Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ЖИЗНЬ": Восстал из гроба. Игумен Петр ожил в могиле (окончание)


ИГУМЕН Петр Кучминский ожил в мо­гиле. Он видел свои похороны со сто­роны. Кладбище, заплаканных лю­дей.

Чрево могилы и гроб рядом с ней. И себя в нем - свое заледеневшее лицо, окаменевшие веки.

Видел, как его, мертвого, накрыли крышкой. Но страха не было - только блаженство и радость.

Люди брали по горсточке земли, бро­сали на опущенный в могилу гроб.

- Вдруг все, что было во­круг, исчезло, расска­зывает батюшка. - Слов­но ударило меня что - и ощутил себя опять в те­ле. Дышу, крикнуть пыта­юсь. А вокруг - мрак, тес­нота. Уперся коленками и руками в крышку. Откуда только силы взялись! Сбил крышку, вскочил. А люди, увидев меня, с криками с кладбища побежали, неко­му помочь мне из могилки выбраться. Поднял крыш­ку, прислонил к стенке, вы­карабкался. Пошел домой, к маме. До хаты километра три, а по дороге - ни души, все попрятались. В родную хату зашел, а там вой сто­ит. Мама бледная вся, на лице ни кровинки. Кре­стится и на меня смотрит. А я говорю: "Что с тобой, мама, почему ты дрожишь, почему ты такая тощая?" А она отвечает: "О тебе то­скую, сынок..."

Слух о моем воскреше­нии по всей округе про­шел. Приходили смотреть, щупали, расспрашивали. И каждый интересовался, как на том свете. А я от­вечал, что там такое бла­женство, какого на Земле и близко нет. На память о том своем воскрешении сделал маленький гробик, до сих пор храню его ря­дом с иконами...

Как-то мама в сердцах воскликнула: "Когда же отец вернется?!" А я тут же назвал день, час и минуту. Так и получилось. Мама на­звала меня "мой пророк".

Навет

- В 1945 меня призвали в армию. Отслужил шесть лет в Германии в войсках связи. Вернулся домой, ма­му схоронил и в пастухи пошел, чтобы время для молитвы было. Стадо вы­гонял в поле: в одной ру­ке кнут, в другой чемо­данчик с богослужебными книгами. И кто-то доло­жил, что у меня в чемодан­чике рация, кнут - антен­на, а я сам — американский шпион. Приехали с обы­ском, весь дом обшарили, но ничего крамольного не нашли, кроме церковных книг. "Так ты тайный мо­нах!" - говорят милиционе­ры. И давай мне руки кру­тить, волосы драть, бороду стричь. Больно, а я молюсь великомученикам Варваре и Георгию, Господа слав­лю. И вдруг почувствовал, что Господь со мной - как тогда, в могиле. Это трудно передать, но я совершенно перестал ощущать боль. И точно знал: если бы ме­ня далее по кускам реза­ли, принял бы эту муку с радостью... Потом увезли в Минск, положили в психиатрическую больницу. Так туда за один день ко мне двадцать три посети­теля пришли. Спрашивают их другие про меня: что за знаменитость такая? А они рассказывают про то, что я воскресший, про тот слу­чай с моей могилой.

Меня на комиссию:

— Кто те старушки?

— Мамины подружки!

Академия

- Тогда дали команду бе­лорусским церковным вла­стям отправить меня на учебу - только бы с глаз подальше. А я этого не знал еще. Поехал в деревню Ко­ски под Минском. Там ста­рица матушка Валентина жила, праведница прозор­ливая, ее как святую сейчас там почитают. Она мне и сказала, что москвичом ста­ну, и всю судьбу дальнейшую рассказала. По ее словам все и вышло.

Отправили меня в Духовную академию в Сергиев Посад. Возраст у меня был запре­дельный, но все-таки приняли. Учеба поначалу не давалась. Я уж совсем отчаялся. Пошел в храм помолиться. А там у вхо­да монах старенький поманил меня. Я подошел, а он спра­шивает: "Ну что, учеба плохо идет?" Я кивнул, голову пону­рил. А он стиснул ее руками - крепко, как железным об­ручем, и помолился. Говорит: "Ну, теперь будешь учиться отлично". С той поры все из­менилось: беру билет на экза­менах, молюсь - и ответ при­ходит сам собой...

Служение

Игумен Петр служит духов­ником в Свято-Екатеринин­ском монастыре в городе Вид­ное.

- Говорят, что у вас есть дар прозорливости. Что будет с Россией?

- Старцы говорят - пока бу­дет процветать Русская право­славная церковь, будет стоять и Россия...

- Батюшка, а на своей мо­гилке были?

- Ездил в родные места, оты­скал кладбище. Оно все лесом заросло. Моя могилка недолго пустовала - в ней другого схо­ронили. Постоял у нее, помо­лился...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования