Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПСКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ": Иконоборчество равнодушных. Разрушение иконостаса работы архимандрита Зинона в псковском храме РПЦ МП отражает удручающее состояние священства и мирян


24 сентября "Псковская губерния" опубликовала статью Елены Ширяевой "Беседы без иконописца" [ 1 ] о судьбе иконостаса работы великого иконописца современности архимандрита Зинона, созданного в 1988 году для придела Серафима Саровского в Свято-Троицком соборе Пскова. Публикация вызвала большой общественный резонанс, обращения читателей в редакцию. 1 октября "Псковская губерния" напечатала отклик председателя Ассоциации реставраторов России Саввы Ямщикова [ 2 ]. Сегодня мы предоставляем слово Артёму Тасалову, псковичу, ныне живущему и работающему в Москве. 20 лет назад, при завершении работ архимандрита Зинона над иконостасом, он был работником Троицкого собора.

"…В период иконоборчества Церковь боролась за икону, в наше время икона борется за Церковь"
Л. А. Успенский, "Богословие иконы Православной Церкви"

Когда 16 сентября я прочитал в "Живом Журнале" новость о том, что в Пскове уничтожается иконостас работы о. Зинона [ 3 ] – об этом сообщал portal-credo.ru – моя первая реакция была: не может такого быть. Однако впоследствии, ознакомившись с другими источниками информации, особенно с интервью настоятеля Свято-Троицкого собора г. Пскова о. Иоанна корреспонденту "ПсковИнформбюро" от 16 и 17 сентября я понял, что ситуация серьезная.

И серьезной она стала не в одночасье, как можно было подумать, судя по полемике в СМИ, а созревала в течение последних 5 лет. В этом можно убедиться, посетив сайт ramaria1.narod.ru, посвященный именно иконостасу Серафимовского придела Свято-Троицкого кафедрального собора г. Пскова, на котором можно видеть фотографии всех икон иконостаса и их фрагментов.

Сайт датируется 2006 годом, и уже тогда на фотографиях чётко видно разрушение красочного слоя, которое затронуло в основном иконы второго яруса и дьяконские двери. Последний раз я был в этом приделе в 2001 г., и тогда ещё красочный слой был в порядке. Таким образом, активное разрушение происходило в течение последних 5-7 лет. Почему же это произошло? Почему стали разрушаться иконы, которые при условиях правильного хранения могли бы просуществовать не одну сотню лет?

Отвлечёмся немного и вспомним недавнее прошлое. В 1988 г. вся страна праздновала 1000-летие Крещения Руси. Этот праздник оказался нежданной радостью для многих и многих верующих людей в России. В Пскове он был ознаменован и тем, что по благословению митрополита Владимира (ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, постоянный член Священного Синода) насельник Псково-Печорского Свято-Успенского монастыря иконописец архимандрит Зинон приступил к созданию иконостаса в приделе преп. Серафима Саровского Свято-Троицкого кафедрального собора.

Так сложилось, что в конце августа того же года я был принят на работу в этот собор на должность смотрителя, благодаря чему вскоре познакомился с о. Зиноном и был свидетелем того, как завершается работа над иконостасом. Вскоре она была закончена, и в приделе состоялась первое богослужение.

Признаюсь, более прекрасного иконостаса я в своей жизни не видел. Прекрасен был не только иконостас, но и весь придел, всё внутреннее убранство которого было оформлено по проекту о. Зинона в древне-русском стиле. В храме, кроме иконостаса, написанного по старым канонам, вдоль стен были расположены подлинные иконы XVI-XVIII веков, подсвечники были изготовлены из кованного железа без применения сварки, освещало храм кованное же паникадило. В таком первозданном виде храм продержался несколько лет…

В этом храме у меня состоялась примечательная встреча с одним человеком, которую уместно здесь вспомнить. Однажды, когда я находился в храме по служебной надобности, в него зашёл мрачного вида человек. Как стало в дальнейшем известно из нашей беседы, он оказался матёрым уголовником, чеченцем по национальности. Совесть его была обременена многими тяжелейшими преступлениями. Мы поговорили с ним около часа, и потом я оставил его одного наедине с храмом на некоторое время. Когда же он вышел из храма через полчаса, то сказал мне на прощание только три слова: "Здесь есть Бог". Именно такое впечатление производило изумительное убранство храма…

Икона ничего не изображает, она являет. Она есть явление Царства Христова, явление преображенной, обоженной твари, того самого преображенного человечества, которое в своем лице явил Христос.
Архимандрит Зинон, "Беседы иконописца"

В первые годы существования иконостаса руководство и обслуживающий персонал храма с пониманием относились к проблеме сохранности икон. На моей памяти нижний придел во имя преп. Серафима каждый день проветривался по несколько часов. Для этого открывалось небольшое окошко с алтарной стороны храма и створка входной двери с западной стороны – таким образом обеспечивалась сквозная вентиляция воздуха. Служили в храме в то время практически каждый день.

Постепенно, с течением времени, со сменой настоятелей, обслуживающего персонала и руководства епархии отношение к внутреннему убранству храма и к заботе о сохранности икон стало меняться. Появились новые иконы, изготовленные в XIX-XX веках в застеклённых громоздких киотах, появились пошлые, покрашенные краской под золото, подсвечники, изготовленные на заводе Московской патриархии в подмосковном г. Софрино, храм стал всё чаще оставаться без проветривания.

Последние годы, насколько мне известно из бесед с псковичами, храм преп. Серафима большей частью оставался запертым. А если учесть тот факт, что в 2003 г. в собор провели отопление, без которого он благополучно пребывал в течение трёх веков, то можно предположить, что ситуация с микроклиматом в соборе резко, радикально изменилась.

В своё время на форуме "Псковского агентства информации" мне приходилось поднимать вопрос о том, что последствия проведения отопления в соборе могут быть самыми негативными. Об этом говорил мне и о.Зинон. Однако эти предостережения никто тогда не услышал. Уверен, что проблемы с уникальным иконостасом начала XVIII века в центральном – Свято-Троицком – храме собора только ещё начинаются и будут иметь гораздо больший резонанс в обществе, чем проблема с иконостасом работы о. Зинона.

На фотографиях 2006 г. можно видеть, что иконостас уже тогда находился в ужасном состоянии. Достойно удивления олимпийское спокойствие руководства собора и лично о. Иоанна перед лицом очевидной гибели прекрасных Образов.

Сейчас в полемике в электронных СМИ сторонники о. Иоанна успокаивают нас тем, что иконостас полностью не погиб, что он на реставрации, и будет на месте к 15 января 2009 г. На сайте псковского храма св. Василия Великого (на Горке) опубликованы фотографии Царских Врат и больших икон Иисуса и Богородицы первого яруса обсуждаемого здесь иконостаса.

Нас – общественность – призывают радоваться тому, что иконостас окончательно не погиб. Местные оптимисты искренне не понимают, насколько дикой выглядит ситуация с иконостасом, который мог бы простоять века, но гибнет спустя всего лишь 20 лет после создания. Как бы то ни было, теперь очевидно, что иконостас снят и вынесен из храма. Часть его – наименее пострадавшая – вероятно, находится в иконописной мастерской при храме св. Василия Великого. Где находится второй ярус – пострадавший более всего – неизвестно. Как и неизвестно то, кому поручено восстановление или, что более вероятно, запись его поверх разрушенного слоя. Сообщить об этом общественности о. настоятель не счёл возможным.

Факт остаётся фактом – иконостас повредился и его надо спасать, если это ещё возможно. К сожалению, любые вопросы о том, что происходит с иконостасом, трактуются как посягательство на честь и достоинство правящего митрополита и даже на само православие. На воре, как говорится, и шапка горит. Такая реакция прямо указывает на то, что к плачевной судьбе иконостаса имеет отношение руководство Псковской епархии. Многие в курсе, что отношение к о. Зинону правящего архиерея оставляет желать лучшего. Особенно если вспомнить о том, что нынешний архиерей запретил о. Зинона в служении и изгнал из Мирожского монастыря в 1996 г.

Несмотря на то, что спустя несколько лет своим указом Святейший Патриарх Алексий II снял с иконописца все прещения, отношение владыки Евсевия к гениальному иконописцу не изменилось. Но это ещё можно понять. Даже между святыми отцами были недоумения, о которых мы знаем из истории Церкви. Что понять сложно, так это то, что отношение к живому человеку переносится на отношение к его трудам во благо Вселенского Православия. В конце концов, если присутствие этого иконостаса в Свято-Троицком соборе настолько нетерпимо для епархиального управления – почему было не передать его на музейное хранение в Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник? Или – если это невозможно – в другой музей?

Впрочем, это вопрос риторический. Потому что ясно же, что совершить подобное – значит расписаться публично в своём невежестве, в своей нетерпимости, в неспособности решать миром внутрицерковные проблемы.

Неужели кто-то не понимает, что Русская Православная Церковь живёт не в безвоздушном пространстве, а среди живых, не всегда и не во всём равнодушных людей? Неужели некоторым мирянам и священникам так трудно осознать свою ответственность не только перед правящим архиереем, перед своим конкретным духовником, но и перед всей Церковью, которая включает в себя людей самых разных культур и народов? Православие – это не местечковое явление, когда все смотрят в рот одному начальнику и не приемлют иной образ жизни и поведения. Православие – это воцерковлённый Космос, у которого нет границ, как нет границ у Церкви Христовой и у её Основателя.

Задача Церкви – возводить людей к высоте боговедения, а не самой снисходить до человеческого невежества. Поэтому отвергающий подлинно православную икону тем самым ставит под сомнение правильность своего восприятия богослужения и, в частности, Евхаристии, из которой икона рождается.
Архимандрит Зинон, "Беседы иконописца"

Недавно о. Зинон, по благословению епископа Венского и Австрийского Иллариона, расписал Никольский собор в Вене. Работа над росписью венского храма шла около двух лет – с ноября 2006 года по сентябрь 2008 года. По нашим сведениям, в настоящее время знаменитый иконописец работает в одном из православных монастырей на Афоне. Везде рады его приезду, его вдохновенный, высокопрофессиональный труд высоко ценит Вселенское Православие. Неужели же Псков станет здесь исключением?

Я не говорю сейчас о юридической стороне проблемы: о том, в какой степени творчество о. Зинона официально является национальным достоянием и культурным наследием. Этот вопрос должны решить специалисты государственных органов. Но не дивно ли: в то время, когда государство декларирует свою приверженность духовной истории России, а РПЦ называет своей паствой почти всё население России, отношение к иконостасу, через который с нами говорит Господь, принимает такую уничижительную форму? И тут подумаешь поневоле: нет, не диво. Так было и так будет там, где забывают Его заповедь о том, что: "Царство Мое не от мира сего" и начинают смешивать идеологию с учением Церкви.

В заключение не могу не сказать о том, что ситуация с разрушением прекрасного иконостаса стала возможной благодаря равнодушию православных людей к тому, что происходит у них перед глазами. С нашего молчаливого согласия только и могут происходить подобные вещи. Так что в конечном счёте – мы все, а не только иерархическое священство, несём ответственность за всё, что происходит в нашей Церкви.

Артём ТАСАЛОВ, г. Москва

1 См.: Е. Ширяева. Беседы без иконописца // "ПГ", № 38 (407) от 24-30 сентября 2008 г.

2 См.: С. Ямщиков: "Скажите мне, кому вы отдали иконы?" // "ПГ", № 39 (408) от 1-7 октября 2008 г.

3 Иконописец архимандрит Зинон (род. в 1953 году), в миру Теодор Владимир Михайлович, архимандрит, иконописец. Родился в Ольвиополе под Николаевом (на юге Украины, недалеко от Одессы). В 1976 г. он становится монахом в Псково-Печерском Успенском монастыре. С этого времени иконопись становится не только его творчеством, но и его служением. Приняв монашеский постриг, о. Зинон получил возможность работать для Церкви, и его искусство было вскоре замечено церковным священноначалием и востребовано. В 1979 г. Патриарх Пимен вызвал его в Троице-Сергиеву Лавру. Здесь о. Зинон написал иконостасы приделов в крипте Успенского собора, создал множество отдельных икон. Патриарх Пимен был большим знатоком древней иконописи и высоко ценил творчество о. Зинона. В 1983 г. по благословению Патриарха о. Зинону было поручено участвовать в восстановлении и благоукрашении Данилова монастыря в Москве. В 1985 г. он расписывал церковь св. Параскевы Пятницы во Владимирской области. Продолжал иконописец трудиться и для Псково-Печерского монастыря, здесь им были созданы иконостасы храмов преподобномученика Корнилия (1985 г.), Покрова над Успенским собором (1990 г.) и Печерских святых на горке (1989-1991 гг.). В 1988 г. о. Зинон написал для древнего Троицкого собора г. Пскова иконостас нижнего храма, освященного во имя преп. Серафима Саровского. В 1994 г. РПЦ МП был передан древний Спасо-Преображенский Мирожский монастырь в Пскове (за исключением собора XII в., который остался за Псковским художественным музеем) с единственным условием – в этом монастыре должна была располагаться иконописная школа. О. Зинон возглавил эту школу, и она стала успешно развиваться, сюда приезжали на обучение иконописцы не только из России, но и со всего мира. Вместе с о. Зиноном здесь трудились несколько монахов и послушников, избравших иконописание своим служением, - одни писали иконы, другие делали доски и т. д. Таким образом, насельники монастыря представляли собой не просто монашеское общежитие, а братство иконописцев, что само по себе было явлением для России уникальным. Постепенно силами братии монастырь, приведенный в советское время в состояние полной разрухи, стал возрождаться. В частности, была восстановлена надвратная церковь во имя св. Стефана Первомученика (1996 г.), в ней совершались богослужения. О. Зинон создал здесь оригинальный каменный иконостас и написал для него образы Спасителя, Богородицы и святых в медальонах. Еще работая в Даниловом монастыре, архимандрит Зинон приобрел известность как один из ведущих иконописцев России, и его стали активно приглашать в другие страны - он работал во Франции, в Ново-Валаамском монастыре в Финляндии, в Крестовоздвиженском монастыре Шеветонь в Бельгии, преподавал в иконописной школе в Сериате, в Италии и т. д. Архимандрит Зинон - один из самых авторитетных мастеров современной русской иконописи, строго придерживается древних византийских традиций. В 1995 г. за вклад в церковное искусство первым из церковных деятелей получил Государственную премию России. В 1996 году архимандрит Зинон вместе с монахами Иоанном и Павлом за то, что они причастились св. Христовых Тайн за литургией, совершенной католическим священником Романе Скальфи, были запрещены в священнослужении, изгнаны из клира Псковской епархии и высланы из Мирожского монастыря. Длительное время жил в деревне Гверстонь Псковской области, лишенный богослужения и причащения св. Христовых Тайн. Указом Патриарха Алексия II от 21 декабря 2001 г. прещения, наложенные архиепископом Псковским и Великолукским Евсевием в 1996 г., были сняты. В настоящее время живет в Австрии. Уже после снятия прещений архимандрит Зинон в 2005 году расписал храм во имя Сергия Радонежского на станции "Семхоз" Пушкинского района Московской области, воздвигнутого на месте гибели священника Александра Меня. В 2006-2008 г. по благословению епископа Венского и Австрийского Иллариона, распиcал Никольский собор в Вене. / По книге Ирины Языковой "Се творю все новое. Икона в XX веке".

8-14 октября 2008 г.

На фото: фрагмент иконостаса работы архимандрита Зинона в приделе Серафима Саровского Свято-Троицкого собора в Пскове


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования