Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПРАВАЯ.RU": Нужно собирать полный Поместный Собор. Для избрания нового главы РПЦ МП


В принципе, в том, что произносят уже некоторые имена, ничего особенно дурного нет, если правила соблюдать. Всегда есть особо уважаемые лица. Святитель Тихон, в списке из трех, чьи кандидатуры были выбраны для жребия, не был на первом месте. Так, что бывает – Господь поправляет. Он как бы напоминает – а вы обратились к Моему последнему слову, ведь это Я Глава Церкви

Мы потеряли очень хорошего и очень достойного иерарха. Он почил прекрасной смертью. Все когда-то умирают, за исключением пророка Илии, и, как говорят, Иоанна Богослова и короля Артура.

Святейший Патриарх был дважды при смерти и один раз – год назад — просился на покой – архиереи не отпустили. Он имел на это право, но его не отпустили, и он смирился. Разве Всевышний его не вознаградил? Накануне кончины, меньше, чем за сутки, он в хорошей, как говорят, физической форме отслужил праздничную службу на Введение. Во-первых, он только что причастился. Во-вторых, какая другая может быть радость у священника, когда он только что отслужил?

Не могу не сопоставить с нижней точкой падения. Когда-то еще не лишенного сана священника Глеба Якунина, ничего не имея в виду, спросили: "Отец, а вы сейчас не служите?" "Слав Богу, не служу", — ответил Якунин. Он это, конечно, случайно сказал, обмолвился, но ведь, как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

Патриарха больше нет. Каково его наследие?

Сейчас надлежит избирать Патриарха. У нас уже есть местоблюститель Патриаршего Престола – высокообразованный, умнейший митрополит Кирилл. Но местоблюститель – это не Патриарх, это тот, кто временно встал во главе, чтобы собрать Собор и избрать Патриарха. Больше ничего. В традиции Православных Церквей – вообще никого не избирать в местоблюстители. Просто старейший митрополит исполняет полтора-два месяца эту функцию. Это больше почетное и единственное его дело – собрать Собор. Больше ничего. Если кончено, нет никакой трагедии в поместной Церкви.

А такой случай с Русской Церковью был – 21 год боролся с богопротивным Царем Петром I местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан Яворский – с 1700 по 1721 год. И проиграл. Он 21 год боролся, чтобы Патриарх был избран. Может быть, Стефан Яворский и хотел стать Патриархом, шансы у него были, но дело же не в этом. Он был достоин Патриаршества. Так на два века мы лишились Патриарха.

Мы не католики, Патриарх – это не четвертый сан, выше сана епископа. Это всего лишь председатель в Соборе епископов. Но, как показывает многовековая практика, он абсолютно необходим. Как без него — так плохо. Иногда удавалось архиерею возвыситься без Патриарха на пост как бы фактически председательствующего. Это святитель Московский Филарет (Дроздов).

Плохо без Патриархов. Хотя, повторюсь, это лишь председатель в Соборе епископов.

Все это было подтверждено на Поместном Соборе 1917-1918 гг. Там прямо о положении Церкви прописано следующее: "Патриарх есть первый среди равных ему епископов". Это латинское – primus inter parens. Латынь тоже священный язык, как и старославянский, и греческий.

Старейшим должен был быть, тем более, что он епископ в Московской области, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков). И ничего бы здесь не было. Митрополит Ювеналий слишком преклонных лет, чтобы стать Патриархом.

Вопрос заключается в другом. Для избрания Патриарха, а мне приходилось об этом писать, необходим полномасштабный Поместный Собор. Сам почивший в Бозе Патриарх сказал в середине 90-ых гг.: "Мы сейчас стремимся возвратиться к нормам Поместного Собора 1917-1918 гг."

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, нынешний местоблюститель, тоже высказывался в пользу норм Поместного Собора 1917-1918 гг.

А что это за нормы?

Каждая епархия была представлена одинаковым количеством участников Собора с правом решающего голоса. Это, естественно, епархиальный архиерей (которого не избирали, ибо он представляет и молится за свою епархию), два священнослужителя и три мирянина (священнослужителей и мирян избирали). Сначала избирали выборщиков на приходских собраниях. Затем – на благочиннических. Затем – уже членов Собора не епархиальном собрании.

У нас сейчас много – более полутора сотен — епископов. Но надо учесть – речь идет только о епархиальных начальниках, которые по положению представляет свою епархию. Викарный архиепископ или епископ не представляет никого. В 1917 году было установлено, что двое священнослужителей от епархии, из которых один обязан быть священником, а второй может быть либо епископом – викарным, либо священником, либо диаконом, либо псаломщиком. И трое мирян.

Как видите, почивший Патриарх и нынешний местоблюститель одобряли этот род поведения. Вспомнят ли об этом сейчас?

Во-первых, у нас существует точное различие между двумя Соборами – Поместным и Архиерейским. На Архиерейском Соборе могут присутствовать советники, но они ничего не решают. Они могут быть и священниками, и мирянами, но без права решающего голоса. Как, кстати говоря, должно быть и в отношении епископов викарных.

Если собирается Поместный Собор, то никак нельзя, чтобы епископ назначил двух попов и трех мирян. Их должны избирать, потому что церковный народ имеет право голоса. Давайте обратимся к истории.

В 1312 году в городе Переяславль-Залесском (в память этого, между прочим, стоит церковь святителя Петра на старейшей Красной площади) был собран Собор, так как святитель Петр был обвинен в симонии — продаже церковных должностей. Святитель блестяще оправдался. Кто его судил – попы и миряне, потому что архиереи его судить никак не могли. Ведь одним архиереем был он сам, другим – его обвинитель Тверской владыка Феодор, а третьим – Ростовский архиерей, который, будучи единственным нейтральным лицом, конечно, не мог собрать Собор из самого себя. Потому и собрались на собор мужики, бояре, диаконы, священники. Это вообще наша русская традиция. Она, конечно, завязана на то, что у нас были слишком большие епархии, было слишком мало епископов (в XVIII век вошли, имея на гигантскую империю только 20 архиереев). При императора Николае I Александровиче мы имели 67 епископов, что все-таки побольше и не на всю Сибирь один архиерей!

Господь нам помогал – среди архиереев было много святых. Но только на это уповать же нельзя. Дал Бог святого, слава Богу, не дал – на это существует каноническое право, Книга правил.

Надо собирать полный Поместный Собор. Пора. Это длительный процесс – надо избирать выборщиков, чтобы избрать выборщиков, чтобы избрать членов Поместного Собора от рядового духовенства и от мирян.

Хочу напомнить, что Собору 1917-18 гг. предшествовала и монашеская конференция в Троице-Сергиевой Лавре. И она тоже избрала от монахов 20 человек – членов Собора. Как видите, не епархиальным способом — Монашеский всероссийский съезд.

Были и особые депутаты от военного духовенства, но нам сегодня это не грозит – военного духовенства у нас всерьез нет.

Вот что важно. В принципе, то, что произносят уже некоторые имена (и более других – имя Высокопреосвященнейшего Кирилла), бывает всегда. И в этом ничего особенно дурного нет, если правила соблюдать. Всегда есть особо уважаемые, просто популярные лица. Между прочим, святитель Тихон, в списке из трех, чьи кандидатуры были выбраны для жребия, не был на первом месте. И Патриарх Алексий был не первым. Так что бывает – Господь поправляет. Он как бы напоминает: а вы обратились к Моему последнему слову, ведь это Я Глава Церкви.

Действительно, на Соборе 1917-18 гг. митрополит Антоний Храповицкий прошел уверенно первым. Вторым был очень ученый архиепископ Новгородский Арсений Стадницкий, и только третьим – Тихон Московский. И Господь избрал Тихона.

Может быть, это может научить, может быть, надо уповать все-таки на Божественное решение, а не на человеческое. Церковный народ не ошибается – заведомо недостойные архиереи не попадут в такую тройку, если даже они есть. Но все-таки последнее слово должно быть Божие.

Ничего этого не слышно – ни про избирание духовенства, ни про избрание мирян. Еще раз напомню – о доверии этой традиции говорил и Патриарх, и нынешний местоблюститель. Но дело не в симпатии, а в том, чтобы церковная история продолжалась так, как должна продолжаться.

Еще одна неприятная деталь. Мы привыкли к тому, что Патриархами становятся постоянные члены Священного Синода. Но ведь у нас нет даже положения канонического о Священном Синоде.

В такой гигантской Церкви, как Русская, должен быть мобильный Совет во главе в Патриархом. Но положения-то нет, как он комплектуется, никто не знает, потому что это тихо меняется. Собор в 1917-18 гг. точно постановил, что в Синод, помимо Патриарха (это понятно), входит по положению митрополит Киевский (глава первопрестольной кафедры), пять архиереев избираются Собором раз в три года (потому что Поместный Собор должен собираться раз в три года – и тогда ведь ни самолетов, ни компьютеров, ни е-мейлов не было, а сейчас есть все, не трудно собирать Собор!), остальные шесть избираются на год жребием на череду. Половина приезжает, а пятеро являются постоянными членами.

Также Собор повелел учредить и Высший Церковный Совет, в который должны войти 3 архиерея из Синода, 6 священнослужителей, из которых один должен быть монахом из монастыря и 6 мирян. На ВЦС возлагались вопросы общения церкви с обществом и госудраством.

Может быть, это не действующие правила, но другого-то нет. В Уставе 2000 года про то, как формируется Синод, ничего не сказано.

Владимир Махнач, 10 декабря 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования