Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Не мир, но меч. Духовные наставники чеченских боевиков благословляют казнь пленных


Об авторе: Джованни Бенси - политический обозреватель итальянской газеты "Аввенире", Милан.

Любая война, в том числе и религиозная, ожесточает людей независимо от того, по какую сторону баррикады они находятся: среди агрессоров или среди жертв. К сожалению, в любом вероучении есть ряд аспектов, на первый взгляд противоречащих друг другу. Их порой привлекают для оправдания диаметрально противоположных действий.

Христианство не исключение, например, Иисус сказал: "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (Ин. 14:27), но Ему же принадлежат слова: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч" (Мф. 10:34). Первое изречение вдохновило св. Франциска Ассизкого, второе - поборников крестовых походов. Во времена "научного атеизма" такие "противоречия" использовали для того, чтобы доказать "несостоятельность" религии. Верующий же в подобных случаях полагается на авторитет Церкви, которая разъясняет, как следует понимать то или иное высказывание.

То же самое наблюдается и в исламе, где фикх (мусульманское право, которое разрабатывалось наиболее авторитетными законоведами муджтахидами) позволяет прийти к "правильному" пониманию Корана. Человечество постоянно развивается, в том числе и в религиозном отношении. То, что было важным несколько веков назад, сегодня может частично или полностью утратить свое значение. Это не аргумент против религии, это просто значит, что "tempora mutantur et nos mutamur in illis" ("времена меняются, и мы меняемся вместе с ними").

В исламе на эту тенденцию еще в XVI веке обратил внимание сторонник веротерпимости Аллами Абу-ль-Фазл, ближайший соратник моголского императора Акбара. Ему принадлежат золотые слова: "Если бы великий имам жил в наше время, то он написал бы другой фикх". Под "великим имамом" имеется в виду живший в VIII веке Абу Ханифа, основатель ханафитской религиозно-правовой школы. И, уж конечно, совсем другим был бы фикх, написанный сегодня.

На эти размышления меня навел материал, недавно опубликованный на арабском языке на интернет-сайте чеченских сепаратистов www.qoqaz.com. Рассказывая о "новостях джихада с кавказской земли", автор пишет, что "мусульманские духовные лица" якобы "излагают в пяти пунктах, как должно относиться к пленным в соответствии с различными комментариями Корана". Из этих пяти пунктов особенно поражают первые два: "Необходимо убивать пленных кафиров (немусульман), нельзя миловать их или получать за них выкуп" и "Нельзя миловать пленных еретиков или людей Писания (ахл аль-китаб, т.е. евреев и христиан), нельзя получать за них выкуп".

Руководствуясь этими принципами, можно добиться только одного: сделать и без того кровопролитную чеченскую войну еще более кровопролитной. "Зачисткам" и произволу, с одной стороны, противопоставляется жестокость и бесчеловечность - с другой. "Норд-Ост" показал, к чему приводит взаимное ожесточение. Неизвестно, что за "мусульманские духовные лица" посоветовали боевикам убивать пленных российских солдат, принадлежащих к "кафирам" или "людям Книги".

Конечно, в Коране в зависимости от исторических обстоятельств даются неоднозначные указания относительно военнопленных. Например, в Коране (76:7-9) сказано: "Они (мусульмане) исполняют обеты и боятся (Судного) Дня, зло которого разлетается. Они кормят едой <...> бедняка, сироту и пленника: мы ведь кормим вас ради лика Божья; не желаем от вас ни воздаяния, ни благодарности!" Это значит, что пленника, как и любого страждущего, надо не убивать, а кормить ради любви к Аллаху. Далее (47:4-5) мы читаем: "А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то - удар мечом по шее, а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы. Либо милость потом, либо выкуп, пока война не сложит своих нош". Иными словами, по окончании боя, когда противники взяты в плен, убивать их не рекомендуется.

Но в то же время в Коране (5:33-34) звучат и такие слова: "Действительно, воздаяние тех, которые воюют с Аллахом и Его посланником и стараются на земле вызвать нечестие, в том, что они будут убиты или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли. Это для них - позор в ближайшей жизни, а в последней для них - великое наказание, кроме тех, которые обратились прежде, чем вы получили власть над ними. Знайте же, что Аллах - прощающий, милосердный".

Возникает вопрос: как же все-таки надо обращаться с военнопленными? Проявлять милосердие или сурово наказывать? У мусульман есть понятие иджма, т.е. единогласие наиболее авторитетных знатоков исламского права. К ним вряд ли относятся безымянные "духовные лица", окормляющие некоторые группы чеченских боевиков.

Обратимся к истории. Индо-пакистанский ислам дал миру не только духовного отца афганских талибов Абу-л-"Ала Маудуди, но и одного из провозвестников исламского гуманизма Маулану Вахидуддин Хана, родившегося в 1925 г. в Азамгаре. Его слова по поводу древней практики взятия заложников вполне можно отнести и к трагедии на Дубровке. "Брать заложника, - пишет Вахидуддин, - значит хитростью пленить безвинного человека и торговаться по поводу его освобождения. Это великий грех и признак трусости. Он абсолютно запрещен в исламе, поскольку, взяв заложника, ты вымещаешь свою злобу на постороннем человеке, а не на том, кто эту злобу вызвал. Мучить безвинного человека на основе содеянного другими абсолютно неоправданно в исламе".

Обращаясь к современности, можно сослаться на йеменского факиха (правоведа) Мухаммада аль-Масьяби, который цитирует Коран (5:8): "О вы, которые уверовали! Будьте стойкими перед Аллахом, исповедниками по справедливости. Пусть не навлекает на вас ненависть к людям греха до того, что вы нарушите справедливость. Будьте справедливыми, это ближе к богобоязненности и бойтесь Аллаха, поистине Аллах сведущ в том, что вы делаете". Комментируя этот аят в применении к пленным и заложникам, аль-Масьяби пишет: "Ислам вообще отвергает насилие. Жестокое отношение к военнопленным, не говоря уже о гражданских заложниках, запрещено исламским шариатом и рассматривается как тяжкий грех. В исламе никто не имеет права быть одновременно судьей и исполнителем приговора".

Другой пакистанский юрист-богослов Мухаммад Хамидулла в книге "Исламское управление государством" отмечает: "Согласно исламскому закону, пленного... нельзя убивать. Ибн Рушд (Аверроэс) даже ссылается на согласие асхабов (сподвижников Мухаммада) по этому поводу... Исламские юристы признают, что военнопленного нельзя считать ответственным за простое участие в военных действиях".

Эти высказывания говорят сами за себя. В Чечне разыгрывается беспрецедентная трагедия. Сегодня все чаще раздаются голоса, в том числе и выдающихся российских политиков, призывающие к политическому решению конфликта. Призывы к эскалации насилия, к убийству военнопленных или мирных граждан являют собой акт человеконенавистничества, отдаляют перспективу мирного урегулирования и оказывают медвежью услугу и чеченскому народу, и исламу в целом.

Хочется верить, что духовные наставники чеченских боевиков начнут прислушиваться к мнению таких авторитетов, как Вахидуддин, Масьяби и Хамидулла, и осудят безответственные призывы экстремистов. В эти дни, когда мы еще находимся в праздничной атмосфере Рождества Христова, и чеченцам, и российским властям хотелось бы напомнить слова Спасителя, который почитается и в исламе: "Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими" (Мф. 5:9).

15 января 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования