Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ": Украинская церковь особого назначения. В суперохраняемом храме, куда простому грешному вход заказан, элитные прихожане молятся вместе со… святыми угодниками


В суперохраняемом храме, куда простому грешному вход заказан, элитные прихожане молятся вместе со… святыми угодниками. Говорят, широкие ворота бывают только в ад — к Богу же ведет узкая калитка. Стоит арка металлоискателя, ВОХР и КПП.

"Как понял? аминь"

Представьте себе. Божий храм. Служится утренняя литургия. Батюшка молится за алтарем — его как раз не видно, на клиросе (возвышенное место для хора. — Авт.) поют трое певчих вполголоса — потому как храм совсем маленький, да и прихожан не так уж много. По правде говоря, всего трое. Дверь в церковь распахнута. Мимо храма быстрым шагом идет… нет, не идет — прет охранник одного из украинских политиков. Рентгеновским взглядом он сканирует все и всех вокруг, в ухо вонзен телесного цвета, будто капельница в мозг, провод наушника, а к запястью телохранителя приклеен микрофон — чтобы говорить. Прохожие расступаются, оно и понятно: когда валит асфальтоукладывающий каток — лучше уступить. "Фу! Фу!.. Впереди чисто! — сначала подул, а затем доложил в руку охранник, причем у него был такой напряженный взгляд, что, казалось, он хочет вены на руке перегрызть. — Как понял? Прием". Бодигард, поравнявшись с открытой церковной дверью, вдруг остановился, подозрительно посмотрел внутрь — они так глядят, когда кто-то делает резкие движения, — и… шагнул через порог. Резко — чуть свечи не погасли. То, что было дальше, и не пытайтесь вообразить — это надо было видеть.

Человек с проводком подошел к столу, где продается церковная утварь, свободной от микрофона рукой взял свечу и, как положено богомольцу, зажег и поставил ее, осенив себя крестным знамением. Далее надобно прочитать про себя молитву. Что он и сделал. Но как! Видимо, в ухе у него не замолкало, и, не шибко слыша себя, он хоть и шептал, но громко: "Господи, помилуй и спаси… Как понял? Прием… и ныне, и присно, и во веки веков…" Рука регента (дирижера хора. — Авт.) так и зависла в воздухе где-то на ноте "ля-бемоль", прихожане переглянулись, а батюшка, слава Богу, ничего этого не слышал. Меж тем охранник не отходил от позолоченного подсвечника, щедро утыканного ароматными восковыми жертвенниками: "…яко на небеси и на земле… Первый, проверьте запасной выход… аминь… выполняйте!.." Отдав команду, набожный телохранитель типа перекрестился. Да, да, попробуйте осенить себя крестным знамением, когда одной рукой нужно ковырять ухо — чего-то у него там не контачило, другую, с микрофоном, держать у рта, а… Словом, для присутствующих на богослужении так и осталось загадкой, с кем же он, стоя перед иконостасом, общался: с тем, что трещал в ухе, или с Тем, который на небесах?..

И на четверть не успела догореть поставленная странным богомольцем свеча, как он развернулся — по-строевому, через левое плечо, что-то еще шепнул в запястье — то ли молитвенное, то ли служебное, и вышел из храма. А через мгновение, размашисто и с выражением крестясь, аки выступая на парламентской трибуне, туда вошел народный депутат Украины…

Поди, думаете, анекдот тут вам травлю — политический? Ан-нетушки. Собственными глазами все видел. А вот где, — ни в жизнь не угадаете… Ну, ясно, что в церкви, но в какой?

По запаху ладана

В храм сей простым грешным дорога заказана. Да что там простому люду — батюшку и то перед богослужением пропускают через арку металлоискателя. Подумать только: идет утром священник на службу Божью, весь в раздумьях о промысле Господнем, и тут — нате вам — металлоискатель! Только батюшка шаг сделал — "дз-з-з-з", — затрезвонила железяка, окаянный бы ее побрал. "Металлические предметы — на стол", — заученно бубнит служивый, приставленный к металлоискателю. Настоятель смиренно повинуется: задрав рясу, достает ключи, мелочь и — язык не поворачивается вымолвить — протоиерейский крест с груди снимает. Досадно, конечно, но ничего не поделаешь — порядки здешние такие. Мы ведь не где-нибудь, а в Верховной Раде Украины, точнее, в комитетах Рады. И, пройдя тщательную проверку документов (а пропуск я заказывал по блату через депутата), вывернув все карманы наизнанку, лишившись фотоаппарата — "Не положено!", лифтом поднимаемся на седьмой этаж. Вот они — коридоры власти. Тишина. Не то чтобы гробовая, скорее сейфовая: двери в кабинеты дубовые — звуконепроницаемые, ковролин под ногами мягкий — шумопоглощающий, галдежных ходоков, что пороги обивают, не видать. Мимо кабинета народного депутата Ивана Плюща идем в конец коридора к, пожалуй, единственной всегда распахнутой двери в этом шибко важном суперохраняемом здании. По ходу подумалось: "Я б ее нашел даже без расспросов и в потемках — по запаху. По ни с чем не сравнимому запаху ладана". Что ж, давайте, перекрестимся, как заведено, и зайдем внутрь — помолимся в храме святого князя Владимира-крестителя. Или, как еще говорят, в депутатской церкви.

Ух ты!.. Да-а, церковь воистину депутатская. Когда-то были спецраспределители цэковские, спецмагазины кремлевские, где все самое-самое лучшее… А у нас — храм депутатский. Тут все на высшем уровне. Эх, жалко, что вы не можете сюда попасть. Но я постараюсь, как смогу, передать увиденное.

Живого парламентария вблизи доводилось видеть? Ежели костюм, то обязательно дорогой, солидный, чтобы всякому было понятно, где он шился. Также и здешний иконостас: резной, разумеется, качественное дубовое дерево, выдержан стиль резьбы — древнерусской, соблюдена каноничность. Сразу видно, что его делали не закарпатские калымщики с их аляповатыми виноградными гроздями и прочими резными завитушками в стиле "отак ся буде файно". Мастера творили. Батюшка рассказывал — их работы украшают именитые московские монастыри. А уж подсвечники в депутатской церкви — от позолоты аж глаза щурятся — такие я видел, разве что, в Трапезной церкви Лавры, где служит сам митрополит.

Что можно сказать о хоре в депутатской церкви? Ну, ясное дело, все певчие с консерваторским образованием, и поют они так, что самый закоренелый атеист, услышав их песнопение, поверит в Бога. Только от Него могут быть такие голоса…

Чудеса, да и только!

… — Преклони-и-м главы наши-и, — речитативом затягивает отец Виктор, и все наклоняются.

Чтобы не упереться в переднего молящегося, я делаю полшага в сторону и… нечаянно кого-то толкаю. "Простите, — шепчу, — случайно…" Господи! Кто это?.. Княгиня Ольга? Точь-в-точь как на иконе… С образов сошла! А рядом преподобные отцы печерские Антоний и Феодосий… Неужто?..

— Чте-е-ние от Матф-е-ея, — снова заводит батюшка, и я "опускаюсь на землю".

Ай-да умельцы, ай-да сотворили. Чудеса, да и только! Стены храма расписаны ликами святых Бориса и Глеба — покровительствующих, преподобных Печерских угодников, равноапостольной княгини Ольги. Но как расписаны! От пола и в полный человеческий рост — что в небольшом, квадратов восемнадцать, помещении создает эффект присутствия. Гениально! Вы зажигаете свечу, нашептываете благодатные слова, осеняете себя крестным знамением — а рядом с вами молятся святые. Посмотрите!

…Литургия закончилась, певчие свернули ноты, священник снял облачение, и все ушли. Дверь же осталась открытой. Эта церковь вообще никогда не запирается. Ящичек со щелью для купюр (наверняка не пустой), позолоченные канделябры, иконы писаные в дорогих рамках, словом, все нараспашку. Хотя чего тут трястись — внизу целый взвод сторожей.

Напоследок мы с настоятелем депутатской церкви отцом Виктором спустились в буфет.

— Атмосфера в этом здании насыщена негативом, — батюшка размешал сахар, бросил лимон в чай и перекрестил чашку, — депутатам зачастую приходится идти на компромисс с собственной совестью, а значит, и с Богом. Вот и пожелали они храм у себя, так сказать, на рабочем месте. Хотя поначалу не все эту идею одобрили. Депутат Борис Тарасюк даже к тогдашнему спикеру Литвину ходил: в государственном учреждении, мол, не место храму.… А я так скажу: отчего в тюрьмах есть церкви, в больницах тоже — это государственные учреждения, — а в парламенте не место?

(Про тюрьмы отец Виктор в курсе, потому как уже много лет по субботам причащает заключенных в следственных изоляторах и исправительно-трудовых колониях).

— А средства на церковь? — не мог я не спросить: три человека на службе — пожертвований вряд ли хватит даже на один консерваторский вокал.

На что батюшка ответил, как заправский парламентарий: "Финансовые усилия прикладывают депутаты".

…Богослужение в депутатском храме отличается от службы в обычной приходской церкви одной-единственной фразой, произносимой священником. Поминая в молитве митрополита, епархиального епископа, монашествующую братию и т.д., отец Виктор заканчивает монолог словами: "Помолимся о братии нашей иже во палате". "Во палате" — означает в царской палате, при власти. Так давайте же вместе помолимся за вразумление всех наших "иже во палате". А то ишь куда страну ведут!

Каждой фракции — отдельный патриархат!

Недавнее открытие православного храма в стенах Верховной Рады вызвало неоднозначную реакцию самих парламентских обитателей. Некоторые народные избранники, к примеру Борис Тарасюк из "НУ—НС", категорически выступили против воцерквления коридоров власти. Другие депутаты более терпимо отнеслись к появлению Божьего храма в своем цеху — никому ж, дескать, не мешает. А были и такие, которые церквушку одобрили, но с оговоркой: раз уж воцерквлять депутатский корпус — так уж весь. Куда податься замаливать грехи, допустим, греко-католику Чорновилу? Не в православный же храм.

Понять депутатов можно. Прямо-таки дискриминация по религиозному признаку получается. Выход? Открывать в ВР культовые заведения всех без исключения религий и конфессий, наличествующих в депутатской среде. Интересно прикинуть, сколько их будет.

Итак, заметная доля фракции "НУ—НС" — депутаты-националисты исповедуют хоть и православие, однако с приставкой КП (Киевский патриархат). Ныне действующий парламентский храм, как известно, находится под крылом Московского патриархата. Значит, нужна православная церковь Киевского патриархата. Это раз. Ряд депутатов — выходцы из Западной Украины — прихожане греко-католических храмов. Это два. Для Ахметова, Джамилева и других парламентских мусульман мечеть, вестимо, понадобится. Это три. А где прикажете общаться с Богом баптисту Турчинову? Молитвенный дом — четыре. Не ровен час, после грядущих выборов в парламенте окажется киевский мэр Черновецкий — тогда хочешь не хочешь, а Посольство божье под куполом доведется открывать. Это пять. Причем в этом случае небольшой комнаты (бывшего депутатского кабинета) вряд ли хватит — "послы" проповедуют на стадионах…

Даешь каждой фракции по конфессии!

Виталий Цвид

15 октября 2008 года


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования