Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГРАНИ.РУ": Честное миссионерское. Возможность "нормально жить" внутри самой ненормальной ситуации – великий дар Бога человеку


 Русские образованные люди уже второй десяток лет занимаются тем, чем занимались в 1920-е годы. Пастернак в "Живаго" сравнил это с поведением лошади, которая дрессирует себя сама. То Ольга Крыштановская, автор блестящего исследования о перетекании советской номенклатуры в неосоветскую, вступит в партию номенклатуры и начнет объяснять, почему это нормально. То очередной пишущий телеведущий начинает объяснять, что в России, при всех изъянах, свобода частной жизни. Теперь Леонид Костюков, пишущий редактор интернет-портала, восклицает: "Можно сейчас не лгать, не унижаться – и быть: священником, учителем, инженером, врачом, журналистом? Отвечаю: да".

Самое печальное, что в том же убеждены многие вполне порядочные и честные священники – что они могут не лгать. Что унижаться священник вынужден, не секрет – российские архиереи деспотичнее даже российских паспортисток. Но унижение, в конце концов, может быть полезно для борьбы со своей гордыней (хотя чаще все-таки вреда больше, во всяком случае, для Церкви – точно). Зато, унижаясь перед архиереем, священник защищает свой приход, если он человек порядочный. Непорядочный защищает свой карман, но что говорить о таковых... В общем, унижение можно превратить в самопожертвование. Вот ложь ни во что не превратишь. Она для христианина (а священник всего лишь показывает, что такое настоящий христианин) совершенно неприемлема.

Вот пример честного священника, который искренне болеет за проповедь Евангелия, который говорит и пишет очень смелые вещи. Унижается – например, по распоряжению архиерея отказался от ведения блога. Но есть ли ложь в горячей речи священника Петра Мещеринова о миссионерстве? Верно, что православному миссионерству мешает корыстолюбие православного духовенства? Увы. Обрядоверие и ханжество большинства православных мешают? Еще как. Политизированность членов Московской Патриархии, в том числе сознательное и намеренное игнорирование жгучих проблем современной жизни начиная с попрания прав человека? Мешает. Миссионеры приглашают войти в светлое, доброе, вечное. Человек входит. Оказывается в пыльном, скучном, средневековом с привкусом рабовладельческого строя.

Все верно? Все правда? Нет! Это правда внутри большой неправды, настолько большой, что она вообще не воспринимается как нечто реальное. Так люди, живущие на спине чуда-юда рыбы-кита, не подозревают, что живут именно на чуде-юде. Правда же, с которой надо начинать, в том, что для миссионеров Московской Патриархии есть два главных препятствия: привилегии им и дискриминация других миссионеров.

Привилегии небольшие, однако они очевидны именно в сравнении с дискриминацией. У отца Петра есть храм. Не будем говорить о том, что храм скорее всего имеет льготы по отоплению и освещению. А вот о чем надо сказать – что за прошедший год у православных в Суздале, которые в перестройку посмели покинуть Московскую Патриархию, отобрали полтора десятка храмов. Что уж говорить о кришнаитах, которые на свои деньги построили храм, так его попросту снесли и до сих пор не дают возможности построить новый.

Только за последние два месяца по всей России прошел неслыханный накат силовиков на иеговистов. В Южно-Сахалинске на 40 тысяч долларов оштрафовали корейских миссионеров, которые посмели, не имея разрешения на работу, лечить людей. Штрафуют не только за лечение, но и за организацию языковых курсов (бесплатную), да за все, за что можно и за что нельзя.

А вот миссионеров Московской Патриархии за те же самые дела не штрафуют, а восхваляют и награждают. Надо подчеркнуть: речь идет о привилегиях не всем православным миссионерам, а миссионерам лишь одной из православных конфессий. Конечно, самой многочисленной. Только тут порочный круг: Московская Патриархия самая многочисленная, потому что ей помогает власть, а власть ей помогает, потому что Московская Патриархия самая многочисленная.

Каким образом дискриминация одних миссионеров обесценивает проповедь других? Святой Димитрий Ростовский сравнивал духовную жизнь с ярмаркой, на которой каждый выкладывает свой товар. Все недостатки, которые так верно описал Мещеринов, есть лишь результат монополизма Московской Патриархии. Ровно та же ситуация с российским автопромом. На картинке его творения выглядят не хуже иномарок, только садиться и ехать – совсем другое дело. Так у российского автопрома конкурентов побольше, чем у Московской Патриархии.

Точно та же ситуация во всех прочих сферах жизни, включая журналистику. Журналисту могут платить и тысячу, и две тысячи долларов в месяц, могут печатать охотно в разных изданиях, а все же в отсутствие настоящей свободы слова он не может быть уверен, что знает себе цену. А если бы жива была Анна Политковская? А если бы не разогнали журналистские коллективы 1990-х годов? Многие ли нынешние журналисты понимают, что они, пусть даже начали свой путь после погромов СМИ в начале путинщины, все же творят на кладбище?

Инженеры, врачи, учителя - они понимают, что не совсем честно живут? Что система организована так, что лучших выдавливает на Запад? Понимают, поэтому начинают кричать о том, что остались в России из патриотизма, жертвуя собой. Может быть... Только вот беда – проверить это нельзя. А судя по тому, какими условиями недавно обставили российские академики возможность хотя бы частичного возвращения уехавших ученых в Россию, и в академической среде страшно боятся конкуренции.

Журналист, уверенный в своей честности, одновременно отвесил Ходорковскому: "Можно, не беря на душу грех, "заработать" миллиарды? Думаю, скорее нет". Что ж - Ходорковский находился ровно в той же ситуации, что и журналисты, священники, врачи и прочие "отечественные производители" чего бы то ни было. Деформированная ситуация. Несвободная. Причем несвободны одни – потенциальные конкуренты, а коррумпируются другие, те, кому дорожку соломкой выстлали.

Честность, порядочность, нормальность – их отсутствие гарантирует, что человек подлец (кстати, профессионалом он все-таки может быть, только проку от этого никому нет). А вот наличие честности, порядочности, нормальности – ничего не гарантирует. Повара в Освенциме были? Были. Готовили для эсэсовцев по одной норме, для заключенных по другим. Вряд ли воровали – у заключенных нечего было воровать, у эсэсовцев воровать было страшно. Да, может, повара были тоже из эсэсовцев, а может, просто честные немцы или честные поляки.

Возможность "нормально жить" внутри самой ненормальной ситуации – великий дар Бога человеку. На этом даре основывается свобода. Человек может быть жертвой, а может – палачом, это не означает, что жертва всегда любящая, честная, а палач – лжец и негодник. Тем не менее, быть палачом нельзя. Точнее – тем более нельзя быть палачом, что быть палачом можно без большого ущерба для своей души. Рассказы про то, что палачи спиваются и сходят с ума, – обычные зэковские байки, вздор.

Недостаточно быть честным и нормальным человеком, чтобы быть человеком. Ведь человеком становятся благодаря существованию человечества. Вот обезьяна будет обезьяной, даже если ее с первой минуты жизни изолировать от обезьян. С человеком такой фокус не пройдет – пока он ребенок. Когда же вырастает, тогда начинаются фокусы: накрыть себя платком, шляпой, забыть о других – ну, кроме близких, друзей, родных – и думать, что в образовавшейся темноте ты вполне нормален и жизнь продолжается. Только рано или поздно платок сдернут – и... Хорошо еще, если это сделает Бог, Он добрый и простит. Только значительно чаще из упоения своей нормальностью человека выдергивают другие люди. А тогда, как сказано в Евангелии, "бывает для человека того последнее хуже первого".

Священник Яков Кротов

3 декабря 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования