Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДРУГИЕ НОВОСТИ": Юрий Сипко: В истории СССР далеко не все однозначно


В преддверии 9 мая, празднования Дня Победы в Великой Отечественной Войне, тема патриотизма среди христиан, тема прощения и оценки прошлого вызывает бурные дискуссии. С просьбой дать духовную оценку событиям многолетней давности редакция портала ДРУГИЕ НОВОСТИ обратилась к руководителю Российского Союза Евангельских христиан-баптистов Юрию Сипко.

Вячеслав Макаров:
Участие российских протестантов в Великой Отечественной войне – сложная тема. С одной стороны – преследования за веру и тюрьмы со стороны Сталина, с другой стороны – Гитлер. Как протестанты, в частности – российские баптисты, ощущали себя в то непростое время, что переживали, какую роль играли и что за ответственность несли?

Юрий Сипко:
Как известно из нашей истории, наши российские баптисты были вместе со своей страной. Мы знаем многих наших братьев по вере, которые прошли фронтовые страдания, защищая Отечество. Знаем баптистов – героев Советского Союза, знаем многих, отмеченных другими наградами. И конечно, помним и их, и тех, кто, работая героически день и ночь в тылу, защищали как могли своих детей и свою страну.

Баптисты всегда были патриотами. Историческое значение противостояния двух тиранов – Гитлера и Сталина, мы и сейчас его не до конца еще осмыслили. А в ту пору все было еще менее очевидно. Но вместе с тем это однозначная позиция: российские баптисты всегда были частью своего народа и страдали вместе со своим народом.

Вячеслав Макаров:
Т.е., независимо от того, какая была власть в стране, баптисты всегда были патриотами?

Юрий Сипко:
Баптисты всегда были патриотами, потому что Божественный закон предписывает мне, как гражданину, любить свою землю. Любить своих отцов, любить свою власть, любить свой народ. И нам предписано Богом исполнять эти заповеди с особым качеством. Не из выгод, корысти или собственного комфорта, а именно исполнять это – для Господа. Писание и сейчас остается тем же, и предписывает нам служить господам не из страха, а по совести. Если что делать – как для Господа делать. И я не знаю более высоких стандартов гражданской ответственности, нежели те, что указаны в Библии.

Вячеслав Макаров:
В обществе так принято, что служба в армии и участие в войне – это долг. Есть ли с этим проблемы в протестантизме? Служить – нужно, воевать и защищаться – можно.

Юрий Сипко:
Все это не так однозначно, когда речь идет о войне и о службе в армии. Пацифизм всегда присутствовал в общественном сознании, а в религиозном сознании – даже в большей степени. Баптисты не были пацифистами по своему происхождению. Но, не углубляясь в историю вопроса, отмечу, что самое важное – то, что и сегодня, в мирное время, среди граждан нашего общества (и среди баптистов в том числе), есть люди исповедующие пацифизм – то самое непротивление злу насилием и невозможность совместить свои религиозные убеждения с вероятным применением оружия. Это было, есть, и будет. И мы уважаем такие взгляды.

Мы не судим тех, кто идет в армию и исполняет свой гражданский долг – мы благословляем тех, кто принимает такое решение. И в рядах российских баптистов достаточно офицеров и солдат срочной службы, несущих эту службу со всей ответственностью и с чистой совестью. Есть также те, кто отказываются от такой службы, есть также те, что несут альтернативную службу.

Так что здесь нет единого на все времена и для каждого человека установления. Мы верим, что решение необходимо принимать по свидетельству совести каждого – как Господь дает каждому понимать.

Вячеслав Макаров:
В последнее время на фоне событий в Таллине (с переносом памятника советскому солдату), в Польше (с закрытием в музее памяти жертвам фашизма советского блока), Украине (с признанием бендеровцев "героями" войны, еще читать здесь и здесь) в мировом сообществе прослеживаются попытки пересмотреть прошлое. Как вы считаете, однозначно ли поставлена точка в отношению к фашизму, Гитлеру, Великой Отечественной войне и участию СССР во всем этом? Или таки нужно пересматривать, что-то менять, делать иные выводы? // от редакции: позиция портала к итогам прошлого достаточно четко выражена в материале Недуэль Ющенко - Ряховский.

Юрий Сипко:
Все происходящее – сложнейший конфликт, возникший почти неожиданно, – в сущности, отражает истину, провозглашенную в Священном Писании: все, что было сделано в тайне, будет обнародовано и станет явным. И сегодня мы свидетели тому, как этот библейский принцип исполняется. Вопрос с пересмотром итогов прошлого – очень острый вопрос, который еще острее становится благодаря политикам, пытающимся на этом конфликте наработать себе бонусов. Тема – весьма болезненная, пережитая нашими народами, бывшая и оставшаяся навсегда частью нашей когда-то общей истории.

Я всецело за то, чтобы градус полемики вокруг этой темы снизился. Нам необходимо просмотреть все наше российское участие в прошлой советской истории. При разделе Советского Союза мы, Россия, взяли на себя ответственность наследия по всем долгам и обязательствам бывшего СССР. Однако, в истории СССР не все однозначно. Неужели тот факт, что на XXII съезде КПСС был осужден культ личности Сталина, сегодня не является признанием того, что в истории Советского Союза были недопустимо жестокие и неприемлемые вещи? Лишь недавно обнародованный пакт Рибентропа – Молотова до сих пор не подвергнут серьезной оценке. И я до сего времени не слышал, что мы, Россия, наследница СССР, принесли свои извинения полякам, западной Украине, Белоруссии, Прибалтике …

Приведу показательный пример. Недавно я вернулся из Норильска. Там есть сопка, на которой и зимой, и летом тебя пронизывает холодным ветром, место захоронения бессчетных жертв ГУЛАГа. И на этой сопке стоят скромные памятники: поляков, литовцев, латышей, эстонцев … Как попали туда эти люди? Они там, потому что Советская система забрала их и репрессировала. И они там сгинули – строя наш Норильск в холодных заполярных ветрах. И мы до сих пор не сказали им – ни "спасибо", ни "простите" ...

Поэтому я считаю, что сегодня не нужно спекулировать на исторических конфликтах, снова поднимая людей на демонстрации, срывая флаги, и тем более, проливая кровь, как это случилось в Таллинне. Я считаю, что Россия, как держава, как огромная страна, как духовная страна, в этой теме гораздо мощнее, чем любая из стран, перечисленных вами (Эстония, Польша, Украина – прим. редактора). ИРоссия могла бы проявить свое достоинство в том, чтобы от лица большого и великого духовного народа – россиян – выслушать этих людей, услышать их и сделать им шаг навстречу.

Потому что диалог – в наших же интересах, ведь 30% живущих в Эстонии – русскоговорящее население. Разве не в наших интересах, чтобы им не было там тесно? Чтобы они не ощущали себя изгоями? Возьмите ту же Польшу, ту же Украину, наши братские страны – разве не в наших интересах окончательно поставив точку в прошлом, найти в этих странах наших друзей, чтобы всем нам жить мирно и спокойно. Это ведь наши границы, наши соседи …

Но, конечно, это только мои размышления вслух. Я понимаю, что не так просто выходить из подобных конфликтов. Особенно, когда в СМИ мы наблюдаем столь резкие и ангажированные заявления журналистов, которые позволяют подбрасывать в топку конфликта уголь, вместо того чтобы искать мира и согласия через освещение правды.

И, безусловно, не знаем точных обстоятельств и не видим всей картины. Мы наблюдаем за тем, что происходит в Таллинне, за тем, что происходит у Эстонского посольства в Москве … И, я думаю, что поступок правительства Эстонии из этого же ряда: стенка на стенку, око за око, глаз за глаз – вместо того, чтобы мирно, по-христиански разрешать сложные вопросы прошлых дней нашей общей истории.

Вячеслав Макаров:
Юрий Кириллович, вот фактически, мы говорим о прощении. Не секрет, что до сих пор многие россияне не могут простить немцев (равно, как те же эстонцы, например, много чего не могут простить русским). Вот, например, Россию посетила крестница Гитлера – чтобы публично просить у россиян прощения за свой народ, и было много высказываний и возражений против этого. Я знаю, что вы считаете тему прощения актуальной – даже провозгласили нынешний год годом прощения в рамках вашего братства … Что вы можете вы сказать по поводу прощения и непрощения – как в частном, так и в общественном значении?

Юрий Сипко:
Я уверен, что это наша национальная проблема.Неприязнь и непрощение мы несем в себе как бы на генном уровне. Этому также способствует и множество обстоятельств, в том числе, и неустроенность нашей жизни – отсюда и бесконечное наслоение озлобленности, и поиск причины во внешних врагах, из-за которых якобы мы живем так неустроенно.Что греха таить, это – наша действительность.

Мы действительно объявили 2007 год годом прощения и основная нацеленность этого решения – на наше братство. У нас самих в нашем наследии и прошлом достаточно серьезных внутренних обстоятельств, за которые нам сегодня стыдно. Поэтому, прежде всего, мы от Божьего имени адресуем призыв прощать и примиряться всем нашим единоверцам, и особенно – восстанавливать мир в семьях. Это непростая духовная работа – когда нужно примириться мужьям с женами, детям с родителями, восстановить отношения.

И следующий шаг – мы призываем следовать этому же духу примирения и прощения в наших церквах, между церквами – чтобы братство евангельских христиан-баптистов показывало миру пример настоящего духовного соработничества, когда в памяти нет горечи и обид, а наоборот – цветущее, ликующее воззрение на будущее Царство, где нет слез и болезней, и которое созидается здесь и сейчас.

Следующим же шагом, безусловно, нам необходимо обращать наше внимание на межрелигиозное пространство, где также очень много накоплено и обид, и взаимных претензий. И нередко из наших сердец несется осуждающая тональность – и в грубых словах, обращенных, например, к Русской Православной Церкви, и к памяти тех недобрых лет, и к другим религиозным исповеданиям.

Считаю, что мы – баптисты – также ответственны за то, чтобы убрать из нашей риторики осуждающие тональности, чтобы в наше сознание ввести сегодняшнюю ответственность за Церковь, за Россию, за наш народ, который нужно вести к Истине и к правде.Что касается итогов Великой Отечественной войны, - безусловно, это может стать следствием духовного возрождения нашего Отечества, нашего народа. Лишь только обретя духовную, внутреннюю силу, можно говорить о прощении, тем более в столь жесточайшей войне, которой она являлась.В этом же ряду стоит и кровопролитие ГУЛАГа, которое унесло с нашей земли несметные жертвы и также разделило общество на тех, кто страдал в лагерях, и на тех, кто уничтожал в лагерях. Это еще неосмысленная боль – повторюсь, мы несем ее на генетическом уровне. Но я верю, что мы приступаем к моменту во времени, когда мы должны подвергнуть себя и общество серьезной духовной работе, чтобы исключить всякое непрощение и в свое сознание ввести дух мира, дух согласия, дух прощения. Думаю, что ваш вопрос и рассуждения о теме прощения и примирения – от Господа. Сегодня мы все пребываем в серьезных размышлениях о нашей ответственности за мир и прощение в нашем народе.

Вячеслав Макаров, 3 мая 2007 г.

 Фото: "baptist.org.ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования