Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"THE NEW TIMES": Проблемы с этикой. От работы над созданием нового государственного учебника «Основы религиозных культур и светской этики» отказались ведущие светские ученые


Учебник — один из главных проектов патриарха Кирилла. После многолетних споров о допустимости преподавания православия в школах, казалось, был найден компромиссный вариант. На встрече с представителями духовенства 21 июля 2009 года Дмитрий Медведев заявил о старте образовательного эксперимента. Уже этой весной, начиная с последней четверти, четвероклассники девятнадцати российских регионов будут учить новый предмет — "Основы религиозных культур и светской этики". Курс делится на шесть частей, он должен рассказать школьникам о четырех наиболее распространенных в России религиях: православии, исламе, буддизме и иудаизме. Содержит он и две светские части: история религиозных культур и светская этика. Родители школьников должны выбрать из этого богатства один раздел, по которому ребенок будет заниматься полгода — последнюю четверть 4-го класса и первую четверть 5-го. Такую концепцию курса в Минобрнауки сформировали в сентябре 2009 года. Директор министерского департамента государственной политики в области образования Игорь Реморенко тогда отмечал, что "все модули нового курса будут носить абсолютно светский, культурологический характер: преподавание будет вестись обычными учителями по светским учебным пособиям".

Легенды и анекдоты

Но вскоре выяснилось, что писать три религиозные части пособия (кроме текста об исламе, его готовит педагог Диляра Латышина) поручили представителям конфессий, а не ученым-религиоведам. "На кафедру по поводу учебника даже не обращались", — удивляется завкафедрой религиоведения философского факультета МГУ Игорь Яблоков. Православный раздел подготовил протодиакон Андрей Кураев, буддийский — Бабу-Лама, а иудаистский — помощник Берл Лазара Андрей Глоцер.

"Я видел все четыре конфессиональных модуля и могу сказать, что вместо введения в культуру получились миссионерские тексты, нацеленные на индоктринацию детей. Например, у Андрея Кураева мальчик защитил котенка от собак, и ему было не страшно, потому что с ним был Бог. При чем здесь культура? — возмущается замдиректора Института философии РАН по научной работе Андрей Смирнов, бывший член рабочей группы по подготовке учебника. — Когда стало понятно, что готовится введение в "Закон Божий" и указание идет с самого верха, я покинул рабочую группу".

Из конфессиональных разделов широкой пуб­лике пока доступны только "Основы православной культуры" протодиакона Андрея Кураева. В начале его текста действительно есть история о мальчике Ване, спасшем котенка от собак. Выясняется, что на поступок его сподвигла вера (см. текст в конце страницы).

Однако сам Андрей Кураев в интервью The New Times отвергает обвинения в какой-либо религиозной пропаганде на страницах учебника: "Я могу гарантировать, что в моем учебнике нет никаких призывов к действиям конфессионального характера. Все обращения к ребенку — это призывы следовать общечеловеческим, а не конфессиональным ценностям". "Всякое преподавание религии — это миссионерство, — считает известный публицист и общественный деятель отец Александр Борисов. — Религиозный учебник должен писать религиозный человек, который знает вопрос изнутри. Ведь как вы можете писать о какой-нибудь стране, если вы там никогда не были? Так же как преподавать язык должен носитель языка. А если писать о светской этике, то можно опираться на нерелигиозных философов, которые затрагивали эту проблематику".

Дефицит этики

Но как раз в опоре на философов авторам светского раздела учебника и было отказано. "В начале каждого религиозного модуля излагаются священные книги, а я решил переложить для детей основные этические учения: Аристотеля, Канта, утилитаристов, — рассказывает специалист из МГУ, автор учебников по этике Александр Ра­зин, именно ему заказали светский раздел книги. — Но когда половина уже была готова, издательство начало выдвигать новые условия. Мне сказали, что философы — это слишком сложно, и предложили писать учебник на основе русского фольклора. Я отказался".

Рассорившись с московскими учеными (еще раньше над книгой отказался работать руководитель сектора этики Института философии Рубен Апресян), в декабре 2009-го издатели обратились в СПбГУ к Вадиму Перову. Ученый согласился, хотя на подготовку курса ему выделили всего несколько недель. "Когда я представил черновик, со стороны издательства посыпались претензии, — вспоминает Перов. — Мне сказали, что учебник получился слишком космополитичный, что нельзя писать о множественности культур, а то дети поймут, что и мораль может быть разная. Попросили исключить и пассаж о том, что для религиозной этики главная ценность — это Бог, а для светской — человек, на том основании, что такие слова не понравятся священнослужителям".
Наконец черновик учебника попал к протодиакону Кураеву, а тот раскритиковал текст в своем блоге. После этого Перов окончательно порвал с издательством.

Православие в аутсайдерах

Как теперь сложится судьба учебника, непонятно. Единственная часть курса, вокруг которой еще не разгорелся скандал, — история религиозных культур. Ее пишут сотрудники Института всеобщей истории РАН, и там уверяют, что работа идет по плану и никаких нареканий у издательства не вызывает. "Программа курса расписана, и в заявленный срок учебник будет", — не сомневается Алексей Рытов, первый проректор Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования. На базе академии сейчас обучают тысячу методистов, которые в марте должны будут подготовить к преподаванию нового курса 15 145 школьных учителей. Проректор полон оптимизма относительно содержания учебника: "Уверен, что выложенный вариант кураевского раздела не окончательный и волноваться рано. Думаю, редакторы "Просвещения" уберут из книги любую религиозную пропаганду". "Оставшегося времени хватит, чтобы дать учителям необходимый минимум знаний, — говорит один из московских методистов. — Вопрос в другом. Хорошо учит только тот, кто хочет учить. У нас же большинство преподавателей воспитаны в духе атеизма и вряд ли будут с интересом читать религиозный курс. Преподавание нового предмета может вылиться в то же, во что превратилось преподавание москвоведения или мировой художественной культуры. Не очень понятно и как наладить учебный процесс: ведь детей придется делить на шесть групп, а значит, в каждой школе придется найти по шесть учителей".
Ситуация приобретает особую пикантность, поскольку вопреки чаяниям РПЦ большинство родителей в экспериментальных регионах уже выбрали для своих детей вовсе не "основы православной культуры". Рекорд установлен в Каменске-Уральском Свердловской области, где именно светскую этику изъявили желание изучать 93% четвероклассников. После этого конфуза 13 января пообщаться с мэром города приехал архи­епископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. На следующий день родителям школьников предложили еще раз подумать о выборе для своих детей.

Никита Аронов, 25 января 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования