Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"БОЛЬШОЙ ГОРОД": Дневник ходжи


В ноябре 629 года к стенам Мекки, одного из главных торговых араб­ских городов, подступило десяти­тысячное войско - это пророк Мухам­мед, которого местные жители год назад не пустили поклониться "черному кам­ню" (символу могущества Всевышнего, посланному людям), вернулся со своими сподвижниками. Изумленные горожане без боя открыли ворота. Пророк, с три­умфом войдя в город, сразу же напра­вился к святилищу - Каабе: сперва со­вершил тавваф (семикратно обошел святилище), а затем, зайдя внутрь, раз­рушил языческих идолов. Так случилось первое мусульманское паломничество (хадж). А три года спустя Мухаммед умер. Перед кончиной он собрал верую­щих на горе Арафат и прочел им свое завещание: "Поклоняйтесь Аллаху, совершайте молитвы, по­ститесь в месяц рамадан и давай­те из имущества вашего закят. Совершайте хадж, если можете..."

С тех пор каждый мусульманин стремится хотя бы раз в жизни побывать в Мекке. Сотни тысяч правоверных в священный месяц зуль-хиджа (в 2003-м - в фев­рале) съезжаются в Саудовскую Аравию. В этом году среди них будет около семи тысяч верую­щих из России.

Первый же после советских времен хадж был подарком коро­ля Саудовской Аравии. За двад­цать один день паломники побы­вали и в ал-Масджид ал-Хараме, главной мечети Мекки, где находится Кааба, и в Благословенной мечети Про­рока - храме, где похоронен Мухаммед. Жили они в пятизвездочных отелях, ку­шали киви и пили колу из жестяных ба­нок. Старушки плакали - думали, что они уже в раю. Сегодня же мусульмане совершают паломничество на собствен­ные, честным путем заработанные день­ги (1500 долларов). Организовывает хаджи, по крайней мере в Москве, Со­борная мечеть. Она помогает оформить необходимые документы и гарантирует, что паломник является мусульманином. Вот как вспоминает хадж, совершенный несколько лет назад, молодой москвич, работник Соборной мечети Арслан Ги-затуллин:

- По традиции дорога в Мекку начи­нается у миката - границы, проходящей в четырех километрах от Каабы. Но по­скольку многие добираются до Мекки самолетом, о микате нам объявили стю­ардессы. К этому моменту каждый пра­воверный должен войти в состояние ихрама. Загодя, еще во время пересадки, я совершил омовение, прочел талбию – молитву, посвященную паломничеству, облачился в два куска белой материи, задрапированные без единой булавки,

и надел легкие сандалии. Таким, если повезет, мусульманин предстанет и пе­ред Всевышним в День воскресения.

В Мекку мы прилетели 6-го зуль-хиджа. Расположились на окраине города - в па­латочном городке. Спали на циновке, омовение совершали у колодца. А на сле­дующий день, 7-го числа, на рассвете с молитвой вступили в ал-Масджид ал-Харам, мечеть, где хранится Кааба. Вид святыни потряс меня - черный куб раз­мером почти с пятиэтажный дом высил­ся посреди храма. В его восточный угол был вмонтирован заключенный в сереб­ряное обрамление "черный камень". У подножья Каабы, как вода в воронке, кружили люди. Я влился в их поток: подо­шел к камню, приложился губами, затем

рукой. И начал свой тавваф - против ча­совой стрелки, почти прижимаясь к сте­не. Я шел и молился, шел и молился. И солнечные лучи ударяли о белоснеж­ный пол храма. В этом ярком свете, под иссиня-черной громадой, я казался себе таким крошечным и ничтожным, как будто меня и не было. Я шел и плакал.

За таввафом последовали сай и омове­ние в священном источнике Замзам. Эта традиция - память о том, как Хаджар (Агарь) семь раз пробежала между хол­мами Сафа и Марва, отыскивая воду для своего сына Исмаила - будущего строи­теля Каабы. Сейчас между горами бега­ют паломники, и даже седобородые старички бодро трусят босиком по на­гретой солнцем земле - туда-сюда, туда-сюда, без малого семь километров.

9-е зуль-хиджа. Стояние у горы Ара­фат. Самый важный день хаджа. Ровно в полдень началась проповедь. Имам, стоя на шестидесятой ступеньке лестни­цы, ведущей к вершине, читал хутбу "Дня Арафат". А я слушал и думал: ког­да-то изгнанные из рая Адам и Ева полу­чили здесь прощение, может быть, Аллах простит и мои прегрешения, и по возвращении из паломничества мне бу­дет дарована новая, чистая жизнь.

10-е зуль-хиджа. Курбан-Байрам -праздник жертвоприношения. Утром, возвратившись в долину Мина, все па­ломники должны бросать в Иблиса (дья­вола) камни в знак того, что они, будто пророк Ибрахим (Авраам), отгоняют не­чистого, соблазняющего их не прино­сить Всевышнему никаких жертв. Поби­вание шайтана камнями оказалось целой наукой. Дьявола символизировали три столба, каждый из которых был окружен воронкой, чтобы камешки, скатившись по ней, точно попали в столб. Но народу в долине собралось море, к столбам бы­ло не протолкнуться. Увесистые кам­ни летели через головы паломников. И опытные хаджи посоветовали мне прикрыть голову фляжкой - чтобы не поранили.

А вечером того же дня каждый паломник обязан зарезать бараш­ка - ведь Всевышний остановил руку Ибрахима, и вместо Исаака в жертву был принесен баран. Ба­рашек в Аравии стоит восемьде­сят-сто долларов. По традиции животное нужно убить собствен­норучно, но я поручил это мясни­ку, решив из части туши пригото­вить праздничный обед, а часть раздать бедным...

Вот, собственно, и все: в день Курбан-Байрама хадж заканчива­ется. Паломники обривают голову в знак его завершения. Теперь они имеют право носить зеленую чал­му, а домашние и знакомые долж­ны, обращаясь к ним, прибавлять к имени уважительное "ходжа".

Но до отлета домой еще остается не­сколько свободных дней - на прогулку по Мекке и Медине. Узкие улочки, дома с подслеповатыми окнами, воздушные мечети. Однако многие замечают, что в Благословенной земле не слишком-то усердствуют в вере: во время намаза де­ти галдят и теребят матерей, молодые женщины хвастают друг перед другом покупками, а нерадивых прихожан по­лиция сгоняет в мечети дубинками.

Зато в Мекке удивительны старики. Высушенные солнцем, позабывшие все, кроме девяноста девяти имен Всевыш­него, они буквально живут в храмах, по­стоянно читая Коран. Ничего, кроме Ко­рана. Старики охотно расскажут сказку о хадже и Каабе.

Давным-давно "черный камень" Каабы был белым яхонтом, Аллах подарил его Адаму, когда тот, изгнанный из рая, доб­рался до Мекки. Цвет же яхонт поменял много позже, оттого что на нем осели гре­хи и пороки людей. Но люди все равно приходят к камню в надежде разглядеть в его глубине очертания рая. Говорят, тот, кому посчастливится, после Судного дня попадет в рай.

Саид Галеев,
"Большой город", 31 января 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования