Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ": Лунный пейзаж. Представление о влиянии РПЦ представляется преувеличенным - как институт она никогда не позволит себе прервать диалог с Кремлём в той тональности, которая его устраивает


Получил несомненное удовольствие, читая полемику Радзиховского с Яковенко. И не только их двоих. Обзавидовался и захотел вставить свои три копейки.

Если можно, в виде тезисов, изложенных в произвольном порядке.

О ситуации в целом – чем, собственно, заканчивает Радзиховский. У меня такое впечатление, что действительно крандец. В том смысле, что более или менее обозримые позитивные перспективы у нашей страны не просматриваются.

По-видимому, мы недооценили причиненный ей в 20 веке ущерб. Сразу после Октября 1917 года Бунин сказал: "С Россией кончено". Это были, конечно, эмоции, благородная истерика – но как в воду глядел. Начиная с 1917 года, на протяжении нескольких десятилетий с общества, с его базовых, несущих составляющих снимался верхний, наиболее качественный слой. Раз за разом. Аккуратно – как с масла ножом. И счет шел не на тысячи, а на десятки миллионов людей.

В ходе Гражданской войны и репрессий, включающих раскулачивание, было физически уничтожено дворянство, фактически уничтожено крестьянство, во всяком случае, его трудоспособная часть, и частично уничтожена, частично изуродована интеллигенция. Впрочем, изуродованы, оскоплены были все. Главное – запущен эффективный механизм последовательного негативного отбора.

Война забрала молодых мужчин – девять из десяти.

Во второй половине века прямой геноцид прекратился, но практика негативного отбора была продолжена.

Ни один народ, ни одна нация не в состоянии все это выдержать без серьезнейших последствий на генетическом уровне. Последствий, вероятно, не совместимых с жизнью. В чем это может выражаться?

Это уже выражается в том, что организм отвергает все лекарства, но радостно требует токсинов. "Собака лижет пилу и пьянеет от вкуса крови, не понимая, что это – ее кровь". Чем это кончится, предсказать сложно, но вот насчет варианта многовекового пышного увядания по примеру Испании с Португалией – Леня Радзиховский, боюсь, размечтался. Восьмая часть суши, напичканная ядерным оружием – это не Португалия.

И 21-й век – не 17-й. У нас нет даже пары десятилетий позднесоветского, брежневского загнивания. Все может происходить гораздо динамичнее.

О церкви. На самом деле речь, как мне кажется, идет не о РПЦ.

РПЦ – она и есть РПЦ. Ей тысяча лет, и рассматривать ее в системе координат "хорошо-плохо", "прогрессивно-реакционно", всерьез обсуждать, могут ли либералы с ней вступить в союз или не могут, в достаточной степени беспредметно.

Совершенно согласен с Радзиховским в том, что касается параллелей с Восточной Европой. Там либеральные идеи действительно приобрели быструю и устойчивую популярность, прежде всего, благодаря тому, что смешались "в одном флаконе" с идеями национальной независимости и национальной идентичности, которые, в свою очередь, ассоциируются с Церковью. Именно эти национально-патриотические идеи заставляют бывших, замученных старшим братом советских сателлитов бежать что есть мочи к Америке, к НАТО, к западным, т.е. либеральным ценностям – только бы подальше от России.

То ли дело у нас. У нас патриотизм, национальная идея прочно увязываются исключительно с имперским прошлым, т.е. с Советским Союзом, а либеральные ценности – с Америкой, НАТО и прочими врагами любезного Отечества. И они несовместимы.

Бесспорно выигрышный, замечательный проект скрещивания либерализма с патриотизмом и национальным традиционализмом (читай – РПЦ) не был оригинальным уже в те былинные времена конца 80-х, когда г-н Игнатьев учил уму-разуму Г.В. Старовойтову. Однако ни тогда, не позже, в самый благоприятный момент, на пике буржуазно-демократической революции начала 90-х, он не имел шансов на практическое воплощение. Тем более не реализуем он и сейчас, как бы того ни хотелось Радзиховскому, Игнатьеву, мне и нашим единомышленникам.

Кроме того. Если называть вещи своими именами, представление о значительном и самостоятельном политическом влиянии РПЦ представляется преувеличенным. Как говаривал император Павел Петрович, "в России велик только тот, с кем я говорю и только пока я с ним говорю". РПЦ как институт никогда не позволит себе прервать диалог с Кремлем (или с Белым домом – не суть), и диалог в той тональности, которая устраивает Кремль.

Поэтому значительно более предметен, и, думаю, именно его на самом деле начал Радзиховский, разговор не о РПЦ, а о патриархе Кирилле. Поскольку Кирилл, со всей очевидностью – фигура яркая, мощная, амбициозная, нетривиальная и резко выделяющаяся на нашей мертвой, лунной политической поверхности. Это вовсе не значит, что либералы должны немедленно, со всем присущим им обаянием, начать заигрывать с Его Святейшеством. Но иметь в виду наличие на доске этой тяжелой и объективно не враждебной фигуры они обязаны.

О ситуации для либералов. Есть такое мнение, и оно в известной мере представлено в тексте Игоря Яковенко, что кризис, т.е. ухудшение экономической ситуации в стране и ослабление позиций власти, выгоден либеральной оппозиции. Чем хуже, тем лучше! Пусть сильнее грянет буря!

Увы, господа, увы… Рад бы, как говорится, да нечем. Лучше напомню анекдот, правда, малопристойный, но зато к случаю.

В деревне голод. Зверюшки собрались на совет. Как быть? Надо рвать когти в город. Тут Шарик встает и говорит: "Ребята, вы – как хотите, а я остаюсь. У меня перспективы". Его прижали: колись, сукин сын, какие перспективы? Шарик туда-сюда, поломался, потом глазки опустил и отвечает: "Я хозяйский разговор подслушал. Говорят: "Если дальше так пойдет – будем хрен у Шарика сосать".

И что теперь делать? А кто же знает? Можно с оптимизмом ждать перспектив, бодро повизгивая и подбадривая себя ударами хвоста.

Можно разминаться интеллектуальным рукоблудием в "ЕЖе" – чем мы и занимаемся. Сочетая приятное с полезным. И хандру разгоняет, и от прыщей помогает, и позволяет сказать, что мы хотя бы отдаем себе отчет.

Можно еще ползти на кладбище – но это как раз ни к чему, поскольку никогда не поздно, никуда не денется и в корне противоречит христианской традиции.

Николай Сванидзе

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ", 3 августа 2009 г.

Фотография РИА Новости


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования