Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЭХО МОСКВЫ": "Что такое хорошо..." Интервью с зампредом комитета Госдумы по делам общественных организаций и религиозных объединений А.Чуевым по поводу пикетирования православными места встреч гомосексуалистов


Эфир ведут Оксана Пашина и Лев Гулько.

Л. ГУЛЬКО: Оксана Пашина, Лев Гулько, мы разворачиваемся еще к одной теме, которая, собственно, ее течение началось вчера, а сегодня начнется действие.

О. ПАШИНА: Я напомню, что вчера в Ильинском сквере в Москве на Китай-городе, одном из традиционных мест встречи геев и лесбиянок начались патрули православной организации "Георгиевцы".

Л. ГУЛЬКО: Я бы все-таки, прости, пожалуйста, не называл бы его как традиционное место, потому что, с одной стороны, традиционное место встреч, он большой сквер, с другой стороны, там другие люди собираются у памятника Кириллу и Мефодию, такой большой.

О. ПАШИНА: Да, и эти люди тоже собираются.

Л. ГУЛЬКО: Да, эти собираются здесь, у памятника героям Плевны.

О. ПАШИНА: Члены движения будут по вечерам убеждать представителей секс-меньшинств там не собираться.

Л. ГУЛЬКО: Более полусотни представителей православно-патриотических организаций, начнется патрулирование в 6 часов вечера, заканчивается оно в десять, планируется оно быть бессрочным, старт дан у памятника героям Плевны с водосвятного молебна. Александр Чуев, зам. пред. комитета ГД по делам общественных организаций и религиозных объединений, поскольку как-то к религии все-таки имеет это отношение некоторым образом, мы пригласили Александра Викторовича в студию. Здравствуйте, Александр Викторович.

А. ЧУЕВ: Добрый день.

О. ПАШИНА: Здравствуйте. Напомню телефон для смс, кстати, уже активно, наши слушатели уже активны, + 7 985 970 4545.

Л. ГУЛЬКО: Смешное сообщение, конечно, пришло. Характеризует, понимаете, я думаю, что таких людей все-таки немного, такая мешанина, мягко говоря, в голове, наконец-то обратили внимание на всю эту мразь, Москву надо очистить от евреев и педерастов. Какая связь, казалось бы. Пусть валят в Европу и там качают права, устраивают свои гей-парады. Это одна точка зрения.

А. ЧУЕВ: Я думаю, что это писал, возможно, даже представитель секс-меньшинств, они очень хотят объединить себя со всеми другими меньшинствами, а разница глубокая. Я бы сказал, даже принципиальная. Я давно вижу, что у нас гей-сообщество или ЛДБТ оно себя называет, выходит на политическую сцену, т.е. недостаточно статьи конституции, которая дает каждому право на свою частную жизнь и ее защиту, нужно идти в политику, нужно идти в СМИ. И они хотели бы себя примешать и объединить с национальными различными меньшинствами или с социальными или с другими, не знаю, но это все-таки отдельные вещи, я думаю, смешивать здесь совсем не стоит.

Л. ГУЛЬКО: Давайте мы непосредственно к событию обратим наше с вами.

О. ПАШИНА: Да, но есть, кстати, противоположное совершенно мнение, пишет Марина, например, из Санкт-Петербурга, с этого начинали фашисты, поэтому у Марины такой вопрос, когда поступит приказ евреям носить желтые звезды и как будут обязаны себя обозначать выходцы с Кавказа?

А. ЧУЕВ: Давайте тогда голыми начнем просто по улице ходить. Есть такие люди, нудисты называются, они, например, могут завтра решить, что надо по Москве ходить голыми. В Европе, между прочим, борются за свои права. Давайте примем такое решение. Послезавтра примем решение…

О. ПАШИНА: Это пока такой вызов общественному порядку, голыми ходить, а представители секс-меньшинств пока одетыми, слава богу, ходят.

А. ЧУЕВ: В данном случае, представители секс-меньшинств - это тоже вызов общественному порядку, если говорить о конкретном случае.

Л. ГУЛЬКО: Т.е. вы имеете в виду, что они там собираются у этого самого памятника?

А. ЧУЕВ: Нет-нет, если бы люди просто собирались и общались, это был бы один разговор. Там не просто собираются, общаются.

Л. ГУЛЬКО: Я просто не знаю, что они там делают.

А. ЧУЕВ: Я и сам проходил мимо, бывал, так сказать, и видел.

Л. ГУЛЬКО: Не обращал внимания.

А. ЧУЕВ: Нет, прямо на травке располагаются, уже начинают не просто разговаривать, а уже как-то свои привязанности друг с другом, друг другу демонстрировать достаточно явно.

Л. ГУЛЬКО: Есть уголовный кодекс, есть закон.

А. ЧУЕВ: Я просто хочу сказать, уголовный кодекс здесь не работает.

Л. ГУЛЬКО: Нет, я имею в виду, там есть нарушение общественного порядка, я это имею в виду.

А. ЧУЕВ: Это другой вопрос, его можно трактовать по-разному.

Л. ГУЛЬКО: Нарушение общественного порядка.

А. ЧУЕВ: Смотрите, на этой площади находится православный памятник, часовня, памятник героям Плевны, это, действительно, очень серьезное историческое сражение, которое положило конец русско-турецкой войне, и многие люди собирали на этот памятник в свое время деньги, это очень серьезная православная святыня. Так вот, речь идет о том, что все эти встречи и такие демонстрации происходят именно около нее или непосредственно прямо перед ней. В этом проблема. Если бы наши эти представители меньшинств собирались где-то в стороне…

Л. ГУЛЬКО: Они собирались у Большого театра, сейчас тем ремонт.

А. ЧУЕВ: Ремонт, можно найти какое-нибудь другое место, где нет православного памятника.

Л. ГУЛЬКО: Еще у памятника Пушкину, мне говорили, собираются.

А. ЧУЕВ: К сожалению, пока Москва все-таки не на каждой улице имеет храм и не на каждой площади, я бы хотел, чтобы было, конечно, на каждой, но пока не на каждой, поэтому мест достаточно, где собраться, никого не обижая, не нарушая порядка, не разжигая какой-то вражды, я думаю, что вполне можно было бы найти такую площадь и в центре Москвы, таких площадей, я думаю, вполне достаточно.

Л. ГУЛЬКО: Но подальше от храмов вообще, в принципе, не только от православных, например, поскольку ни одна религия не принимает?

А. ЧУЕВ: Конечно, ни одна религия не принимает, традиционная. Вот, пожалуйста, не знаю, есть эти пруды недалеко совсем, Чистопрудный бульвар есть, Чистые пруды, ради бога, можно, в конце концов, там собраться.

Л. ГУЛЬКО: Там стоит памятник писателю, там тоже, знаете.

А. ЧУЕВ: Да, памятник писателю, другая тема, но найти можно при желании, да. Если уж хочется публично собираться на виду у всех. Но здесь это явная демонстрация, в каком-то смысле пропаганда и реклама своего образа жизни. Как раз мой законопроект, который я в ГД внес, против этого. Я бы хотел, чтобы мы четко разграничивали право на свободу и неприкосновенность частной жизни и право человека на некую социальную защищенность его, семьи, ценностей определенных, его детей. Т.е. когда есть определенный общественный и нравственный фундамент, на базе которого общество создается развивается, на базе которого существует государство, то он, должен быть, наверное, все-таки незыблемым. Иначе развалится все. Любой закон имеет моральную сторону. Без морали закон ничто. Я думаю, что это как раз не я сказал, это наш президент сказал.

О. ПАШИНА: В общем, с президентом не поспоришь, но, с другой стороны, создается впечатление такое в последнее время, что православная общественность, в частности, в основном, православная общественность в последнее время очень активно начинает вмешиваться в светскую жизнь. Бог с ними, с геями, давайте вспомним те акции протеста против концерта Мадонны, против показа "Кода да Винчи", против, что там еще, Хэллоуин тоже нам запрещали праздновать. Может быть, как-то пусть православная общественность, она решает свои церковные дела, а светское государство, оно решает с помощью законов.

А. ЧУЕВ: Я бы с вами согласился отчасти, если бы не одно обстоятельство. На мой взгляд, здесь есть два уровня, правовой и, действительно, такой социально-нравственный. С точки зрения социально-нравственной, слава богу, что есть общественность православная, которая не морды, простите, бить идет пока что и не пока, а в принципе, подчеркиваю, в принципе, это не предусматривается, а то другие бы люди нашлись, которые бы вели себя по-другому. А говорит совсем о другом, выступает с жестко нравственных позиций, является той самой консервативной силой, которая, на самом деле, скрепляет общество и не дает ему, действительно, развалиться. Это жесткая консервативная сила, но сила конструктивная, безусловно. Она просто нам сегодня необходима, иначе мы потеряем самое главное, мы потеряем не только идеалы жизни, но, самое главное, мы потеряем и наши традиции, историю, культуру.

О. ПАШИНА: Смотрите, есть же обратная сторона.

А. ЧУЕВ: А вторая часть, извините, правовая, я хочу о ней сказать.

О. ПАШИНА: Как раз по этой части, о которой говорили вы, Ирина из Питера пишет, есть, понимаете, это приобретает гипертрофированные формы, Ирина напоминает цитату Фаины Раневской, что за страна, где человек не может по своему усмотрению распорядиться даже собственной задницей. Понимаете, где та грань между нравственностью и вмешательством в частную жизнь?

А. ЧУЕВ: Я могу обратную вещь сказать, включите телевизор, давайте посмотрим, что за страна.

О. ПАШИНА: И выключите, если не нравится.

А. ЧУЕВ: И выключим, извините, а что же тогда, совсем не смотреть?

О. ПАШИНА: Это, опять же, личный выбор каждого. А почему бы и нет, если меня не устраивает то, что показывают?

А. ЧУЕВ: Не личный выбор, если речь идет о том, что показывается в прайм-тайм. Ребенок, например, не имеет возможности сделать подлинно информированный выбор, потому что он еще ребенок.

О. ПАШИНА: Да что там ребенок.

А. ЧУЕВ: Нет, не только ребенок, на самом деле, вы включаете телевизор, чтобы посмотреть новости, а у вас перед новостями, после новостей, между новостями вклинивается ряд шоу-программ и передач, которые носят совершенно жесткий характер, аморальный часто характер, развращающий характер. А если чуть попозже включить телевизор, то вообще можно увидеть настоящую порнографию. Но если с точки зрения закона и светскости государства, светское государство - это не значит, что церковь загнана в гетто, а все остальное государство у нас атеистическое. Ничего подобного. Светское государство - государство, равноудаленное от религий.

Л. ГУЛЬКО: Свобода вероисповедания.

А. ЧУЕВ: Да, любой человек, независимо от того, верующий он или не верующий, он имеет одинаковые права и свободы. И ничем не должен быть ограничен. И в этом смысле государство должно уважать права верующих так же, как оно уважает права всех остальных. Почему рядом с храмом возможно такое зрелище? Я считаю, что это нарушение прав верующих.

Л. ГУЛЬКО: Вопрос вот возникает.

А. ЧУЕВ: Рядом с часовней, в данном случае.

Л. ГУЛЬКО: Да, вопрос вот какой, Александр Владимирович…

А. ЧУЕВ: Викторович.

Л. ГУЛЬКО: Простите, Александр Викторович, извините, ради бога.

А. ЧУЕВ: Ничего-ничего.

Л. ГУЛЬКО: У нас много Александров сегодня было в эфире, понимаете, я не туда смотрю, я не туда, у нас до этого был Александр Владимирович Фадеев, руководитель отдела Белоруссии института стран СНГ, поэтому у меня как-то так соскальзывает взгляд. Александр Викторович, вот вопрос в чем. К сожалению, среди этой реакционной части, будем говорить так, к которой…

А. ЧУЕВ: Консервативной.

Л. ГУЛЬКО: Нет, я сейчас не про консервативную, я сейчас про скинхедов говорю.

А. ЧУЕВ: Это другое совсем.

Л. ГУЛЬКО: Есть люди, которые вдруг приходят к ним с хоругвями, что я считаю совершенно порочит, выступают там, вскидывают руки вверх в нацистском приветствии, еще что-то. Вот ведь вопрос в чем, хорошо, патрули, прекрасно, уговаривать будут. Человек - эмоциональное существо, где гарантия того, что к этим ребятам не присоединятся, скажем, реакционеры, понимаете?

А. ЧУЕВ: Я могу сказать, вы знаете…

О. ПАШИНА: Кто еще активней…

Л. ГУЛЬКО: Еще активнее начнется.

А. ЧУЕВ: Понимаю, но я могу ответить.

Л. ГУЛЬКО: И начнет не только геев и лесбиянок, но и понятно, кого.

А. ЧУЕВ: Я могу ответить совершенно однозначно так, что таким же образом можно любую религию смешать с какими-то вещами, не имеющими к ней отношения, являющимися экстремистскими.

Л. ГУЛЬКО: Я не смешиваю, заметьте.

А. ЧУЕВ: Я поэтому и говорю, что если люди православные собрались, устраивают молебен и хотели бы все-таки, чтобы это место, святое место для каждого русского человека, действительно, как-то порядок там существовал просто элементарный, чтобы люди вокруг этого места вели себя достойно и прилично, то это совершенно одна ситуация.

Л. ГУЛЬКО: Да.

А. ЧУЕВ: Если здесь и кто-то пытается что-то использовать в каких-то своих, в том числе, экстремистских целях…

Л. ГУЛЬКО: Где гарантия?

А. ЧУЕВ: А гарантия очень простая, во-первых, те люди, которые собираются, пока собираются отдельно, у них есть своя охрана и безопасность. Я думаю, что они ее обязаны будут обеспечить, у нас есть органы правопорядка, которые должны за этим следить. Я думаю, что разграничение здесь должны за этим следить, и я думаю, что разграничение здесь должно быть очень жесткое и четкое. Никакого экстремизма, никакого национализма в негативном смысле этого слова или каких-то вещей ксенофобских по-настоящему не просто быть не должно, они категорически должны выкорчевываться и отодвигаться от этого, потому что настоящее православие, оно не ксенофобно по своей сути изначально.

Л. ГУЛЬКО: Конечно, нет ни эллина, ни иудея.

А. ЧУЕВ: Безусловно, да.

Л. ГУЛЬКО: Это же, так сказать, что ж тут говорить.

А. ЧУЕВ: Поэтому здесь даже по своей идеологии это неприемлемо.

Л. ГУЛЬКО: Наш телефон 363 36 59, для тех, кто хочет принять участие в нашей дискуссии в прямом эфире, для ваших сообщений телефон 970 4545. Теперь вам, как зам. пред. комитета ГД, как человеку законодательному, вопрос о законности патрулей. В каком случае они законны, в каком случае законно ли это, незаконно ли это? Общественная это организация или это…

А. ЧУЕВ: Понятно, есть разные формы общественного самовыражения публичного, есть митинги, шествия, демонстрации, пикеты. Они регламентируются соответствующим законом. И когда это делается, то, соответственно, подаются уведомления, это организуется и проводится. Если люди собираются с определенными флагами, с шествиями и т.д., это одна тема. Если люди собрались на молитву или на богослужебное какое-то мероприятие, это совсем другая тема. Соответственно, закон есть о свободе совести и религиозных объединениях, в соответствии с ним действуют. Если речь идет просто о собрании людей, без флагов, без звукоусиления, без каких-то организованных шествий куда-либо, т.е. по существу люди собрались и общаются, то для этого никакого уведомления специального не нужно.

Л. ГУЛЬКО: Т.е. эти патрули, это просто люди собрались и общаются, вы считаете, да?

А. ЧУЕВ: Я не знаю, как, сейчас я не могу вам точно сказать, я просто не организатор этого мероприятия.

Л. ГУЛЬКО: Я заранее спрашиваю, что там, люди могут выйти, знаете, с повязкой.

А. ЧУЕВ: Я не знаю, как организовано будет это мероприятие, но я думаю, что те, кто его организует, безусловно, постараются сделать это по закону, если они ставят конструктивные цели и задачи.

О. ПАШИНА: Мне тоже, честно говоря, не очень понятно. Если люди нарушают общественный порядок, для этого есть милиция, правильно, зачем там еще какой-то патруль?

А. ЧУЕВ: Милиция, к сожалению, очень часто смотрит сквозь пальцы на все, знаете, я удивляюсь, там же рядом администрация президента.

Л. ГУЛЬКО: Напротив.

А. ЧУЕВ: И окна администрации смотрят прямо на памятник Плевны. Мне очень интересно, как это вообще может быть соседство, неужели за этими окнами есть такие сотрудники, которым интересно изо дня в день наблюдать? Я всегда задаюсь таким вопросом, чьи кабинеты там находятся окнами туда, интересно было бы знать.

О. ПАШИНА: Тем не менее, опять-таки, формально для этого есть милиция. Т.е. если милиция меня плохо охраняет, я, грубо говоря, могу тоже выйти на патруль, и там, допустим, не знаю, что там не устраивает, расправиться с тем, кто царапает машины, бросает мусор.

А. ЧУЕВ: Что значит расправиться? Вы знаете, расправляться никто ни с кем, как я понимаю, здесь не собирается.

Л. ГУЛЬКО: Собираются, пока говорят, уговаривать.

А. ЧУЕВ: Просто общение личное, убеждение, никто никого, никакого рукоприкладства не собирается.

О. ПАШИНА: Я хочу сказать, что слушателей наших мы запугали. Вася спрашивает, а можно ли на улице в Москве поцеловать девушку?

Л. ГУЛЬКО: Я видел, целуются.

О. ПАШИНА: Можно, Вася. А еще слушатели спрашивают, если мусульмане, например, потребуют запретить продажу свинины в нашем городе, их, в общем, оскорбляет этот факт, что будут делать законодатели?

А. ЧУЕВ: Давайте мы поймем границу применимости.

Л. ГУЛЬКО: Давайте, конечно, давайте.

А. ЧУЕВ: Того или иного закона. Меньшинств много, у каждого меньшинства, любого меньшинства, независимо…

Л. ГУЛЬКО: У каждой религии…

А. ЧУЕВ: Да, в религии, есть свои традиционные религии, у любой группы лиц, у любого объединения есть какие-то границы, в рамках которых оно может действовать. Религиозные объединения действуют в соответствии с законом о свободе совести и вероисповедания. И там есть четкие границы, что можно делать, что нельзя делать религиозным организациям. И поэтому здесь, если какая-то религия будет выступать с непомерными претензиями и требованиями, безусловно, это будет выходить за рамки закона. Если здесь речь идет о том, что допустимо, из уголовного кодекса изъята соответствующая статья, там личная сексуальная ориентация является частным делом каждого, 24 и 25 статьи конституции, соответственно, защищают тайну частной жизни, то из этого совершенно не следует, что все остальные должны быть потребителями этой частной жизни этой группы людей, потому что у них есть такое же право на свою частную жизнь.

О. ПАШИНА: Александр, давайте отвлечемся от наших реалий. Пришла новость сегодня о том, что в Великобритании министерство внутренних дел предлагает ввести добровольную химическую кастрацию для педофилов и насильников для того, чтобы предупредить совершение новых преступлений.

Л. ГУЛЬКО: Это когда определят, что он уже, понятно.

О. ПАШИНА: Причем, я хочу отметить, добровольно, т.е. он должен сам на это согласиться. Как вы смотрите на введение такой меры в России, учитывая, что в последние месяцы по нашим регионам прошла волна убийств детей?

А. ЧУЕВ: Вы знаете, я честно скажу, что все зависит от гуманности или отношения уголовного законодательства в той или иной стране, но я честно скажу, что к педофилам, я считаю, здесь гуманные меры, если только нет каких-то уж очень психических расстройств или чего, хотя я считаю…

Л. ГУЛЬКО: Их тогда сажают в психушку.

А. ЧУЕВ: Да, хотя я считаю, что здесь и психические расстройства в каждом случае, в какой-то степени, есть, наверное, но я считаю, что законодательство должно быть жестким, потому что если мы сегодня наших детей не защитим, вы знаете, это самое страшное преступление против детей, то мы не просто их завтра потеряем, мы просто страну начнем терять, педофилия - это одно из самых опасных и жестких преступлений, которые должны караться.

Л. ГУЛЬКО: Т.е. возможно?

А. ЧУЕВ: Я еще раз хочу сказать, в данном случае, если это дело добровольное, это вообще не относится к уголовному законодательству.

Л. ГУЛЬКО: Это им предлагают, да.

А. ЧУЕВ: Это вообще…

Л. ГУЛЬКО: Хотите - так, хотите - серпом, я так понимаю.

А. ЧУЕВ: Я не знаю, что имело в виду английское правосудие или английская полиция.

Л. ГУЛЬКО: А как еще можно уговорить человека?

А. ЧУЕВ: Я думаю, что здесь просто должны быть очень жесткие меры уголовного преследования и жесткое наказание за педофилию. И причем я считаю, что у нас пыталась уже дума один раз пересмотреть возрасты, в которых педофилия проходит или не проходит, возраст должен быть максимально широким для педофилии, для преступления.

Л. ГУЛЬКО: 363 36 59, давайте, звонков много, тут у нас многоканальный телефон.

О. ПАШИНА: Надевайте наушники.

Л. ГУЛЬКО: Надевайте наушники, да, поговорим об этом. 363 36 59, я напомню, Александр Чуев, зам. пред. комитета ГД по делам общественных организаций и религиозных объединений, у нас в гостях. Слушаем вас внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ СМИРНОВ (Москва): У меня два вопроса, если можно. Первый вопрос такой, понятно, что во всяких высказываниях важен и контекст, в том числе. Сексуальные меньшинства - это меньшинства, которые подвергаются просто травле и избиению. 27 мая у мэрии просто погромщики людей избивали, это происходило при целенаправленном попустительстве милиции, потому что руководство ГУВД заранее обо всем знало.

Л. ГУЛЬКО: Понятно, понятно. Не так много времени, давайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Вопрос вот в чем, я не сомневаюсь, что вы избиение на словах осудите, но если ваши жесткие высказывания в адрес меньшинств сексуальных могут, в том числе, как-то вдохновлять погромщиков, нет ли на вас обязанности жестко обозначить негативное отношение к избиениям, в частности, как депутату принять меры для наказания руководства ГУВД?

А. ЧУЕВ: Я понял, давайте отвечу. Любое насилие, любое избиение - это плохо, это, естественно, нарушение закона, должно караться, здесь даже разговоров об этом нет. Что касается сексуальных меньшинств, заметьте, сейчас в нашем разговоре ни одного слова, направленного против секс-меньшинств или против кого-либо, той или иной ориентации, кроме педофилов, конечно, извините, здесь я уже не могу по-другому высказываться, я не сказал ни против розовых, ни против голубых, я говорил о другом. Частная жизнь - это частное дело каждого. А когда у мэрии Москвы кто-то собирается, да еще на несанкционированный митинг, правда, это дело милиции уже заниматься этим митингом и не допускать там насилия, потому что там появились люди, которые были против этого митинга, естественно, у них была своя реакция, но, конечно, милиция должна была обеспечивать порядок. Это очевидно. Но я хочу сказать, что, в данном случае, это не представители секс-меньшинств, это уже люди, нарушающие закон, люди, которые хотят навязать свое понимание, миропонимание и мироощущение всем остальным и заставить жить по своим правилам. Люди, которые хотят в политику привнести гомосексуальные ценности, это совсем другое, это уже не право на частную жизнь. Это нарушение прав других, прав гетеросексуального большинства, если хотите.

О. ПАШИНА: 363 36 59, наш телефон.

Л. ГУЛЬКО: Последний звоночек, у нас осталось не очень много времени. Добрый день, слушаем вас. Кто-то просить пить, по-моему, по телефону, пить-пить, что делать, попейте. Добрый день, алло.

СЛУШАТЕЛЬ РАШИД (Москва): Извините, такой вопрос, вчера я, например, узнал, что в войсковых частях во всех российских меняются знамена. В каждом знамени должна присутствовать символика, крест православный.

Л. ГУЛЬКО: Я, честно говоря, такого… спасибо. Я такого не слышал.

А. ЧУЕВ: Это из серии каких-то слухов, простите, ничего подобного нет и не предполагалось.

Л. ГУЛЬКО: Я видел знамена с гербами, это я видел.

А. ЧУЕВ: С гербами - это с гербами.

Л. ГУЛЬКО: Разного цвета, да, насчет этого я, честно говоря, не слышал.

А. ЧУЕВ: Это какое-то из серии, знаете, в Интернете часто бывают самые разнообразные вещи.

Л. ГУЛЬКО: Новостей таких не было, во всяком случае.

А. ЧУЕВ: Не было, да.

Л. ГУЛЬКО: Новостей таких не было. 16.55, мы заканчиваем встречу, я так понимаю, что вы будете отслеживать ситуацию, да?

А. ЧУЕВ: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: Естественно.

А. ЧУЕВ: Я не только буду отслеживать, я буду внимательно следить, как проходит этот так называемый, как его называют, "голубой дозор", но это просто патрулирование, это просто общение людей. И безусловно, я хочу еще раз сказать, каждый человек, в том числе, и такой ориентации, имеет право жить, как он считает нужным. Но другое дело - право публичное, а не частное. Надо понимать, что это совсем иная сфера. И я еще раз хочу подчеркнуть, здесь не ксенофобия к гомосексуалистам, здесь обеспечение равных прав всех людей в нашей стране.

О. ПАШИНА: У меня последний вопрос, буквально несколько секунд.

Л. ГУЛЬКО: У нас 10 секунд.

О. ПАШИНА: Если они будут просто там собираться, у этого памятника Плевны, никак не демонстрируя свою сексуальную ориентацию, просто сидеть и разговаривать друг с другом, у них есть шансы?

А. ЧУЕВ: Если бы так было, то никто бы не понял, что это гомосексуалисты. Вы понимаете, но ведь по каким-то признакам это было понятно и видно и публично. Тогда бы вообще темы не было. Люди там просто и собираются.

Л. ГУЛЬКО: Посмотрим, что будет дальше. Александр Чуев, Александр Викторович Чуев, зам. пред. комитета ГД по делам общественных организаций и религиозных объединений, сказал, что он следит за ситуацией. Спасибо, наш "Разворот" подошел к концу, Оксана Пашина, Лев Гулько были в сегодняшнем "Развороте". Спасибо Александру Чуеву.

О. ПАШИНА: Всего доброго.

А. ЧУЕВ: Всего доброго.

Л. ГУЛЬКО: До свидания.

13 июня 2007 г.

Опубликовано на сайте "Интерфакс-религия"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования