Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РІСУ": "Необходимо систематическое разрушение всяких мифов о Русском мире". Интервью с Юрием Черноморцем, к. ф. н., ответственным секретарем сайта "Религия в Украине"


- Какие, по Вашему мнению, события 2009 г. оказали наибольшее влияние на религиозную среду Украины?

- Думаю, что наибольшее влияние на будущее Украины будут иметь договоренности между Москвой и Константинополем, достигнутые в этом году на переговорах Патриархов и во время предсоборних совещаний в Шамбези. В этих договоренностях рождается единство Вселенского Православия, которое может изменить сущность межправославных отношений, снять противостояние между Москвой и Константинополем, считавшееся существующим навечно. Сегодня реально возникает и всеправославное единство, которое может быть центром власти и авторитета, способным решать все проблемы, в том числе и проблему украинского православия.

Скажу вначале о важности двух совещаний в Шамбези для всего православия. Если почитать совместные послания предстоятелей православных Церквей, написанные в XIX веке в ответ на предложения Римских Пап объединиться, то главный смысл там такой: католичество является духовной монархией, а у нас все решает вселенский Собор. Но эти соборы не собирались уже много веков. И невозможно было решить никакие вопросы даже на чем-то похожем на собор - например, на совещании всех предстоятелей Православных Церквей. С 2000 года такие совещания собираются регулярно, решают различные проблемы. И это начало возвращения Православной Церкви к естественному для нее образу бытия: когда единство проявляется не только в совместном причащении, но и в общей позиции, общей мысли. Благодаря принципиальной позиции Московского и Константинопольского Патриархов удалось также сдвинуть с места процесс подготовки Всеправославного собора.

В Шамбези в июне 2009 года было достигнуто принципиальное согласие относительно канонического статуса общин диаспоры, а в декабре - о процедуре предоставления автокефалии и автономии. Договоренности эти имеют предварительный характер, но они намечают пути решения проблем. Долгие годы от всех экспертов можно было слышать, что различия по этим вопросам настолько принципиальны, что никогда не будет достигнуто никаких договоренностей – ни окончательных, ни предварительных. Между тем, такие договоренности появились. И в обоих случаях за Константинополем сохраняется право быть координатором решений, но Москва сохраняет все возможности защищать собственные интересы. Но защищать уже не по принципу: это наше, и никого сюда не пустим. А защищать, ссылаясь на определенные канонические правила. Но возможно и необходимо пытаться решить проблему и прямо сейчас, до утверждения новых процедур, доказав, что к Украине должен быть особый подход.

Когда возникали автокефалии в различных национальных государствах - России, Болгарии, Румынии, Греции, - не было возможности сформировать единую позицию на Всеправославном Соборе или совещании Предстоятелей по этому поводу. Теперь, когда на повестке дня самим фактом существования Украинского государства и пребыванием 5 тысяч общин в расколе, поставлен украинский вопрос, есть возможность рассматривать эту проблему на самом высоком соборном уровне. И в прошлом не было единой канонической процедуры принятия решения об автокефалии. Теперь такая процедура будет. А это означает, что появляются формальные нормы, на которые можно опираться. Раньше все сводилось к ссылке на 34-е апостольское правило. Теперь же украинские православные смогут вести переговоры, осознавая свои возможности опираться на канонический порядок.

Намерения Москвы заключаются в том, чтобы ограничить Украине возможности получения автокефалии и уменьшить права УПЦ (МП) в качестве автономной Церкви. Эта тактическая задача решается по ходу достижения стратегического согласия. В декабре в Шамбези очерчена следующая процедура, которую должно, с точки зрения Москвы, пройти украинское православие, чтобы иметь собственную автокефалию. Во-первых, это согласие Матери-Церкви, которой является город Москва. Во-вторых, согласие всех поместных православных Церквей. В-третьих, решение Константинополя. С точки зрения толкования канонического права Константинополем, здесь другая логика. Во-первых, решение об украинской автокефалии должно приниматься в Церкви-Матери, которой является Константинопольская патриархия. Во-вторых, должно быть согласие всех Церквей, в том числе и Москвы. В-третьих - издание Константинопольским патриархатом Томоса. Кроме того, Москва пытается добиться дополнительных договоренностей о границах "канонических территорий". Но, так или иначе, по наработанной процедуре объявление автокефалии Украинского православия одним лишь Константинопольским Патриархом становится невозможным. Согласие Константинополя на все эти условия означает, что в отношениях Константинополь-Киев хитрые греки оставляют украинцам лишь возможность быть автономной Церковью в составе их Константинопольского Патриархата.

Что касается уменьшения прав автономии. Фактически, речь идет о том, что автономные Церкви будут иметь достаточно ограниченные права. Сегодня УПЦ (МП) является фактически автокефальной Церковью. В УПЦ даже епископов ставят патриаршим образом. Вся зависимость от Москвы остается лишь в поминовения Патриарха. Ясно, что при централизации власти в РПЦ в целом, Патриарх Кирилл делает все для восстановления некогда действенной корпоративной солидарности епископата МП в целом, активно обещает собственную поддержку многим украинским епископам. А вторым шагом должен быть формальный переход от "широкой автономии" до просто "автономии", то есть - от автокефалии де-факто к автономии де-факто. Это важнейший проект Патриарха Кирилла, и ради этого он хочет, чтобы существовали единые для всего православия нормы относительно того, что такое "автономная Церковь".

Во всех этих проектах есть большие недостатки. Первый: 5 тысяч общин УПЦ КП и УАПЦ вряд ли вернуться в МП. Если УПЦ (МП) при всех правах широкой автономии и реальной автокефалии не украинизировалась и не стала привлекательной для УПЦ КП и УАПЦ, то будущая "просто автономная" УПЦ (МП) будет вообще предметом для их насмешек. УПЦ КП и УАПЦ нельзя будет ликвидировать даже в случае военной оккупации Украины Москвой, а тем более они выдержат любой собственно украинский политический режим. Чего нельзя сказать об УПЦ (МП). Второй недостаток: Украинское православие действительно может пойти под Константинопольский Патриархат, но греки не смогут реально влиять на Украину. Напротив, Украина станет в будущем основной силой православного мира. Здесь есть возможность для развития православного богословия без всякого национализма, здесь есть 16 тысяч православных общин, здесь есть земля, политая кровью мучеников. Здесь есть Киев, который является священным городом. И все это в условиях свободы приведет к ренессансу духовности. Так было в Украине каждый раз, когда была свобода. И так будет и сейчас.

- Можно ли надеяться на решение украинского вопроса мирным путем?

- Конечно, да. Необходимо ставить вопрос о месте Киева в диптихе. У нас православная митрополия была тогда, когда Москвы еще не было даже как деревни! И она пятая в диптихе, а нас там нет. Это несправедливость. Грузины борются за адекватное место в диптихе. Нам тоже надо бороться. И пусть это будет последнее место, но оно должно быть. Для этого надо сделать все, кроме нарушения права верующих на свободу совести. В Украине самые либеральные законы в сфере регулирования государственно-церковных отношений. Но это не единственный вариант, который возможен при условии соблюдения прав человека. В рамках европейской практики допускается не только полная свобода по американскому образцу, но и существование государственных Церквей.

Украинскому Государству надлежит предложить Православным Церквам: если будет единая Православная Церковь, то у Вас будут исключительные привилегии государственной Церкви, как в Греции. Мы не только будем способствовать всем Вашим проектам. Мы труд священников такой Церкви будем оплачивать как работу государственных служащих. Думаю, что 15 тысяч служащих нашему демократическому государству на идеологическом фронте не помешали бы. А если православные откажутся - не пускать их ни в школу, ни в тюрьмы, ни в армию, ни на телевидение. Никуда не пускать. Сделать вид, будто их нет. В УПЦ (МП) в свое время такая тактика хорошо подействовала. Началась украинизация. Сначала Предстоятель оказался украинским патриотом, затем появились заявления о том, что "потерпите немного и автокефалия будет", потом начались всякие украинофильские инициативы. Я думаю, что если бы государство проводило четкую политику по принципу: либо все, либо ничего, то единая Православная Церковь уже была. Эта политика вполне возможна, поскольку никакая норма закона пока не обязывает Украинское Государство пускать Церкви в различные сферы общественной жизни. А потому можно спокойно не пускать.

Кроме того, необходимо понять сознание прихожан УПЦ (МП). Им задуривают голову всякими мифами о "галицийском" национализме, которого они потом во время паломничеств в Западную Украину так и не могут увидеть. Им рассказывают фальсифицированные сегодня высказывания святых прошлого о необходимости единства с русскими для сохранения веры. До их сознания доносят только московскую интерпретацию канонов Церкви. Поэтому необходима систематическая борьба против лжи, систематическое разрушение всяких мифов о Русском мире, единстве трех народов. И нужно донесение до сознания этих людей правды. Сначала хорошо бы, чтобы правду знали хотя бы сами священники МП. Когда они будут знать, что московские мифы в принципе реконструированы теологами и философами, что есть другая, более правдивая точка зрения, то тогда пойдут необратимые изменения. И сейчас время нестабильности, и такого рода деятельность необходима.

- Что такое время нестабильности, нестабильности в Московской патриархии?

- Именно. Патриарх Кирилл - это человек большого исторического масштаба, который инициировал коренные изменения в РПЦ, УПЦ и в Мировом Православии. Его цели разноплановые. Во-первых, модернизация российского православия. Во-вторых, он желает сделать из РПЦ своего рода единую мощную организацию с собственными человеческими, интеллектуальными и финансовыми ресурсами. Это должна быть своего рода партия, которая бы стала влиятельной силой в РФ и в "странах Русского мира". Это некий консервативный политический реформизм. В-третьих, укрепление всеправославного единства и распространение влияния российского консерватизма на все поместные Церкви мира. В-четвертых, это единство православия с католицизмом на православных условиях.

Этот план – соединение того, что является возможным и необходимым, с утопиями и мечтами. Но много планов исторических деятелей в начале были такими. Патриарха сравнивают с Никоном. Это неправильное сравнение. Патриарх Кирилл еще не состоялся. Он может стать, причем в ближайшие годы, или Петром Первым для РПЦ, или ее Горбачевым. Пока его действия больше похожи на шаги Горбачева. А именно, он берется за все задачи сразу, тогда как пути решения различных задач часто являются взаимоисключающими. Его централизация противоречит его же требованию модернизации. Его требование развивать миссионерство противоречит свертыванию самостоятельного издания книг в РПЦ: теперь издательства или обложат церковными налогами, которые будут платиться в "Издательский совет", или закроют вообще. Как Горбачев нуждался в деньгах, и при этом вырубил виноградники. Сейчас книги - единственный эффективный путь православной проповеди, а поборы "Издательского совета" его уничтожат.

Как и Горбачев, Патриарх имеет важный недостаток: он не интересуется тем, о чем реально думают. Вот Путин интересуется и делает выводы, меняет собственную риторику в зависимости от реакции аудитории, реакции фокус-групп. А Патриарх считает, что всегда прав, и никакие фокус-группы и мониторинг реакции на его выступления не нужны. Мне, например, кажется, что он не читал отзывов украинской прессы о своем визите. Между тем, когда я собрал все публикации в журналах и газетах, 80 % материалов были критическими. Критиковали за пренебрежение украинским языком (Папа хочет говорить на украинском, Патриарх не хочет), за идеологию противостояния Западу, за проповедь единой восточнославянской цивилизации. Отметили, что хорошо говорит, но если прочесть стенограмму, то становится ясным демагогичнисть и слабость основных тезисов. Когда читаешь его выступления, нет уже влияния харизмы. Так было и с Горбачевым. Все сидели у телевизоров, когда он выступал в первые годы, и многие хвалили. Но "по делам узнаете их". Но тут даже и дел не надо ждать: достаточно быть внимательным, вдумываться в его заявления. Самое важное испытание для церковных деятелей: это внимательное чтение их текстов грамотными людьми, с высшим образованием. И здесь Патриарх явно проигрывает. У него плохие спичрайтеры. И книги его слабенькие. А это первый признак того, что в результате получится церковный Горбачев, а не Петр Первый.

И он наивен как Горбачев. Приехал в Донецк, там его заверили, что все верующие УПЦ (МП) - готовые граждане Русского мира, и он сразу в это поверил. Но это же бред. Пойдите в приходы Киевщины и расскажите им о Русском мире. Они сразу задумаются - что ценнее: "каноничность" или "подальше от Москвы". Если порох не горит в Донецке, это еще не значит, что УПЦ (МП) вообще не взорвется от всей этой риторики о Русском мире.

- Политика Русского мира отрезвила украинскую элиту, она начинает понимать опасность политики Патриарха. Но есть ли альтернативы этой концепции?

- Есть. Альтернатива Русскому миру проста - это христианство как таковое. Концепция Русского мира - это новое славянофильство. Славянофильство - это романтичное и языческое по своим корням учение о какой-то особой цивилизации, народе-Богоносце, который имеет особое призвание в истории. Все это разбивается простым обращением к Библии: где там написано об особом призвании русского народа, славянских народов? Там написано о том, что Церковь объединяет все народы. И объединяет не в какой-то одной региональной организации. У нас часто россияне заявляют: украинцы против единства. Нет, украинцы за единство, но в Церкви, а не в "единой соборной апостольской Церкви Московского Патриархата". Чтобы быть единым с кем-то, нужно сначала просто быть. Украинская Православная Церковь должна быть единой со всем мировым православием. Для этого она должна просто быть.

Учение об особом благодатном пространстве, ограниченном каноническими границами, - это вообще обожествление земли. У Достоевского Раскольников целует землю на площади и просит у нее прощения за свои преступления. Но ему как христианину потом это язычество уже не нужно. Сейчас же происходит возврат от христианства к тому, что земля - особая ценность, религиозная ценность.

Сейчас много разговоров о необходимости разработки, как альтернативы концепции Русского мира, Киевской идеи. Я против таких разговоров. Самосознание Киева и Украины как одного из центров мирового православия - это правильная задача. Стимулирование расцвета православного богословия в Киеве - это назревшая задача. Но Киевская идея в приемлемой для православия форме - это очень простая вещь: во-первых, сохранение чистоты православия, во-вторых, возрождение украинской христианской культуры. Но это элементарные положения социального учения Церкви. Ясно, что есть два искушения. Первое: продаться россиянам, их великому империалистическому проекту. Это снова поменять Церковь на империю. Второе: это созидать собственное церковное бытие в пределах Украины как империи, особой цивилизации. Это мне кажется также ошибочным. Украина - прекрасная европейская страна, но не является чем-то особенным, "не-Европой". Во времена Руси у нас была развита культура, аналогичная византийской. В Могилянке у нас в Киеве преподавали такие курсы теологии и философии как в Саламанке, Париже, Риме, Кракове. В двадцатом веке украинская философия и культура более открыты миру, а не росли в автономном душном националистическом мире. И это хорошо. Нужно, чтобы украинское православие было по сути таким же, как Вселенское Православие: как православие Афона и Константинополя, православие Антония Сурожского и Николая Афанасьева, православие Георгия Флоровского и Иоанна Зизиуласа. Кстати, что может произойти в РПЦ интересного? Что ее идентичность будет определена не потугами Патриарха Кирилла, а книгами Митрополита Антония Сурожского и Александра Шмемана. Там православие такого высокого образца, такой подлинности, что рядом с ним всякие эрзацы бледнеют. Я надеюсь, что как в сознании руководства РПЦ, так и рядовых верующих будет происходить процесс врастания в православную духовность высшего образца. Это важно для существования РПЦ и России. От националистического угара возможна лишь гибель. (…)

Беседовал Тарас Антошевский,

"РИСУ", Львов-Киев, 8-9 января 2010 г.

(с) Перевод "Портала-Credo.Ru", с сокращениями.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования