Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"TAIPEI TIMES": "С тех пор, как я Далай-лама, я и есть Далай-лама. Я никогда ни о чем другом не думал". Интервью Далай-ламы тайваньской газете "Liberty Times"


Немногим больше трех месяцев минуло с того времени, как Далай-лама посетил Тайвань, чтобы помолиться за жертв тайфуна "Моракот". Тогда российская пресса в основном излагала позицию официального Пекина, старательно избегая цитировать мнение тибетского духовного лидера.

Между тем 10 декабря в законодательство Тайваня два правозащитных пакта ООН - "Международный пакт о гражданских и политических правах" и "Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах", и этот шаг привел к началу весьма серьезной дискуссии относительно нарушений прав человека в материковом Китае. С другой стороны, с 22 по 24 декабря в Тайчжуне, городе в центральной части Тайваня, пройдет 4-й раунд переговоров между главами организаций в Тайбэе и Пекине, отвечающих за контакты и обмены через Тайваньский пролив.

Тем более значимым представляется интервью, которое Далай-лама дал 18 октября в Дхарамсале выходящей на китайском языке тайваньской газете Liberty Times. Несмотря на то, что для передачи материала пришлось обратиться к обратному переводу текста, опубликованному сестринской газетой Taipei Times, стоит надеяться, что суть комментариев духовного лидера, подчеркнувшего, что демократия и свобода обладают бóльшим значением, чем экономические интересы, отражена достаточно точно.

Liberty Times: Сравнивая первые два ваших визита на Тайвань (в 1999 и 2001 годах) с этой поездкой, ощущаете ли вы какие-то перемены? Что-нибудь произвело на вас особо глубокое впечатление?

Дaлай-лама: Главное различие между этим и предыдущими двумя визитами было в том, что этот визит стал результатом приглашения от районов, пострадавших от тайфуна. Я прибыл, чтобы помолиться в этих районах стихийного бедствия, так что это был иной опыт. В личном измерении, прибыв в это место, я ощущал печаль. С другой стороны, я смог совершить поездку на Тайвань и помолиться с верующими и учителями. И с этой точки зрения чувствовал себя весьма счастливым.

Сначала, как только я прибыл на Тайвань, некоторые издания выражали определенные сомнения, были и негативные репортажи, и некоторые протесты (смеется). С одной стороны, эти протестующие показались мне примитивными, но с другой, они доставили мне радость, потому что смогли воспользоваться имеющимися в Тайване свободами. Впоследствии я сказал им, что было бы еще лучше, если бы они смогли принести эту свободу в Китай (смеется).

Через несколько дней после моего прибытия в Тайвань, репортажи в прессе стали носить все более позитивный характер – может быть, потому что они лучше поняли, зачем я здесь. Уже после того, как я вернулся в Индию, (представитель) тайваньского Совета по делам материка публично заявил, что "визит Далай-ламы не оказал влияния на отношения между берегами (Тайваньского) пролива". Я был вполне удовлетворен и рад услышать это.

LT: В прошлом политики торопились встретиться с вами, но на этот раз они вас избегали. Что вы думаете об этом? Ощущаете ли какие-то перемены в атмосфере тайваньского общества?

Дaлай-лама: Я не вижу в этом ничего странного, и не думаю, что тут были какие-то неожиданности. Отношения между берегами в последнее время укрепились, и Тайвань благодаря этому получил определенные выгоды. Помимо экономических выгод, несколько растаяли страхи общества по отношению к компартии Китая (КПК). К примеру, постепенно исчезает один из таких страхов – перед тем, что Китай запустит ракеты в сторону Тайваня.

Что до политиков - конечно, как всем известно, у политиков свои заботы: они должны защищать собственные интересы и укреплять связи между берегами, так что я могу это понять.

LT: Некоторые люди в Тайване испытывают растущие опасения в связи с нынешней ситуацией, считая, что Китай намерен ускорить аннексию Тайваня, и что администрация президента МаИн-цзю постоянно превозносит Китай. Есть ли у вас какие-то пожелания по поводу сотрудничества правительства Тайваня с КПК и их обменами?

Дaлай-лама: Как я уже ясно указывал, будущее Тайваня должно определяться тайваньским народом, так что те тайваньцы, о которых вы только что упомянули, те, кто испытывает большую обеспокоенность в связи с этими обменами, должны добиваться того, чтобы быть услышанными. Им следует также упоминать об этом в публичных дискуссиях. Общество должно обсуждать такие вещи - это очень важно.

Встречаясь с зарубежными друзьями - неважно, из государственных или неправительственных организаций, в США или в Европе, я неоднократно говорил, что очень важно строить особые отношения между Тайванем и Китаем, но, создавая эти особые отношения, они должны защищать тайваньскую демократию. Есть такая необходимость. И я также говорил людям из свободных стран, что защищать демократию и свободуТайваня – это долг их стран. Я постоянно говорю это.

LT: Если страны ставят в первый ряд экономические проблемы и национальные интересы, то стремятся применять "селективную демократию". К примеру, в данный момент они держатся на расстоянии от Далай-ламы. Проще говоря, каждая страна в мире должна учитывать, что там предпримет Китай, когда принимается решение, встречаться или нет с вами, или с живущей в изгнании уйгурским лидером Ребией Кадир. Не кажется ли вам, что по содержанию это - регрессивное движение в сфере демократии на фоне цивилизационного прогресса?

Дaлай-лама: В мире случается много хорошего, и многое из этого взаимосвязано и соотносится друг с другом. Таков буддийский принцип причины и следствия, говорящий, что отдельное событие или отдельная вещь связаны со многими другими вещами и событиями. Это по содержанию очень и очень сложно (смеется). Я убежден, что это заслуживает публичной дискуссии с участием экспертов и ученых из разных областей, которые должны публиковать статьи и вступать в диалог и многогранные дебаты. Вот что важно.

Экономические вопросы – это по сути практические вопросы, но если взглянуть на это в перспективе фундаментальных интересов, то, по-моему, сравнительный анализ экономических и демократических интересов покажет, что демократические интересы являются более значимыми. Без демократии экономика бесполезна. С демократией появятся более значимые достижения. Без демократии нет никакого пространства для обновления. А без этого пространства для обновления и творчества экономическое и культурное развитие будет снова и снова испытывать торможение, поскольку в недемократических государствах и регионах власть сконцентрирована в руках центрального правительства.

LT: Когда вы прибыли на Тайвань, то говорили о ваших надеждах на то, что Тайвань окажет воздействие на демократию в Китае, но даже Соединенные Штаты вынуждены склонять голову, когда имеют дело с Китаем. Несмотря на вашу настойчивую приверженность мирному и ненасильственному подходу, а также тот факт, что вы уже в 17 случаях провели переговоры с Китаем, в прошлом году вооруженная милиция Китая самым трагическим и кровавым образом подавила волнения тибетского народа. Вы все еще доверяете КПК? На каких доводах основывается ваша позиция, что тоталитарные методы КПК как-то ослабнут и однажды Китай пойдет по пути либеральной демократии?

Дaлай-лама: Не так уж невозможно, чтобы диктатура КПК не оказалась способной разрешить проблему Тибета. Возможно обнаружить что-то, что соответствует интересам обеих сторон. Мы прилагаем все усилия, но если Китай демократизируется, проблема Тибета могла бы разрешиться быстро и легко. Недавно мы встречались с китайскими интеллектуалами, учеными и специалистами. Все они обладают просвещенными взглядами и занимают разумную позицию по проблеме Тибета. В настоящее время наблюдается разнообразие в оценках, какое было невозможно лет 30-40 назад. Тогда никто не рискнул бы встретиться со мной, а если бы кто-то и рискнул, то по возвращении домой закончил бы в трудовом лагере (смеется). Это означает, что перемены идут постоянно.

За год, прошедший после того инцидента в Тибете, я встречался с более чем 300 китайскими учеными, писателями и интеллектуалами из Китая и из-за океана - в Европе, США и Дхарамсале. Все поддерживают мои усилия по достижению автономии Тибета как справедливый и срединный путь. За год с лишним, прошедший с марта прошлого года, появилось более 700 китайских статей в поддержку Тибета, причем некоторые даже в поддержку тибетской независимости.

LT: Это больше, чем вы просите?

Дaлай-лама: Да, это выходит за рамки того, о чем я прошу.

LT: Со дня своего рождения вы никогда не имели возможности выбирать себе жизнь. Вы когда-нибудь задумывались над тем, кем могли бы стать, если бы не родились в качестве реинкарнации Далай-ламы?

Дaлай-лама: С тех пор, как я Далай-лама, я и есть Далай-лама. Я никогда ни о чем другом не думал. У меня есть три задачи в жизни. Одна - умножить благожелательность людей, другая - пропагандировать гармонию между религиями. Что касается этих двух задач, пока жив, я буду делать все, что смогу. Третья задача: поскольку я тибетец, и я Далай-лама – у меня есть долг и ответственность выступать от имени тибетского народа; но поскольку, начиная с 2001 года, путем прямых выборов избирается премьер-министр правительства в изгнании, я могу теперь говорить, что я наполовину в отставке.

перевод: "wangpa", 15 декабря 2009 г.

На фото: Далай-лама читает молитвы для жертв тайфуна "Моракот" в деревне Сяолинь на юге Тайваня. 31 августа 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования