты. Страшно еще и то, что преподавать этот предмет, пусть даже факультативно, будут учителя, не имеющие специального образования в данной области, а значит, они будут доносить до детей только ту информацию, которая изложена в хрестоматии. Да, они, в принципе, обязаны это делать по закону. Но никто ведь не просчитал риски, не подумал, какими это может обернуться проблемами. А они обязательно возникнут. Пред­ставьте, что подросткам начнут втюхивать неправду о религиозных меньшинствах. Чем это грозит? Во-первых, дети получат ложное представление, что приведет к формированию неправильных взглядов. Во-вторых, в каждой школе есть приверженцы религиозных меньшинств, а следовательно, в их адрес посыплются нападки, оскорбления, унижения, и не только со стороны сверстников, но и, возможно, учителей. Эта хрестоматия - бомба замедленного действия. Если дети будут обучаться по данному учебнику, мы рано или поздно можем придти к религиозной неприязни. Я не понимаю, как Министерство образования могло одобрить эту хрестоматию.

- Чем положение со свободой вероисповедания в Казахстане отличается от ситуации в других странах-участницах ОБСЕ?

- Эти плоскости нельзя сравнивать. Странам ОБСЕ присуща большая свобода даже в обсуждении проблем в этой области. Наша же задача - добиться выполнения действующего законодательства в равной степени для всех религиозных объединений, без исключения. Во-вторых, закон о религиозных объединениях устарел, и есть острая необходимость в новом законе или внесении поправок в действующий. Но боимся делать и это - как бы хуже не стало. Уже создан прецедент, когда глава государства наложил вето на внесенные поправки.

- Но тогда большинство религиоведов поддержало изменения, считая, что многие религиозные течения просто необходимо запретить в Казахстане…

- Религиоведы у нас разные. Есть те, кто оголтело настроен против религиозных меньшинств, а есть более грамотные и цивилизованные, которые нормально относятся к различным религиозным взглядам. Например, что касается саентологов. Я сама лично читала несколько решений Европейского суда, в которых однозначно сказано, что саентология - это религия. Есть мнение Европейского суда, есть 150 стран, признающих саентологию религией, и есть мнение двух-трех религиоведов плюс мнение НПО "Перспектива", считающих саентологию псевдорелигией. Тут легко уйти в мракобесие… Я читала экспертизы, подготовленные многими нашими религиоведами. Зачастую они основаны на мнении российского религиоведа Дворкина. Но в ОБСЕ был распространен доклад о господине Дворкине на 25 листах. Он так и называется "Религиозный экстремизм господина Дворкина". Кто такой Дворкин? Это просто ученый со своим мнением, и мы не знаем, откуда растут ноги его религиозной нетерпимости.

- Но с другой стороны, и религиозные меньшинства "небезгрешны" и дают поводы для столь категоричных заявлений. Несколько лет назад в Каскелене на 15 лет была осуждена женщина, последовательница "Свидетелей Иеговы", которая заколола вилами своего ребенка, принеся его в жертву Богу…

- Я не говорю, что такого не может быть в принципе. Но давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны. Люди, которые исповедуют православие или ислам, тоже убивают своих детей, бросают их в роддомах, берут взятки, воруют. Но никто никогда не рассматривает совершенные ими преступления с точки зрения приверженности к религиозным убеждениям.  Мы же не говорим, что взятку взял мусульманин, мы говорим, что взятку взял госчиновник. С другой стороны,  если бы этим чиновником был представитель нового религиозного движения, то, думаю, что определенные круги постарались бы обвинить религию, а не самого человека. Такова, увы, пока действительность. Есть кто-то не очень порядочный, кто целенаправленно формирует негативное отношение к религиозным меньшинствам, иногда скрывая свои собственные преступления. Кому-то это очень нужно? Наверное, кому-то нужно… Еще раз повторюсь, что для меня было откровением, что на уровне ОБСЕ, уровень терпимости и  соблюдения прав религиозных меньшинств на порядок выше и объемный и не носит никаких дискриминирующих высказываний.

Алмагуль Олжас

"CENTRAL ASIA MONITOR", 24 декабря 2010 г. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования