Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МИЛОСЕРДИЕ.RU": Монастырь и "Детство". Крестовоздвиженский женский монастырь РПЦ МП в центре скандала


Крестовоздвиженский женский монастырь в центре скандала: в СМИ появилась информация, якобы монастырь выгоняет на улицу реабилитационный центр для детей-инвалидов "Детство". В XIX веке история этого монастыря была тесно связана со служением милосердия. Сначала была богадельня для лиц женского пола. Со временем, после того, как помещица Головина передала в дар ей свое имение с церковью Воздвижения Креста Господня, богадельня и община при ней были преобразованы в женский монастырь. Он имел множество земель, выращивал лекарственные травы, которыми снабжал весь Подольский уезд. Была маленькая больница, где делались несложные операции, школа, где сельские девочки обучались грамоте и получали младшее медицинское образование. Что же сейчас происходит там с милосердием?

Реконструкция или строительство

Дело в том, что в советское время на территории монастыря находился санаторий. В 1992 году Министерство здравоохранения РФ передало комплекс зданий монастырю, оставив санаторию только 2 здания, построенные с советскую эпоху. Одно из них находится за пределами исторической территории монастыря (корпус №1) , второе в охранной зоне монастырского аритектурного ансамбля (корпус №6) -- то есть за пределами монастырских стен, но в непосредственной от них близости. Позже санаторий был преобразован в реабилитационный центр "Детство" для детей, страдающих аутизмом, умственной отсталостью и ДЦП. За прошедшие двадцать лет центр превратился в одно из ведущих лечебных заведений в своей области. В корпусе №1 разместился сам реабилитационный центр, а в корпус №6 в 2006 году была из Москвы переведена поликлиника.

В течение некоторого время соседи жили "мирно". В начале двухтысячных, реабелитационный центр даже посетил Патриарх Алексий II. Проблемы, как уверяет заместитель главного врача Юрий Федянин, начались где-то в 2005-ом, когда монахини, под предлогом ремонта монастырских стен и башен перекрыли калитку, ведущую к одному из двух медицинских корпусов, принадлежащих детскому центру. Охранная зона монастыря - охватывающая периметр вокруг кирпичных стен и небольшой парк - еще к началу 2000-х была окружена железным забором, для детей в этом заборе была устроена калитка. В 2007 году руководство центра выступило с инициативой по реконструкции шестого корпуса, оно предложило добавить к поликлинике новые строения, чтобы разместить тут специализированные процедурные кабинеты, бассейн, палаты стационара. Центру необходимы новые площади: "Чем ранее будет оказана помощь детям с нашими заболеваниями, тем лучше, -- говорит Юрий Федянин. -- На сегодняшний день очередь, которую должны выждать пациенты, после того как они пройдут диагностику, достигает трех лет! Дети поступают со всей страны, а центр располагает только 250-ю койками, Реконструкция и строительство новых помещений позволили бы сократить эти сроки".

Вокруг здания поликлиники и разразилась борьба между монастырем и центром. Монастырь скептически оценил планы руководства детского центра, предъявив собственные права на здание. С 2008 года по решению Министерства культуры Московской Области, как объясняют сотрудники центра, монастырь официально распоряжается землей оказавшейся внутри охоранной зоны. "Соседство с центром изначально не было мирным, - признается игуменья Екатерина. - Санаторий, постепенно передавая исторические здания монастырю, превращал их в непригодные для жизни строения: без окон, без дверей, без крыши, без полов – все ломалось и выносилось, ничего монастырю не оставлялось. Все коммуникации (отопление, электричество, водопровод и канализацию) монастырь получал от санатория, который позже стал реабилитационнным центром. Сестрам приходилось немало терпеть – в зимний период их отключали от отопления, приходилось устраивать буржуйки, отключали электричество, приходилось жить и совершать богослужения при свечах. Летом монастырь оставляли без воды, приходилось арендовывать квасные бочки и в них привозить в монастырь воду".

"Они пытаются говорить, что монастырь запрещает реконструкцию и ремонт, - поясняет суть претензий игуменья Екатерина, наместница монастыря - но мы не можем запретить реконструкцию или ремонт". По закону в охранной зоне, окружающей архитектурный памятник, строительство запрещено, а любая реконструкция возможна лишь при условии сохранения прежних габаритов постройки. "Центр имеет право на содержание, обслуживание и ремонт, строительство закон запрещает. Для этого нужно разрешение, утвержденный проект, согласованный всеми заинтересованными службами. Мы говорим о том, что недопустимо за счет монастыря строить что-либо" -- подчеркивает игуменья. Кроме того, спорный корпус предполагалось вынести за территорию изначально, утверждает она, еще в 1993 году санаторию было выделено 6 га для строительства лечебных и вспомогательных подразделений рядом с корпусом №1. Центр добровольно отказался от этой земли в пользу своих сотрудников и сейчас там стоят их коттеджи. "На той земле можно было построить любой медицинский корпус и даже комплекс", - считает матушка Екатерина.

"Монастырь требует передать корпус ему, потому что он оказался фактически заперт на их территории. -- Сотрудники Центра резюмируют суть претензий монастырского начальства. -- Но даже если бы мы захотели передать корпус монастырю мы не смогли бы этого сделать -- объясняют они. -- Мы, как и монастырь являемся только пользователями земли и не можем ее никому передать, этот вопрос находится в компетенции государства. Если нам будут выделены деньги и земля под строительство нового корпуса -- мы с удовольствием съедем, об этом мы неоднократно говорили и монастырю, но они не согласны ни на какие переговоры, предъявляя свои претензии в ультимативной форме. У центра нет средств на строительство, и мы не можем для этого использовать деньги, выделенные на реконструкцию, так как с точки зрения закона это будет нецелевое использование средств. Монастырское руководство обращается в Росимущество, чтобы мы отдали корпус, но если мы его отдадим, то куда мы выведем медицинские подразделения находящиеся там?"

Тайная опека
В монастыре есть богадельня, в которой живет 8 бабушек. На каникулы сюда приезжают дети из православного детского дома в селе Успенское Ногинского района. Работает воскресная школа, при московском подворье действует детский центр "Купель". Сейчас на московском подворье готовятся помещения для женского общежития социального факультета ПСТГУ. Для многих родителей важно то, что центр соседствует с монастырем. Игуменья Екатерина вспоминает слова одной из мамочек: "Я приехала сюда только потому, что узнала, что рядом находится православный храм". Близость храма вызвала у нее доверие к этому медицинскому центру.

На Рождество, Пасху, Троицу, Вербное Воскресенье, День Победы монастырь устраивает праздники, на которые приглашает всех желающих, в том числе и детей, находящихся в реабилитационном центре. "Мы готовим столько подарков, чтобы хватило всем: и большим, и маленьким, - рассказывает об этих праздниках настоятельница Иерусалимского Крестовоздвиженского ставропигиального женского монастыря игуменья Екатерина. - Это подарки не дорогие, но от сердца, в их подготовке участвует и наша воскресная школа. Стараемся всех утешить и подарить что-то. Бывает на праздники приходят подростки 15-16 лет, они чувствуют себя взрослыми, но включаясь в нашу игру, говорят: "А нам можно выступить? А нам подарки будут?" Они заражаются этим духом праздника. А иногда бабушки спрашивают: "А нам-то можно?" Кто-то вспомнит стихотворение, кто-то романс споет..."

Если на праздниках царят тепло и радость, то нельзя сказать, что с центром "Детство" у монастыря складываются теплые отношения. "Сейчас мы вынуждены тайком опекать этих детей, только потому, что директор центра препятствует этому, - говорит игуменья Екатерина. - Там есть тяжелые, лежачие дети, которые нуждаются в том, чтобы мы приходили, родители этого хотят и просят, но руководство нам отказывает. Мы пытались сделать все, чтобы уладить эти отношения, но пока у нас ничего не получилось. Только иногда батюшке удается прийти, чтобы исповедовать, причастить, пособоровать этих детей. Нуждающийся человек имеет право получать помощь от тех, кто может эту помощь дать. Руководство центра может обеспечить медицинскую составляющую. А мы можем дать духовную помощь".

Некуда идти
Летом часть родителей запустили в интернет открытое письмо адресованное "государственной власти, общественным организациям, и коммерческим структурам". "Спасите будущее России" -- такими словами начинается их послание, призывющее защитить детский центр и его корпус от посягательства монастыря. Те из родителей, с которыми нам удалось пообщаться, сообщили, что хотя и слышат последнее время о конфликте с монастырем, никакого письма не подписывали. Более того, большинство мам, проживающих в центре вместе с детьми -- в большей или меньшей степени -- люди церковные. "А как может быть иначе, ведь наши дети больны," -- в частном порядке замечают они.

"Мы всячески стараемся помогать этим детям и родителям, чтобы их жизнь стала радостней", - говорит игуменья. Она вспоминает встречу с мамой 3-летнего малыша, который был в очень тяжелом состоянии, не мог сам ни перевернуться, ни поесть – только с помощью мамы. Это произошло из-за того что на 6,5 месяцах беременности она попала в автоаварию и ребенок родился раньше срока. Эта молодая женщина (ей тогда было 20 лет) не отказалась от ребенка и вкладывает в него все свои силы.

И вот выбив с трудом путевку для своего больного ребенка и приехав в центр, она узнала, что бесплатным является пребывание в центре только ребенка, родители должны платить за место. Всего 200 рублей за сутки, но у нее не было таких денег. И как же она оставит своего малыша, который без нее ничего не может сделать? И где взять деньги?

Когда на дорожке монастыря настоятельнице встретилась эта женщина, было видно, что она в отчаянии и неадекватном состоянии. "Я ее спросила, могу ли я ей чем-то помочь, - рассказывает игуменья Екатерина. Она сказала, что хочет поговорить со священником. Так получилось, что в тот момент не было ни одного священника, и я предложила ей рассказать о ее ситуации мне – если хоть кто-то выслушает, уже будет легче. Она действительно была в отчаянии, и уже была готова совершить самоубийство, она и в монастырь пришла без особой надежды, потому что является мусульманкой. Я ей дала необходимую сумму. Она была очень удивлена этим. Потом они еще несколько раз приезжала в центр, и она каждый раз заходила в монастырь: рассказать об успехах, попросить помощи. Просто потому, что ей больше некуда идти".

Дмитрий Ребров, Ирина Редько

"МИЛОСЕРДИЕ.RU", 3 декабря 2010 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования