Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Правда о святом хирурге. Неизвестные страницы из жизни лауреата Сталинской премии


Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), причисленный Русской Православной Церковью в 1996 г. к лику святых, был человеком необыкновенным. Хирург с мировым именем, лауреат Сталинской премии, многие годы проведший в тюрьмах и ссылках за исповедание веры, был активным участником воссоздания структур РПЦ в послевоенные годы. Долгие годы ему удавалось совмещать научную деятельность и врачебную практику с архипастырским служением. Популярность святителя в научных и церковных кругах была столь велика, что в 1946 г. власти решили добиваться от церковного руководства его перевода из Тамбова куда-нибудь подальше. Подходящим местом оказался Крым, превращенный войной в руины. Крымские города лежали в развалинах, от многих храмов не осталось и следа, жители нищенствовали. Вопреки ожиданиям архиепископ не только не пал духом, но с еще большим азартом взялся за работу.

О святителе Луке написано немало книг. Однако многие архивные материалы, проливающие свет на духовную жизнь послевоенного Крыма, до сих пор не изучены. К ним, в частности, относятся документы уполномоченных Совета по делам РПЦ и Совета по делам религиозных культов, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации.

"Церковные дела мучительны. Наш уполномоченный, злой враг Христовой Церкви, все больше и больше присваивает себе мои архиерейские права и вмешивается во внутрицерковные дела. Он вконец измучил меня", - напишет архиепископ Лука за год до смерти.

Многое в поведении архипастыря воспринималось в то время как неслыханная дерзость. Один из самых ярких примеров - чтение лекций в медицинских вузах в рясе и с панагией. Ему неоднократно предлагали выступать в светском костюме, но святитель не соглашался. Тогда его попросту перестали приглашать. Однажды он заказал в типографии визитные карточки с надписью: "Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука - лауреат Сталинской премии 1-й степени". "После соответствующей консультации с начальником Обллито (областной орган цензуры печати), - сообщает начальству уполномоченный Совета, - мною было отказано и разъяснено, что ему Сталинская премия была присуждена не как архиепископу Луке, а как профессору, доктору медицинских наук за научный труд по вопросам медицины. В таком содержании, без указания его духовного звания, отпечатать могут. Кроме того, со слов начальника Обллито мною было замечено, что у нас сейчас в СССР визитные карточки не в моде и ими не пользуются".

Все, что было связано с церковным искусством, будь то иконы, церковное пение, архитектура, да и само богослужение в целом, воспринималось чиновниками как конкуренция тогдашней массовой культуре. Регентов и певчих выгоняли с работы, прикрепляли к ним для бесед партийных активистов, грозили лишением пенсии и т.п. Несладко приходилось и сотрудничавшим с Церковью художникам.

Многие архитектурные памятники Крыма разрушались, несмотря на настойчивые попытки Церкви сохранить их для будущих поколений. "Церковный совет Николаевской церкви села Зуя обратился с заявлением - разрешить им надстроить на церкви купол. Архиепископ Лука ходатайство поддержал. В соответствии с разъяснением Совета от 23 февраля 1954 г. данная надстройка мною не разрешена. С аналогичным заявлением обратился церковный совет Александро-Невского молитвенного дома в пос. Советский разрешить пристроить к зданию молитвенного дома притвор и на нем колокольню. Данная постройка мною не была разрешена", - рапортует уполномоченный.

Приблизительно тогда же был уничтожен древний храм XIV века, стоявший на дороге из Симферополя в Старый Крым. Власти объявили, что здание находится в аварийном состоянии и реконструкции не подлежит. Архиепископ Лука немедленно нашел специалистов, подтвердивших, что храм может служить еще два-три столетия. Несмотря на это, памятник архитектуры был разобран в кратчайшие сроки.

В 1961 г., в разгар гонений, был "утвержден к снятию с учета список бывших церковных зданий в количестве 23, числящихся археологическими и историческими памятниками, так как эти сооружения не имеют ни археологической, ни исторической ценности".

И все-таки иногда в отчетах встречаются описания, не лишенные некоторого изящества и резко контрастирующие со стилистикой новояза. Таков, например, рассказ "товарища Жданова" о всенощной под праздник святителя Николая: "Когда началась архиерейская служба, церковь была полна молящимися до отказа, даже на паперти был народ. Из алтаря епископа вели под руки два диакона, вслед шли священники и поставили Луку около паперти. Прислуживали два мальчика в церковных одеждах и старушка. Мне кажется, что вид престарелого, слепого, беспомощного архиепископа произвел на верующих сильное впечатление. Священники, протодиаконы и хор служили до самозабвения".

Святитель Лука считал, что не только православные, но и верующие других конфессий сообща могут противостоять духовной деградации общества. В документах Совета по делам религиозных культов сохранился любопытный рассказ о том, как архиепископ в 1948 году "прибыл в молитвенный дом евангельских христиан-баптистов в сопровождении двух монашек и одного священника. Его приветствовал пресвитер общины Костюков. Лука выступил и заявил, что прибыл к ним как к верующим в единого Бога и что он надеется на распространение веры в народе". Немедленно были приняты меры: "За допущение на кафедру архиепископа Луку Костюков предупрежден старшим пресвитером".

После этого визита архиепископ попытался сходить и к адвентистам. Но уполномоченный Совета был уже начеку, и у руководства адвентистов желание встретиться с архиепископом пропало.

Староста симферопольской синагоги, которого святитель когда-то лечил и спас от смерти, напротив, сам приходил поздравить архипастыря в дни церковных празднеств. А когда архиепископ Лука болел, за него даже молились в синагоге.

Особо стоит отметить отношение святителя Луки к католикам. В отчетах сохранился донос одного из священников кафедрального Троицкого собора о том, что архиепископ "незаконно заставил" его причащать католиков: "Я волю Луки выполнил только потому, что он, вызвав меня, сказал: "Если ты не будешь исповедовать и причащать католиков, ты мне не нужен, я тебя из собора уволю". Отец Луки, насколько мне известно, был католиком, не лучше его и Лука, поэтому он не случайно окружил себя западниками".

И все же доброжелателей было несравнимо больше. Святителя любили и уважали не только представители различных вероисповеданий, но даже убежденные атеисты. 11 июня 1961 г. архиепископ скончался. Стихийная демонстрация, в которую переросли его похороны, стала грандиозным провалом агитационной деятельности советских чиновников.

Борис Колымагин

5 марта 2003 г. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования