Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОНСЕРВАТОР": Паленые холмы Африки


Наш корреспондент побывал в ЮАР и нашел там русскую церковь

Не сказать, что нашему человеку попасть в Черную Африку очень уж сложно: среди моих друзей и знакомых это удалось многим. Только все они там побывали не туристами и не путешественниками — воевали. Кто в Анголе, кто в Мозамбике — в общем, "исполняли интернациональный долг, отражая агрессию расистской ЮАР". Так это звучало полуофициально, поскольку официально не звучало ничего. Поэтому, когда выпал случай побывать в ЮАР, я долго не раздумывал: своими глазами увидеть недавнюю "империю зла", зловеще нависающую над угнетенной Африкой, — дорогого стоит. Очень уж хотелось узреть ту землю обетованную, где белый человек тянет лямку своего бремени...

Мои абреки, мои кунаки, мои слоны...

В Йоханнесбурге все ходят пешком ли ездят на "Ягуарах"

Черное дерево красят гуталином

"Стройтрансгаз", аллилуйя!

Повод для поездки и вовсе оказался по-своему уникален: ушам своим поначалу не поверил, когда сказали, что в пригороде Йоханнесбурга, Мидранде, состоится открытие православного храма Преподобного Сергия Радонежского. Православная церковь на самом юге Африки?! Да еще и только что построенная?! Первая мысль: "Да кто ж туда ходить-то будет? Неужели вообще есть русские на юге черного-пречерного континента?!" Вослед и другая: "Господи, да как же их занесло туда, бедолаг? И когда?.."

Легенды древности седой — есть, оказывается, тут и такие — гласят, что русским духом якобы запахло на юге Африки чуть ли с самого начала колонизации — с середины века аж XVII! Но эти байки оставим историкам. Равно как и уже вполне реальную быль о русских волонтерах, сражавшихся с ненавистными англичанами бок о бок с бурами: узок был круг этих людей и страшно далеки они были от России. Посему златоглавыми церквами в преимущественно протестантской по духу и сути ЮАР точно не пахло. Пока местная русская община и Русская Патриархия, наконец, не нашли общий язык.


Но все же, откуда здесь наши? Первая эмиграция, плюс ошметки второй, да еще считанные десятки со времен брежневской поры. Но всех их относительно немного, настоящий прилив пришелся на смутные постсоветские годы, особенно на 1992 и 1993: утомленные переменами соотечественники, особенно из стран Балтии, подобно древним пилигримам, в поисках покоя добрели и до самого юга Африки. Насчет покоя не ведаю, а вот работу и определенный достаток обрели. Чего и не скрывали.

Настоятель храма в Мидранде, иеромонах Филарет, говорит о почти трехстах своих прихожанах. Судя по многолюдью в воскресный день освящения церкви, 2 марта, цифра относительно точна. Только вот хоть и не жалуются на бедность прихожане, но осилить глыбищу целого храма на пожертвования невозможно. Отсюда и весьма прагматичный, хотя и малоприличный вопрос: а денежки откуда — Патриархия дала? Уж не правительство, это точно!

Ответ без околичностей дал проводивший освящение храма митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, глава Отдела внешних церковных связей РПЦ:

— Свершилось чудо, и Господь дал нам возможность за невиданно короткие сроки — менее чем за два года — сотворить храм Преподобного Сергия Радонежского. Но мы не должны забывать и о материальном, о том, что чудо это свершилось на вполне конкретные деньги, пожертвованные российской компанией "Стройтрансгаз". За что мы должны ее благодарить...

Сколько всего русских (русскоязычных) в ЮАР, вычислить не удалось даже с помощью знатоков из российского посольства:

— Да кто же их считал?!

А после длительных раздумий добавили: "Ну, тысяч под 30, видимо, набежит. Правда, не все из них классические эмигранты. Много контрактников: в ЮАР ценят наших металлургов, горных инженеров и специалистов по компьютерным технологиям. А вот бизнесменов мало: не приживается в Африке бизнес по-русски"...

— Вот-вот, здесь нужны лишь те, кто умеет работать и руками, и головой одновременно, — кивнул бритой головой татуированный крепыш в коже, чисто ветеран-рокер. — "Бизнесмены" типа ваших олигархов тут долго не держатся... — о своем бизнесе крепыш, улыбнувшись, скромно умолчал, пояснив лишь, что живет тут с 1992-го. — Куртки шью кожаные, на заказ. За одно лишь то, что ты белый, тут еще никто и никому не платит, тем паче русским. И пособий для приезжих бездельников тоже нет.

Так что если кто тут угнездился — однозначно трудяга!

"Вас здесь не ждут"

Вообще, пообщавшись с прихожанами накоротке, о русском бизнесе в Африке, страшном и ужасном, узнать можно практически все. В смысле, о его полной бесперспективности в нынешней и до боли привычной нам модификации.

— С нашими людьми, тряси они тут пачками баксов — не тряси, буры и англо-саксы говорить не будут, а черные погоды в бизнесе не делают. Рынок тут давно сложился, и главный товар на нем — репутация, качество, надежность и перспектива. А уж этим родимые "бизнесмены" точно похвастаться не могут. И о какой, скажите на милость, перспективе с нашими братанами можно базар вести?! И что они вообще могут предложить? Сырье? Так этого добра тут как грязи, мы же в сырьевой сфере конкуренты. Стальной прокат или алюминий тут свой. Высокими технологиями у нас и не пахнет. Нефть предпочитают у арабов брать — дешевле и качественнее. Оружие производят свое, причем высококлассное, а "калаши" нужны лишь черным из Соуэто, желательно задарма. Бывает, кому-то удается о чем-то договориться, находятся и здесь чудаки, что нашим могут поверить. Чтобы послать их к черту после первых же нарушений контрактов. А наш брат их обязательно нарушит, не было еще исключений из этого железного правила. Вот пример: хоть одну родимую "Ниву" тут видел? То-то же, а ведь была у ВАЗа неплохая возможность закрепиться на этом сегменте рынка, была! "Ниву" (в экспортном, конечно, исполнении) охотно брали бы неприхотливые фермеры. Дважды (!) ВАЗ выходил на местный рынок, хотя ошибок тут обычно не прощают, дважды ему давали уникальный шанс, дважды заключались контракты. И все крокодилу под хвост! Ибо ВАЗ — он и в Африке ВАЗ: оба раза все накрылось медным тазом исключительно по вине тольяттинцев. Которые, как водится, успешно сорвали все мыслимые и немыслимые поставки. Третьего шанса им тут никто не даст, такого не прощают, а распальцовкой англо-саксов, тем паче буров, тут не проймешь. Слово не сдержал — все, как деловой человек ты умер навсегда и дел с тобой иметь не будут... Такие вот байки о нашем бизнесе: не ходите, Каданниковы и Березовские, в Африку гулять — погуляли уже.

По желтым страницам "Правды"

...Когда произносят "ЮАР" — мозг реагирует стандартно, по схеме, заданной еще в стародавние времена: апартеид, белые — расисты, черные — борцы за свободу, восстание в Соуэто, вторжение в Анголу, Нельсон Мандела...

Конечно, из газет нынешних я уже знал, что апартеида нет, Мандела — президент, Михаилу Касьянову очень понравилась бурская кухня, а ныне в ЮАР даже ждут Путина — ближе к осени. Впрочем, оказалось, что президент уже и не Мандела вовсе, а Табо Мбеки! Но все равно Нельсона чтут в ЮАР почти как божество: Учителя (Магиба, на одном из местных диалектов) боготворят уже за одно то, что не дал стране в ходе "перестройки" сползти в кровавый хаос: уж мстить за все белое черные были готовы. Только вот одна странность: боготворить — боготворят, только портретов Учителя не видать. Ни больших, ни маленьких, только изредка можно видеть изречения! Как-то непривычно даже после наших книжных, затоваренных Путиным по самое не могу! И странно, особенно если сравнивать с соседними странами, где богоносными ликами президентов пожизненных и сиюминутных увешано все, особенно общественные уборные.

...Но внешне все как в стародавние времена. Или в обличительных стихах Маяковского: негр-чистильщик в гостиничном фойе склонился над туфлями белого господина, задумчиво углубленного в газету, и драит, драит, драит. И ведь хорошо драит! Такого блеска даже на кремлевских приемах не видел. И носильщики в парадной униформе, совершенно как в кино, стремительно-почтительно отворяющие дверцу машины и уважительно отволакивающие твой багаж. Работа! А уж официанты в ресторанчиках и кафе-забегаловках пашут так, что, право, положенные чаевые не кажутся чрезмерными. А вот в наших — удавлюсь, но на чай не дам! Пусть сначала научатся работать, как афро-африканцы. И озаряться белозубой улыбкой...

На второй примерно день заметил странность: чего-то не хватает, но чего именно? Понял: полиции! Где копы?! Где жестокие блюстители порядка с дубьем и автоматами?! Не то чтобы без полиции было позарез не обойтись, просто хотелось пополнить свою фотоколлекцию снимками местных стражей порядка: экзотика все же... Фиг вам, а не экзотика: ни одного постового, ни гаишника — за все пять дней путешествия. Обидно как-то даже, поскольку так и не знаю, как они выглядят. Уж как ни старался мне помочь советник посольства, но и тот так и не смог откопать типаж. Пока однажды не махнул вслед паре промчавшихся рокеров на крутых байках в черной коже: "Вот твои копы, это буры-мотоциклисты. Лучшие патрульные в мире! Когда они расчищали дорогу кортежу Касьянова, его охранники слюну от зависти пустили. А вообще брось это дело, никого не увидишь. Эти ребята попусту не маячат парными патрулями, как наши менты, и глаза не мозолят — у них все под видеонаблюдением. Чуть где что — мигом ближайший мотоциклетный наряд по тревоге примчится. А в сомнительных местах они тоже бдят, но в штатском. Все под контролем!"

Доблестных вояк углядеть тоже не удалось, кроме одного-единственного солдатика. О котором позже. Вообще, оказывается, не принято у юаровских армейцев население формой раздражать, не говоря уж об оружии: те, кто в форме, — они на службе, в поле, на базах и кораблях, по городу не шастают, а кто не на службе — только в штатском. И то верно: чай, положение не чрезвычайное, а сугубо мирное.

В черном-черном городе черный-черный нал...

Но в знаменитое Соуэто мне все же соваться убедительно не рекомендовали: "Если дорог тебе твой Nikon..." А также и кошелек, и часы, и жизнь. Трущобное гетто — оно и поныне гетто. Публика соответственная. Посему через этот пригород Йоханнесбурга вполне официально советуют ближе к обеду проскакивать на машине через все перекрестки, невзирая на красный свет. А уж ближе к сумеркам и вовсе открыто говорят, что есть более пристойные способы суицида, нежели посещение черных кварталов. Даже на БТРе...

Честно говоря, проверять не стал еще и потому, что пилить на своих двух через шестимиллионный город по 33-градусной жаре — удовольствие ниже среднего. А городской общественный транспорт в нашем понимании в Йоханнесбурге (равно как и в прочих городах и весях) отсутствует как класс. Ходят, конечно, в приличных районах какие-то автобусы. Но массы (преимущественно белые и цветные) передвигаются больше на личных авто, пешком тут как-то не принято. А вот массы угнетенные (т.е. черные), не обремененные личной автособственностью, ездят типа в маршрутках. Только если у нас в них влазит от силы полтора десятка, то тут, пожалуй, все полсотни будет. Правда, как раз в те дни у хозяев маршруток было что-то типа протеста и стучания касками об асфальт возле правительственных учреждений. Поскольку какие-то умники решили ввести лицензирование, дабы брать налоги. Один в один как у нас Лужков на шаурмистов наезжает. А поскольку маршрутки — самая серая (и жирная) часть южноафриканского бизнеса и нал там крутится ого-го, то протестуют водилы серьезно. До мордобития. Так что членам правительства до родных бунгал на маршрутках теперь добираться не рекомендовано. Хотя они и раньше этим не злоупотребляли, откровенно говоря.

А вообще черный люд перемещается, как может. Посему порой кузова грузовиков и пикапов просто забиты людьми. Редко, но можно видеть и темных товарищей явно небедного положения, щеголяющих в таких ландо — аж дух захватывает при виде малинового "Ягуара" за 60 тысяч...

Памятники

Раньше я думал, что такие памятники — это только наше ноу-хау: выбитые в металле столбцы имен, бронзовый солдат, каска, винторез наперевес, примкнутый штык — вперед, в атаку, ур-ра-а! За Родину, за... А вот этого не надо! Поскольку в шортах с кличем "За Сталина!" в атаку уж точно не ходили. А так — натурально советская композиция в провинциальном исполнении, только без Вечного огня.

— Во, мужики, смотрите, как они чтут своих ветеранов Второй мировой, — сопровождавший нашу компанию дипломат уважительно обводит широким жестом монумент, сияющий чистотой и негой в мареве африканского пекла. — Эти парни били Роммеля...

Приглядевшись, замечаю некую несуразицу:

— Они что, Роммеля били штурмовыми винтовками FN FAL образца 1960-х?!

Долгая пауза с внимательным перечитыванием табличек:

— Так, мужики, это памятник не ветеранам Эль-Аламейна, а воинам-интернационалистам! В натуре! Бойцам батальона "Buffalo", что в Анголе воевали...

Ага, тут уже припоминаю рассказы друзей, тоже повоевавших в Анголе — с другой стороны, вестимо. Об этом батальоне они отзываются предельно уважительно: он полностью раздраконил целую полнокровную дивизию. Кубинскую. Один батальон — дивизию! Правда, довольно обширный список погибших сам за себя говорил: кубинцы — тоже не пальцем деланные.

Их, кстати говоря, в ЮАР и поныне сильно не любят (в отличие от русских). И, невзирая на всякие там свои перестройки с отменами апартеида, по сей день твердо убеждены: их "интернационалисты" в Анголе воевали не зря.

— Если бы мы вас тогда не остановили, — буркнул мне на приеме невнятно представленный крепыш-ветеран той кампании, — вы бы сейчас наблюдали не эту картину, — ветеран обвел рукой сияющий ночными огнями Йоханнесбург, — ...а кровавую вакханалию. Типа как в Зимбабве или Руанде. Или в вашей Чечне. Так что уж лучше малой кровью да на чужой территории...

Черное дерево KIWI

Африка из окна автомобиля — это, конечно, не Африка.Так что успел я повидать и маняще-книжную Африку детства, черную-пречерную. Костры, созвездия, Тарзан и Тимбукту, бремя белого человека, львы, антилопы, страусы и крокодилы. Изысканный бродит Гумилев.

Крокодилы, кстати, совсем не зеленые! Коряги грязно-серые. Валяются себе шлангами, пасть разинута: вентилируют, что ли? Только молодняк живо шуршит по кустам. На вкус крокодилятина мне не глянулась: жирное, мягкое, нечто типа смеси переваренной рыбы с разваренной же курятиной. Страус гораздо вкуснее! И совсем по вкусу не напоминает птицу, скорее, нежный и сочный бифштекс. А вот дичь, то бишь антилопы (11 видов опробовал! "Зеленые" точно во враги природы запишут), жестки, как подошвы. Но под местный лагер "Castle" очень даже ничего. А уж под превосходное местное каберне — вообще блеск!

Что до сувениров, то все африканские копья и маски, в лучших одесских традициях, делаются на Малой Арнаутской. То есть в одной зулусской деревне, отвечающей за этот бизнес. Правда, на вид все эти прилавки с парадно вышагивающими бегемотными стадами и полчищами оскаленных крокодилов очень даже ничего. Только ходишь по рядам и все время спотыкаешься о массу гуталинных жестянок "Kiwi". Этих "Kiwi" тут такое обилие, словно тут батальон "Buffalo" перед парадом начищался. Интересно, что тут вообще можно чистить, если и у туристов-покупателей, и у африканцев-продавцов обувь исключительно по сезону — кроссы да сандалии?!

Загадка разъяснилась, когда я своими глазами узрел процесс производства бегемотов и слонов из "черного дерева". Все так банально! Берется дерево. Обычное. Или еще хуже. Но уж точно не черное. Например, огрызки с мебельной фабрики. И из всего этого поточным методом режутся-пилятся крокодилы, жирафы и вечно беременные бушмены. Которые затем за пять минут превращаются в черное-пречерное дерево с помощью гуталина той самой марки "Kiwi". Не отходя от прилавка. Продавец радостно зазывает лоха-туриста: "Мистер, мистер, эбеновое дерево! Железное... Дешево. Только для вас! Делаю скидку! Настоящая Африка!" И тут же рядышком сидят товарищи и в поте лица своего сапожными щетками гуталинят, гуталинят, гуталинят. А потом еще и бархоточкой проходятся. Красиво! Блестит! Налетай — не хочу! Примерно такого же качества и настоящее железное дерево, к которому вашего автора в конце концов сводили на погляд. Не знаю, сколько и какого там железа, но ноготь берет его легко.

...А все равно в Африку еще раз хочется!

Владимир Воронов
фото Александра Крушельницкого

14 марта 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования