Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"KAI": “В отношениях между католической и русской православной Церквами сложилась патовая ситуация”. Беседа с ординарием епархии Преображения Господнего в Новосибирске епископом ИОСИФОМ ВЕРТОМ


KAI: Ваше Преосвященство, что означает для Церкви в России изменения на посту ординария архиепархии Божией Матери в Москве?

Епископ Иосиф Верт: Такие перемены – вполне нормальное явление в жизни Церкви. Архиепископ Тадеуш Кондрусевич 16 лет возглавлял эту архиепархию. Время его служения – это целая эпоха. В политическом лексиконе имеется расхожее выражение "эпоха такого-то". Относительно архиепископа Кондрусевича можно тем более говорить об эпохе, ибо он – особо выдающаяся личность. Две недели назад я говорил с одним белорусским епископом о том, что архиепископ Конрусевич уехал от нас в Беларусь. Мой собеседник при этом заметил, что для Церкви в Беларуси это будет огромное подспорье. Кондрусевича в этой стране ждут с огромным нетерпением, особенно рассчитывая на тот значительный опыт, который он приобрел в Москве. Теперь этим опытом сможет пользоваться Беларусь, а не мы.

Какие задачи стоят перед новым предстоятелем?

– Новый архиепископ Паоло Пецци имеет достаточную квалификацию для занятия такой должности. Я знаю его с 1992 года. Он был редактором издаваемой мною епархиальной газеты в епархии Преображения Господня в Новосибирске, а также деканом. Хорошо знает российскую Церковь. Написал докторскую диссертацию о Церкви в Сибири. Всегда живо интересовался делами России и россиян. По его инициативе здесь начало действовать международное движение "Communioneeliberazione" (Евхаристия и освобождение) с которым он сам лично связан. В последний год был ректором семинарии в Санкт-Петеребурге, где зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. А сколько он знает русских песен! Я, вот, хотя родился и вырос в России, знаю только "Катюшу".

– После соответствующего решения Апостольского престола в российских медиа появились суждения о том, что это кадровое изменение было сделано по просьбе Русской Православной Церкви. Как бы Вы могли прокомментировать такие мнения?

– Мне бы не хотелось залезать в политику, это не послужит Церкви. У каждого есть право на свое мнение

– Как Ваше преосвященство может оценить положение католической Церкви в России?

Архиепископ Кондрусевич в последние недели своего пребывания в России часто говорил о достижениях нашей Церкви за эти 16 лет. Я также о них вспоминаю, особенно во время таких событий, как освящение нового храма, либо рукоположение нового священника. В такие моменты я обращаюсь к словам Христа: "Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари хотели увидеть, что вы видите и не видели, слышать, что вы слышите и не слышали" (Лк. 10:24). В коммунистические десятилетия тысячи набожных католиков мечтали о том, чтобы исповедоваться или принять святое причастие, или даже просто о том, чтобы быть по христиански похороненными. Теперь их мечтания сбылись.

Вспоминается история одной женщины, которой вскоре исполнится 100 лет. В их приходе не было священников, и она одна среди мирян умела исполнять по латыни псалмы и погребальные песнопения и поэтому постоянно проводила похоронные обряды. Когда ей исполнилось 80 лет, внуки записали ее на кассету, готовясь, таким образом, к похоронам самой старушки. Эта кассета до сих пор хранится у нас как свидетельство целой эпохи. На счастье, пока она не пригодилась по назначению. Это яркий пример того, как люди ждали того, что теперь мы обрели. Это величайшая милость.

– Каковы главнейшие проблемы для российской Церкви?

– У нас множество проблем, но самая насущная из них – вопрос с визами для священников и монахинь. Это касается практически 90% всего нашего духовенства.

– Что вы можете сказать о национальном составе российского католического духовенства?

Первоначально большую часть духовенства моей епархии составляли российские немцы. С началом перемен в 90-х годах минувшего столетия сюда прибыла группа духовенства из бывшей ГДР, а затем из ФРГ. Позднее приехало множество поляков и сегодня они составляют самую многочисленную группу среди духовенства. Также много итальянцев и представителей других народностей.

– Как Вы, Ваше Преосвященство, можете оценить экуменический диалог, прежде всего, с Русской Православной Церковью?

– Отвечу кратко. В православном лексиконе нет понятия "экуменизм". Поэтому можно говорить не об экуменизме, а о духовном диалоге, диалоге между исповеданиями, дружбе между отдельными епископами, священниками и мирянами обеих Церквей. За десятки лет разное случалось с этим. Когда 16 лет назад я приехал в Новосибирск, журналисты спросили, что меня больше всего удивило. Я ответил, что заявление Патриарха Алексия II по поводу назначения католических епископов и создания на территории СССР апостольских администратур. Его реакция была абсолютно негативной.

Я как христианин не могу себе представить, как можно после 70 лет атеизма и преследований так негативно отзываться о праве другой Церкви на свободу исповедания. Но именно так и было в начале. А затем наши отношения развивались волнообразно. Апогей антикатолической неприязни и пропаганды наступил в 2002 году с созданием католических епархий. Православная Церковь в очень жестких тонах начала выступать по вопросам, касающихся католической Церкви. Ныне ситуация несколько улучшилась, прежде всего, в дипломатической сфере. Это, конечно, не самый значительный уровень, но в целом ситуация сейчас стабильна. Можно надеяться, что и на низовом уровне межцерковные отношения улучшатся. Особенно улучшение отношений стало заметно с приездом нунция архиепископа Антонио Меннини.

Еще раз повторю свое мнение об отношениях католической и православной Церквей. В политическом лексиконе, в частности, есть такое определение – потерять лицо. Так происходит, когда глава государства, или политического института избирает неверный курс своих действий и при том, что понимает свои ошибки, тем не менее, из страха перед общественным мнением не может его изменить. Вот тогда-то и происходит "потеря лица". Именно такая ситуация, могущаю быть обозначенной как патовая, и сложилась в отношениях между Московским патриархатом и Римо-католической Церковью. Как я уже упоминал, православная Церковь в 1991 году взяла курс на конфронтацию с католической Церковью. И потом уже была не в силах этот курс изменить. И это заметно, прежде всего, в контексте нападок на папу-поляка Иоанна Павла II, который якобы готовил какой-то заговор против России и православия. Позднее выяснилось, что подобные утверждения просто безосновательны, и в начале XXIвека мир просто не примет подобных аргументов, да и в России это не пройдет. Однако представители православия не сумели выйти из этой патовой ситуации, хотя вскоре после кончины Иоанна Павла II и избрания нового понтифика для этого представилась возможность. В целом новый курс РПЦ МП оцениваю позитивно, прежде всего в сфере дипломатии. В глубине души думаю, что ныне наши отношения будут систематически улучшаться. Великая схизма продолжается уже сотни лет. Хочется верить, что для того, чтобы мы могли жить если не в единстве, то хотя бы в дружбе, столько лет не потребуется.

– Как складываются отношения католической Церкви с государством?

– C Российским государством у католической Церкви всегда были добрые отношения.

– Лучше, нежели с патриархатом?

– Не надо их сравнивать! Как журналисты, Вы должны знать, что на каждое, написанное вами слово, последует реакция. И поэтому следует писать так, чтобы эта реакция была позитивной со всех сторон. Об этом, кстати, в свое время говорил Папа Иоанн Павел II. Наши отношения с государством были всегда очень хорошими на высшем уровне. А вот на более низких они очень зависят от местных политиков. В большинстве случаев они также складываются очень хорошо. Представляя собой в России религиозное меньшинство, католическая Церковь в России является самой крупной религиозной общиной мира и крупнейшей христианской конфессией. Ее деятельность, прежде всего, в социальной и благотворительной сфере оценивается очень высоко. Именно в свете этого на нас и смотрят российские политики различного уровня. Они часто в беседах с нами говорят о необходимости духовного возрождения. Они осознают, что если такового не произойдет, то трудно будет говорить об экономическом обновлении.

– Как глава епископата Ваше Преосвященство опекает и верующих Греко-католической Церкви. Какова ситуация в России с этой группой?

Ныне в России с Греко-католиками нет таких острых проблем, что имели место во времена СССР, либо имеются сейчас в Украине. Греко-католики имеются среди проживающих в России трех миллинонов украинцев. Предположительно их около 300 тысяч. Очень много украинцев на севере Сибири, в Тюменской области. Это не депортированные при Сталине, а люди добровольно приехавшие работать на нефтепромыслы. Но процент практикующих верующих среди них невелик. Ну, а что касается священников – если их не хватает в самой Украине, то что говорить о России и тем более Сибири.

– Насколько многочисленны греко-католические общины?

– У нас понятие католическая община – весьма условно. Они не всегда связаны с приходами, а больше – с душпастырскими пунктами. Сильная греко-католическая община имеется в Кузбассе. В других местах мы только начинаем выискивать греко-католиков, прежде всего, через римско-католические приходы. Дают о себе знать и малые группы. В целом в России имеется 20 греко-католических священников. В нашей епархии четыре зарегистрированных прихода. Часто бывает трудно зарегистрировать греко-католический приход, причем по причинам не политического, а исключительно правового характера, поскольку согласно каноническим установлениях о епархиях Римско-католической Церкви, мы не можем регистрировать греко-католические приходы. Поэтому сейчас необходимо стремиться к изменению этих установлений.

Много ли призваний ко священству?

– В странах бывшего соцлагеря, за исключением может быть, Польши, происходило все приблизительно так: грянула свобода и число призваний возросло, а затем начало понемногу спадать. У нас в этом смысле происходит приблизительно так как в Словакии или в Литве: до недавнего времени количество призваний было достаточным по отношению к количеству практикующих католиков. В 2001 году в семинарию поступило 28 человек. Среди наших верующих было много лиц немецкого происхождения, а из их среды традиционно выходило много священников. Однако в течение последних 20 лет из России эмигрировало 2,5 миллиона немцев. К сожалению, так ничего и не было сделано для того, чтобы сбить эту волну эмиграции. Может, нужно было вернуть республику немцев Поволжья, немецкие школы, католические храмы? Я привел в пример лишь немцев, но это касается всех католиков.

– Решение о создании епархии вызвало острую реакцию не только со стороны православной Церкви...

Тогда же СМИ начали многомесячную антикатолическую кампанию. Ежедневно печатались материалы то об экспансии католицизма в России, то о скандалах со священниками-педофилами в США. Надо заметить, что кампанией руководили профессионалы – им удалось дискредитировать католическую Церковь в России. Сегодня кандидаты в семинарию происходят не из глубоко религиозных семей (таковых попросту в России нет после стольких лет коммунизма), а из атеистической среды. Молодые люди приходят в семинарию в поисках идеалов. Когда же по телевидению все время талдычат о священниках-педофилах, а также говориться об экспансии чужеземной Церкви, какие тут идеалы могут быть? Я абсолютно уверен, что именно следствием подобной кампании стало то, что число кандидатов в семинаристы резко упало в течение года – с 28 в 2001 году до 8 в 2002 и по сей день оно остается на этом уровне. Я как католик до глубины души был испуган нападками на Церковь со стороны участников этой кампании. Уверен, что ее прекратили после вмешательства президента Владимира Путина. Кроме того, на нее критически отреагировали Церкви и демократические страны во всем мире. Но этот период нападок на Церковь, хотя и оказался коротким, напрямую повлиял на количество призваний ко священству.

– Какова в настоящее время количество католиков?

– Двадцать лет назад их было гораздо больше. Вспомним, хотя бы те 2,5 миллиона немцев, что эмигрировали. Правда, только четверть из них – католики, но это были активно практикующие верующие. Так в моей премиции (первой мессы после рукоположения) в Караганде, откуда я родом, участвовало две тысячи человек. А ведь тогда не было ни церковных структур, епископов, люди группировались вокруг немногочисленных храмов и душпастырских пунктов. Например, ради пасхальной исповеди люди прибывали в Караганду, проехав до 1000 километров, да и было нас больше. Это большая утрата, что за столь короткое время много практикующих верующих выехали на Запад.

А считать можно по разному. Верующих зарегистрированных в приходах можно насчитать около 700 тысяч, но если взять всех поляков, немцев, литовцев, украинцев и белоруссов, имеющих католические корни, то цифра вырастет до полутора миллионов, а это 1% населения России.

Некоторые хотели бы представить нас как величину, которой, что называется, можно пренебречь, но это не так. Некоторые хотят представить нас иностранцами, но мы –полноправные граждане России различных национальностей.

– А есть ли этнически русские католики? Имея в виду людей наподобие князя Ивана Гагарина, сознательно принявшего католицизм.

– По переписи 1905 года было едва ли несколько сотен на всю огромную Российскую империю. Прозелитизм католической Церкви – это миф. Такие люди как Гагарин были единичным, а отнюдь не массовым явлением. Те люди, что перешли из православия в католицизм, сделали это добровольно, и мы обязаны таких людей принять.

– Православная Церковь часто говорит о прозелитизме...

– Меня часто об этом спрашивают, но я не вижу повода для особого выделения верующих русского этнического происхождения. Нас часто обвиняют в прозелитизме, но покажите, пожалуйста, мне те толпы тайно обращенных прозелитов. Да, бывает, приходит человек, причем необязательно молодой и просит крещения в нашей Церкви. У него типично русская фамилия, но вдруг оказывается, что у одной из его бабушек фамилия типично польская или немецкая. Многие из таких людей имеют католические корни. Я недавно посетил один из приходов в Новосибирской области и хочу этим примером проиллюстрировать ситуацию в целом. В мессе участвовало около 30 человек – преимущественно этнических немцев и среди них явно преобладали женщины старшего возраста. После мессы, за чашкой чая, я спросил их – а где же ваши дети, внуки? Ведь у каждой было, по меньшей мере, пятеро детей, а у двух – по двенадцать и четырнадцать. Неужели все в Германию уехали? Оказалось нет, просто все они православные. Зная их возраст, спросил, как такое стало возможным, ведь в округе в те годы не было ни одной церкви. Они отвечали, что сами крестили детей, а после в 80-х годах сюда прибыл православный священник и с помощью властей открыл церковь. И тогда дети вновь окрестились, и никто их не спрашивал кто они, откуда происходят. Люди понимают, что действительное крещение возможно лишь через священника, а не через родственников.

Я, кстати. был тоже крещен два раза – первый в 1952 году кем-то из родственников, а во второй раз – в 1954 году священником Буковинским. Моя бабушка всегда говорила, что православное крещение – настоящее, а вот протестантское – сомнительное. И, возвращаясь к нашему примеру, хочу сказать, что таким образом только в одной местности церковь потеряла около 200 верующих, которые считают себя православными, хотя де-юре остаются католиками. Они же не отрекались от Папы и католической Церкви, что является необходимым условием для принятия православия.

– Что Вы думаете о новых католических общинах и движениях, таких как "фоколяри", "Communioneeliberazione"? На каком уровне эти организации действуют в России? Не шанс ли это для новых призваний?

– В России эти движения существуют довольно давно. Некоторые, такие как неокатехуменат, "Communioneeliberazione" действовали еще до 1991 года. В Новосибирске они появились за два месяца до моего возведения на епископскую кафедру. Действуют также общины "Эммануэль" и "Фоколяри".

Когда эти движения только появились, они все были полны экуменического задора и надежды. На Западе они представляют поистине сокровище Церкви, а здесь их обвиняют в прозелитизме, и это продолжается до сих пор. Поэтому их деятельность ограничена. Но, несмотря на трудности, делают хорошее дело, но пока я не вижу, чтобы оно принесло плоды в виде призваний. Может быть, это произойдет в будущем.

Беседовали Марцин Пжечишевски и Кшиштоф Томасик,
 "Wiadomosci KAI", №47-2007,  Польша
© Перевод с польского "Портала-Credo.Ru"
Фото с сайта: expert-sibir.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования