Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Иван Охлобыстин: «Время чернухи у нас прошло». Интервью с единственным в России практикующим священником и практикующим с благословения РПЦ МП артистом


К нему обращаются отец Иоанн, но это только в храме, а в миру он по-прежнему Иван Иванович. Ибо он – единственный в России практикующий священник и практикующий артист с благословения Русской православной церкви. Церковь благословила отца Иоанна и на его новую роль – Григория Распутина в фильме Станислава Либина "Заговор".

– Сейчас вы играете Распутина. А можно ли вообще совмещать служение священника с деятельностью киноартиста?

– Можно. Я бы даже назвал себя начинающим миссионером на ниве масс-медиа. Я ведь не занимаюсь, скажем, порнографией в кино. Для меня вообще кинематограф – серьезная вещь, которая произошла от театра, а театр в свою очередь берет начало в рождественских площадных действах. То есть в искусстве есть религиозное начало. Ну а потом, у меня большая семья, детей кормить надо, одевать, а ходить-говорить: "ну, будем молиться, будем поститься" – нет, это, по-моему, неправильно.

– О Распутине был уже один фильм – знаменитая "Агония" Элема Климова. У вас будет иной Распутин?

– Алексей Петренко там прекрасно сыграл. Но "Заговор" будет совсем другая картина. Фильм не по заказу. Режиссер Станислав Либин делает ленту на основании рассекреченных некоторое время назад документов Скотланд-Ярда, из которых видно, что убийство Распутина подготавливалось западными спецслужбами. Это попытка объяснить, что было на самом деле более 90 лет тому назад. Реконструкция событий.

– Вы уже 15 лет в киноискусстве, на ваш взгляд, что-то изменилось за это время?

– Ситуация меняется к лучшему, слава Богу. Кино стало окупаемым, появились мультиплексы эти самые. И в них, между прочим, те, кто не может пойти в клуб ну или, скажем, в ресторан, могут провести большой отрезок времени, потому что там кроме кинозала тоже есть кафе, бары, но все подешевле. Потом, что еще очень важно, меня, как режиссера, всегда волновала ситуация и в съемочном коллективе – гримеры, костюмеры… Так вот я очень рад теперь, что им наконец начали платить сверхурочные, они же на работе-то часто за полночь остаются. Да и кино стало лучше. Про бандитов-то устали снимать. Время абсолютной чернухи у нас прошло. Но вся беда в том, что люди уже привыкли и любят смотреть все такое. Вот, например, случится авария на дороге – так надо обязательно посмотреть, что же там такое-то. А я вот – честно – стараюсь скорее мимо проехать, скажу только: "Господи, дай только, чтобы все были живы". И будут живы, если мы будем помнить, что закон сохранения энергии не только лишь действует в физике и химии, но и в духовной области тоже. И горе обойдет стороной. Но радует, что теперь появляется другое, более серьезное кино.

– А скандальный фильм "Код да Винчи" вы как восприняли?

– Ну такая чушь, бред просто какой-то на уровне какого-нибудь провинциального Канзаса! Единственный культурный прок от этой картины, что теперь все знают, как точно выглядит "Тайная вечеря" Леонардо. Но Мария Магдалина с ребенком от Христа, прости Господи, зачем-то отправившаяся во Францию, которая тогда по отношению к Риму была ну просто какой-то Усть- Урюпинск!.. И она же – священный Грааль… Ой, ну и роман – ерунда, и фильм одинаково.

– Но зато успех-то какой…

– Я думаю, что тут католическая церковь просто устроила такую провокацию, чтобы увеличить количество паствы путем преподнесения вот такой вот совершенно бредовой идеи, а, возможно, иезуиты попросили Дэна Брауна все это придумать. Но я в Томе Хэнксе после этого фильма разочаровался.

– Сегодня модно играть в театре, вы еще не пристрастились? Вы ведь даже писали для театра?

– Ну писать для театра и играть в нем – вещи совершенно разные. Театр – абсолютно оригинальный вид искусства. Им надо жить. Жить полностью… Поэтому я в театре лишь зритель. И очень часто на классике.

– А сами вот как с Князем Мышкиным обошлись в вашем "Даун Хаусе"…

– Ой, не говорите!.. Моя знакомая учительница литературы – очень хорошая женщина – говорила, что вызовет меня из-за этого фильма на дуэль, потому что ее ученики отвечали не по роману, а по моему фильму.

– Сейчас работаете только над ролью Распутина или есть еще проекты?

– Собираемся сделать масштабный фильм о Вертинском. Это очень дорогой проект, мы хотим все снимать там, где жил и выступал Вертинский, то есть по всему миру.

– А вы ведь еще и книги пишете...

– Да. Мои книги о внутренних противоречиях и об их разрешении, о времени…

– Публицистика или романы?

– Художественная литература, как говорят.

– Сюжеты из жизни берете?

– Моделирую в основном, фантазирую… Кстати, Гарик Сукачев по моей повести фильм снимает – "Дом солнца" – романтическую историю про московскую общину хиппи, которую разогнали накануне Олимпиады. Я видел недавно рабочий материал, полтора часа. Очень классно. Пока ни музыки, ничего, но классно – Гарик ведь такой дотошный. Так что фильм у него точно получится. Сейчас, правда, приостановилась работа, деньги нужны.

– Но вы же штатный пастырь какой-то бизнес-структуры?..

– Это предполагалось, но я не стал. Это, знаете ли, зона повышенного риска, искушения постоянные опять-таки… Субкультура "кокаин да виски в уикенд", а потом с трясущимися руками на работу… Не, не хочу.

– Вы не харизматик?

– Нет, что вы. Я даже избегаю им становиться, если так можно выразиться. Я всегда отказываюсь и от роли духовного наставника.

– Почему?

– Так я не лидер по натуре, и вряд ли им стану. Из меня не получиться Александр Македонский. Ну, разве что, Ахиллес.

Борис Бабанов, 28 июня 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования