Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Монах Феогност (Пушков). Учение о «правде Божией» в трудах свт. Иоанна Златоуста и  преп. Иосифа Волоцкого. [богословие]


Юридическая реакция против преодоления схоластизма в православном богословии – это последний писк умирающей эпохи латинянского пленения. Ряд православных мыслителей и богословов, столпов Православия XX в. (в числе которых прославленный свщмч. Иларион (Троицкий)), корифеи богословской науки митр. Антоний (Храповицкий) и патр. Сергий (Страгородский), прот. Иоанн Мейендорф, Георгий Флоровский, а так же их современные ученики и продолжатели светят всему православному миру чистым светом богословия.

И вот в этой краткой статье я хотел бы дать православное изложение учения о "правде Божией" как его видел наш, русский святой –в противовес реакционным силам "юридистов", которые дерзают обвинять нас в том, что это мы-де, современные "либеральные"теологи отменили юридический аспект в сотериологии, который, якобы, присутствует у св. отцов.

Нравственная ответственность человека пред Богом никогда не оспаривалась ни в одной традиционной религии. Что считать нравственным, а что безнравственным – это отдельный вопрос, на который каждая религия отвечает по-своему. Но сам факт наличия нравственного аспекта в религииникто отрицать не берется.

Искажение возникают тогда, когда живым отношениям Бога с человеком предается законнический, правовой статус, а нравственная ответственностьчеловека пред Богом окрашивается в уголовно-процессуальные тона. Основная проблемазаключается в том, что до сих пор не объективировано понятие"правда Божия": это субъективное эгоистическое чувство Бога, которое, в случае его попрания, нужно "удовлетворять" пролитием крови, или же это все-таки объективнаяположительная нравственнаяреальность? И за что Бог на грешника изливает свой гнев- за то, что тот Ему досадил, или все-таки за то, что грешник делает зло?

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Нравственные отношения между Богом и человеком

1. Правда Божия как объективная нравственная реальность, Высшее проявление Любви.

Комментирую историю с двумя грехами Каина (беспечное жертвоприношение Богу и братоубийство), св. Златоуст пишет: "Чтобы ты познал величие благости Божией из того, что было с Каином, Господь, когда Каин согрешил против Него, и, решившись принести жертву, показал при этом великую небрежность, то есть, не сделал надлежащего выбора, но принес просто, что случилось, (Господь) не сказал ему за это ничего неприятного и укорительного, хотя это был немаловажный грех, а очень великий. В самом деле, если желающие почтить подобных себе людей уступают им первое и лучшее, и стараются представить то, что почитают дороже всего, то как же Каину, который был человеком и приносил жертву Богу, не следовало принести самое лучшее и драгоценное? Но, хотя он и так тяжко согрешил и показал такую небрежность, однако Бог не взыскал с него и не наказал его за это, но весьма кротко беседует с ним, как друг с другом, говоря ему: согрешил еси, умолкни (Быт. IV, 7). Он только указал ему на грех его и посоветовал не простираться далее. Видишь, какая необычайная благость!... Видишь, как Бог простил Каину, когда он совершил против Него грех, и грех немаловажный; когда же он поднял руку на своего брата, тогда подверг его осуждению и проклятию? …. Богу обычно оставлять наши грехи против Него, а за грехи против ближняго строго взыскивать"[1]. Здесь мы видим – Бог, как Истинная Любовь, печется о сотворенном им человек, а не о Себе. Это и понятно: "Любовь … не ищет своего" (1Кор. 13: 4, 5). И это прежде всего свойственно Самому Богу, Который есть Истиннейшая и Совершеннейшая Любовь. Именно поэтому для Бога "обычно оставлять совершенные против Него грехи, а взыскивать за грехи против ближнего". Итак, мы видим, что и речи нет о "вымещении праведного гнева за причиненное Богу оскорбление" - нет ничего того, на чем базируется "юридическая сотериология". Бог гневается на зло как таковое. Но если зло человека проецируется на другого человека – Бог вступается за Свое творение. Именно поэтому по учению Златоуста,"грех (Каина) больше преступления первозданнаго (Адама). Это желающему можно видеть из различия в проклятии. Там (Господь) сказал: проклята земля в делех твоих (Быт. III, 17), и излил проклятие на землю, оказывая попечение именно о человеке; а здесь, так как дело гибельное, дерзость вопиющая, преступление непростительное, то сам (совершитель его) подвергается проклятию: проклят ты, говорит, на земли. Он поступил почти так же, как змей, послуживший орудием диавольскаго замысла; как тот посредством обмана ввел смерть, так и этот, обольстивши брата и выведши в поле, вооружил против него свою руку и совершил убийство"[2].

Совершенно иначе смотрит на соотношение греха Адама и грехов его потомководин из отцов юридизма – бл. Августин. Он считает, что "напрасно и сравнивать" их между собою, т.к. грех Адама все равно больше грехов его потомков[3].Отчасти – можно согласиться с обоими авторами, но следует сделать разграничения:

а). Тяжесть греха Адама несоизмерима с грехами потомков по своей экзистенциальной нагрузке, т.к. самим фактом его грехопадения вошло в мир тление.

в). В плане нравственной ответственности грех Каина, несомненно, тяжче греха Адама.

Но беда-то вся в том, что бл. Августин понимает тяжесть грехане столько как экзистенциальную катастрофу или нравственный кризис, но – как нарушение "правовых норм" в отношениях между Богом и человеком. Поэтому все то, что православное восточное богословие называет последствиями грехопадения (как бы естественное действие греховного яда на человека), бл. Августин именует "возмездием", наложеннымсо стороны Бога на человека[4].

2. Наказания Божии не являются карой Бога, т.к. преследуют целью исправление грешника, а не отмщение "оскорбленного Бога".

Комментирую повествование о грехопадении первых людей, Златоуст пишет: "когда увидел, что оба они (прародители), по безличности, нарушили Его заповедь, не смотря на то, что Он предварил и обезопасил их угрозою, то и после этого не прекратил Своего человеколюбия, но (остался) верен Своей благости. Как чадолюбивый отец, видя, что сын его, по безпечности, ведет себя недостойно своего благородства и с высоты чести ниспал в крайнее унижение, по чувству горячей родительской любви, не оставляет его и в этом положении, но снова исполняет свой (долг), стараясь мало-помалу освободить его из этого унижения и возвести в прежнюю честь, точно так и всеблагий Бог, сжалившись над человеком, по причине злаго умысла, которому он подвергся, соблазненный женою и принявши чрез змея совет диавола, тотчас приходит к нему, как врач к больному и страждущему, который лежит и нуждается в многоразличном лечении и помощи врача"[5].И само изгнание из рая, проклятие земли и обречение человека на тяжкий труд – все это "соразмерное наказание, служащее больше к исправлению, чем к мучению"[6]. "Так как, говорит, человек обнаружил великую невоздержность по отношению к данной заповеди и сделался смертным, то чтобы он не осмелился прикасаться и к дереву Жизни, постоянно поддерживающему жизнь, и не грешил безконечно, лучше ему быть изгнанным отсюда. Так изгнание из рая есть дело скорее попечительности Божией о человеке, нежели гнева. Таков Господь наш: и наказаниями не меньше, чем и благодеяниями, Он показывает Свое промышление о нас; и наказание посылает нам для нашего же вразумления. Так, если Он знает, что мы, греша безнаказанно, не делаемся худшими, то и не наказывает; чтобы предупредить наше поступательное движение к худшему и пресечь дальнейшее распространение греха, Он, по Своему человеколюбию, наказывает. Так поступил Он и теперь: заботясь о первозданном, повелел ему удалиться из рая"[7]. Чтобы "страданиями навык послушанию" (Евр. 5:8)[8]. "Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности" (Евр. 12:11)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Как "правда Божия" была исполнена Христом?

1. Нравственное отношение Бога к Своим врагам как один из аспектов Правды Божией.

Нравственные принципы человек должен соблюдать не только с нравственно стойкими особями: даже пред лицом врага верующий не должен падать до его уровня. Так же точно и Бог не пренебрегает принципомсправедливости в отношения со Своим врагом - диаволом. "Скорбел Бог, создавший человека. Он не хотел насильственно вырвать человека из рук дьявола, ибо Бог праведен - Он Сам устанавливает правду законом, неправедных же наказывает. Поэтому как Он Сам может сотворить неправду и принуждением и силой отнять у дьявола человека, добровольно дьяволу покорившегося? Тогда Божество следовало бы назвать согрешившим, что невозможно, ибо Божество безгрешно.Бог не хочет даже по отношению к дьяволу поступить неправедно. Ведь если бы всемогущий Бог победил дьявола Божественной силой, дьявол начал бы наговаривать: "Я неправеден - но и у Бога нет правды, и Он совершает все принуждением и силой; я победил человека, но Бог, победив меня, насильственно и неправедно отнял у меня человека", - и был бы прав. Но Владыка не допустит дьяволу говорить, что тот победил человека, а сам был побежден Богом. Поэтому Бог несказанным устроением задумал подать нам победу над дьяволом"[9]. Бог Вочеловечивается.Не призрачно становится человеком (иначе будет обман: под видом человека действовал Бог), но поистине вочеловечивается Создатель, чтобы самим же человеком победить победившего его.

Что обращает на себя внимание в учении преп. Иосифа прежде всего? – Все то же принцип "Правды Божией", понимаемой им как выражение Высшей Реальности Любви и Свободы в Боге. Крестом "Сам Он осудил врага, освободил человека от муки бесовской, избавил нас от порабощения дьяволу, от невольного, насильственного и мучительного служения греху"[10]. Нет и намека на какие-либо юридические взаимоотношения с Богом, требующим "удовлетворения" Своей "правде, гневающейся и не могущей простить". Скорее наоборот – Он удовлетворяет потенциальное требования справедливости со стороны Его врага.

2. Что значит "оправдание"?

Этот термин имеет минимум четыре смысловых содержания:

а) Онтологический: какая-то вещь "оправдывает себя", то есть, свое существование тем, что пригодна к тому, ради чего ее сотворили. Св. Максим исповедник учит, что о всякой вещи, сотворенной Богом, существуют вечные "логосы" (мысли) Божии в Самом Ипостасном Логосе – в Сыне Божием. Только тогда вещь "оправдывает" свое существование, когда модус ее бытия соответствует плану Божьему о ней.

б) Экзистенциальный: "о-правдание" есть "о-праведнение", то есть, приобщение к истинной Божией Праведности."В евр. языке термин "оправдание" происходит от того же корня, что и термин "праведность", а праведным, то есть, полностью свободным от зла можно считать лишь Творца. … До прихода в мир Спасителя условно праведным мог считаться тот, кто исполняет предписания Закона (Рим. 10:5). Однако … Закон повелевает извне, тайна же спасения преображает человека изнутри"[11]. То есть, "оправдание" – это приобщение глубиной своего человеческого бытия к Праведности Бога. Это пребывание в Боге. "Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал" (1Ин. 2:6). Кратко говоря, оправдание – это уподобление себя Богу, т.к. уподобляющийся Богу творит Его Волю.

в) Нравственный: это – очищение совести человека от гнетущей его вины, прощение грехов. Нравственный аспект оправдания происходит в таинственномпокаяния человека пред Богом. В нравственном оправдании человек получает свидетельство в глубинах своей совести (ср. 1Ин. 1: 19-21) о прощении грехов (часто нравственный аспект называют юридическим).

г) Юридический: это, собственно, восстановлениестатуса гражданина социума, который за преступление каких-то юридических норм и предписаний был поставлен под судом или даже осужден. То есть, юридический аспектисходит из буквы закона, которым он судит человека. К внутреннему бытию человеческой личности он не имеет никакого отношения. Он, собственно, является бессмысленным там, где задействован нравственный, экзистенциальныйи онтологический принципы. К ним юридизмне может ни прибавить, ни убавить чего-либо от них.Да и более того, юридическое "оправдание" человека не несет в себе его внутренней перемены, то есть, реального оправдания, приобщения к праведности Божией не происходит в юридической концепции.

Отцы не мыслили юридически. Под оправданием они видели внутреннюю перемену, а не простое "прощение вины виновного", что еще само по себе не приносит изменения его личности от зла к добру. Можно сколько раз "прощать вину" убийцы, но если не изменить его нутро - он так и останется убийцей по сути, и никакого реального оправдания не сможет в себя вместить.

* * *

Согрешив, человек ниспал от высоты Праведности Божией (попрал экзистенциальный аспект). Человек стал неправедным (экзистенция неправедности есть еще и нравственная вина). Бог не может "вменить" человеку чужую, чью бы то ни было праведность, т.к. если даже предположить, что неправедному можно на секунду "вменить" чью-то праведность, то он ее через секунду же потеряет, совершив очередной грех,неправедный поступок. Праведность – это экзистенция (своего рода modusvivendi) и ее (праведность) осуществлять может только сам человек, будучи праведным.После грехопадения modusvivendi человекаесть грех, аmodusvivendi Бога всегда есть Вечная Правда. Во Христе Бог дает возможность человеку приобщится к Своему modusvivendi. Но это приобщение не "вменяет" человеку заслуг илиправедности Христа, а лишь дает возможность существования по Образу Сына Божиего во плоти. Человек может приобщиться к этому источнику, а может отвергнуть его.

И как сам человек ниспал, так сам же он должен был и восстать. Поскольку же все человечество до Христа не достигало своей конечной цели (обожение), то оно, таким образом, было не оправдано с позиции бытия (онтологический аспект): все существующее, существует и стремится к цели в Боге. Если созданное для обожения естество стремится вспять, значит, оно не оправдывает своего существования. Смерть такого существа есть его логический итог – и с позиций экзистенциальных, и с позиций нравственных, и с позиций онтологических.

Диавола должен победить сам человек. Поэтому становится человеком Бог. Не призрачно становится (иначе это не будет иметь никакого отношения к реальному человеку, если Бог только использовал "видимую оболочку", а не самого человека воспринял), но поистине вочеловечивается Создатель, чтобы самим же человеком победить победившего его.

Логос вочеловечивается, воспринимает всю человеческую природу, всю полноту человеческого бытия и в Себе "выправляет человека": выправляет экзистенциальный пласт человека – человеческое естество с естественной человеческой волей (θελημα) во Христе "уступает, не противоречит, а подчиняется Его Божественной воле"[12]. А поскольку это подчинение воли естественной есть акт не принужденный и свободный, то человеческая природа Христа обладает и нравственной безупречностью. С самого зачатия Его человеческая природа воипостасирована Божественным Логосом. Поэтому происходит общение свойств двух естеств – Божественного и Человеческого. Два естества соединены в Единое Целое –в Лицо Христа. Достигается "оправдание" человека и с позиций онтологических: если цель, недостижимая для падшего человечества –это Бог, тово Христе Бог и Человек соединены теснейшим образом. Если смерть – последствие греха, то уже то, что Христос носит смертное тело – величайшая несправедливость по отношению к Нему со стороны мира сего. Но Он претерпевает и эту несправедливость, чтобы сойти в самое сердце противника.

* * *

"Дьявол же, видя Его наставляющим и поучающим людей добродетели, отвращающим от пути зла и приводящим к вечной жизни, распалился яростью и, как и на других святых, напал на Него, почитая Его за простого человека. Дьявол подучил первосвященников и книжников, и они осудили Безгрешного на смерть. Он был неправедно убит, и Его душа, скрывавшая в себе потаенное Божество подобно тому, как наживка скрывает на удочке крючок, была сведена во ад дьяволом и смертью, которые собирались поглотить душу Его, как душу одного из праведников - и были пронзены чудесной молнией Его Божества! Вот тогда и показал, и явил им Свое Божество Иисус, как громом оглушив их страшными словами: "Я есмь вечный Бог от Бога, сошедший с Неба и ставший человеком. Укажите Мне на Мой грех, из-за которого вы убили Меня и осудили в ад Мою душу!" Бесы устрашились, изумленные и посрамленные, и не смогли ничего ответить. И Он осудил их Своим Божественным величием и вверг в огонь и тартар, связав железными оковами, - и воскресил Адама, вывел всех из ада, в третий день воскрес, а затем вознесся во плоти на Небо и послал Святого Духа на Своих святых учеников и апостолов, а они просветили весь мир и привели его к богопознанию"[13].

Возносясь от нас с воспринятым Им человеческим естеством, "принявший в Себя всего Адама" и воссоздавший в с Себе принятого Им Человека, Господь Иисус Христос это, воспринятое Им естество "всеродного Адама" принес "Богу и Отцу как плоды Своего чудесного Вочеловечения"[14].

* * *

Таким образом, именно Человек побеждает диавола. Ведь не Божественное естество было искушаемо (Мф. 4: 3-11, ср. Евр. 2:18), не Божество чрез страдания навыкало послушанию и усовершалось в нем (Евр. 5: 8-9). И мы "видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех. Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания. … А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. … Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь" (Евр. 2: 9-10, 14-15, 18). Да, претерпел это всеБог во плоти. Но – в самодвижном человеческом естестве. Ведь человеческое естество во всем последовало Логосу свободно, а не по принуждению. Значит, все это свободный подвиг Человека во Христе, все, что совершил Христос по человеческому естеству –совершил, не оказывая никакого давления на человеческое естество. Значит, все это совершило человеческое естество, будучи воипостасировано в Божественный Логос.

Таким образом во Христе осуществилась правда Божия относительно человека:

а) Чрез жизнь в согласии с Богом естество человеческое во Христе, будучи исполнено Праведности Божией, находится в полной нравственной безупречности и не имеет греха – причины смерти.

б) Своим подвигом, упражнением в совершенстве естества Христос привел человеческое естество в состояние абсолютной "оправданности" и с точки зрения онтологической, и с точки зрения экзистенциальной, и с точки зрения нравственной.

в) Приняв совершенно не причитавшуюся Ему по необходимости смерть, Христос, тем самым, окончательно побеждает самую смерть и ад: Он – не из данников смерти, как же она дерзнула приступить к Нему?

В этом всем – правда и торжество Божие в Человеке (Бог и Человек соединились в Вечном неразрывном Союзе), и оправдание Христом человека в глазах Вечного Бога(вот, Один Человек достиг того, чего должен был достигнуть Адам, ночего, отпав, не достиг – Он Один совершил свою жизнь сообразно с логосом человеческого естества, которое было воипостасировано Божественным Логосом). В этом и торжество Вечной Любви к Человеку и Радость Божия и спасенном человека. Явилась в Человеке сказанная Богом Правда о Человеке. Это еще и Правда самогоЧеловека: человек победил диавола! Диавол не думал, что человек сможет победить его, т.к. знал, что естество павшего человека уже не даст самой человеческой личности вскарабкаться вверх. Бог использовал, по словампреподобного Иосифа, "хитрость" - и дал человеку возможность победить диавола. Что может последний противопоставить человеческой над ним победе? – Ничего, т.к. Этого Человека он не может обвинить ни в чем!

Здесь можно сказать, что человек "удовлетворил" Правду Божию. Но в каком смысле? – Преподобный Иосиф, как мы видели, пишет, что Бог "скорбел", видя бедственное состояние человека. Он ожидал его возвращения. И вот – случилось: погибшую овечку Его Единородный Сын, восприняв, принес в Отчему порогу.Всем уготован пир радости о спасении погибавшего, но спасенного Божиего творения. Значит, Христос "удовлетворил" - нет, не гневу, - Вечному ожиданию Божиему[15].

ПРАКТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ДОГМАТА

Догмат – не отвлеченная Истина ума, но – своего рода шаблон и критерий в практической деятельности человека. "С истинными догматами соедините великое попечение о жизни. Да просветится, говорит Господь, свет ваш пред человеки; яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех (Матф. V, 16). Пусть жизнь соответствует догматам, и догматы будут глашатаями жизни"[16]. Пусть "жизнь наша свидетельствует о догматах, а догматысообщают твердость жизни"[17].

Итак, какие выводы можем сделать мы на основании православного учения о гневе и правде Божией?

"Видишь, как Бог простил Каину, когда он совершил против Него грех, и грех немаловажный; когда же он поднял руку на своего брата, тогда подверг его осуждению и проклятию? Так теперь будем поступать и мы, подражая Господу нашему: грехи, сделанные против нас, будем прощать и оказывать снисхождение оскорбившим нас; когда же грех делается против Бога, тогда будем взыскательны"[18]. Жизнь по Образу Бога Любви – это умение подставить свою щеку, но вовремя заградить щеку своего ближнего. "А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности" (Рим. 8:10)."И не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности. Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью" (Рим. 6: 13-14). Но нужно опасаться избегать греха только внешне, словно Бог не видит внутреннего мира. Нужно опасаться строить религию по принципу правовых отношений. Необходимо избегать того псевдо-благочестия, которое легло в основу юридического отношения с Богом: "Самолюбец начинает, как он говорит спасаться, т. е. с крайним сожалением отсекая свои излюбленные и все еще дорогие пожелания, начинает исполнять закон, положенный Богом, исполнять именно потому, что противозаконие оказывается в своем последнем выводе крайне невыгодным для себялюбца, хотя и не перестает для него быть желательным и приятным"[19]. "Христианину свойственно творить добро и отвращаться от зла органически"[20].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предложенное нами Вашему вниманию краткое исследование излагает весьма кратко в основном нравственный аспект "Таинства моего спасения", как называл Домостроительство Сына Божиего во плоти свт. Григорий Богослов. Так же кратко указали на соотношение нравственного и онтологического аспектов в православной сотериологии. Как видите, мы, в свете святоотеческого наследия предложили Вашему вниманию изъяснение, чуждое всяких юридических спекуляций с текстами Св. Писания. Ведь одно и тоже слово может иметь множество оттенков смысла – в зависимости от контекста и места его использования. Так взять хотя бы слово "оправдание" (см. выше). И когда мы видим тот, или иной термин у апостола или у отца Церкви, мы должныпомнить о множестве его значений, и тщательно рассматривать – в каком из возможных смыслов сказал это слово автор.

Здесь мы считаем уместным сказать несколько слов о несостоятельности и, главное, бессмысленности попытки построения юридической системы взаимоотношений между Богом и человеком.

Часто последним аргументом в руках сторонников юридической сотериологии становится понятие о Боге, как о Судии. Ну, говорят они, разве можно представить себе судью не в юридических тонах?

Эти возражения возможны только в устах людей, которые не имеет четкого представления о том, что такое юридизм.

Прежде всего, что такое "закон"? Само понятие "закон" тоже имеет несколько смысловых значений. Укажем лишь основные:

1. Закон (νομος) как некая незыблемая норма бытия, своего рода "рамки". В этом смысле говорится о "законах природы".

2.Законом называют нравственные критерии,регулирующие человеческую деятельность.

3. Законом (jus) называют внешние регламентации и предписания. Это внешние предписания (никак не соотносящиеся с глубиной бытия самого человека, с его внутренним миром). Эти законы и ложатся в основу мировоззренческого "юридизма". Нужда в последних возникает в случае, если объективные законы бытия и нравственности (νομος) попираются человеком – существом свободным идти вопреки всех законов мироздания, хотя в итоге такого направления человек разрушает себя и окружающий его мир. Т.к. система законов мироздания и нравственных норм не может сама себя защитить от произвола человеческой "свободы", то или Богом даются, или обществом создаются некие "писаные предписания", за преступление которых налагается наказание. Самоочевидно, что эти законы вообще не могут никак влиять на духовную жизнь человека. Да, они способны сохранить общество от распада. Точнее – удержать человека от реализации созревших в нем злых намерений. Но самого зла – как экзистенциальной реальности – они истребить не могут.Законы его только обуздывают, ограничивают. "Вначале Бог Сам беседовал с людьми, насколько людям возможно слышать (слова Божии). Так Он пришел к Адаму; так обличил Каина; так говорил с Ноем; так явился странником Аврааму. Но когда природа наша уклонилась к злу и как бы удалилась в дальнюю чужую страну, тогда уже Бог посылает к нам, как находящимся вдали на чужой стороне, Писание, возобновляя как бы чрез какое письмо с нами старую дружбу"[21]. Jus появляется тогда, когда человек теряет живое общение с Богом. "Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть" (Бт. 6:3). Как замечает свт. Филарет (Дроздов), этот текстПисания может быть с др. евр. переведен еще и так: "Не может больше Дух Мой руководить этими людьми, которые пренебрегают Его: они стали слишком плотскими"[22]. Т.е. Дух Божий просто не находит возможным воздействовать на человека, который огрубел и уже не воспринимает духовной реальности. Бог образует служебный инструмент – jus. "Закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокорливых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных… и для всего, что противно здравому учению" (1Тим. 1: 9,10)

Юридизм – это система ответственности пред буквой закона (jus). Это, само собою разумеется, всегда внешняя ответственность. Jus всегда судит о поступке, о совершившемся факте и не имеет претензий судить внутреннюю реальность. Судебное разбирательство рассматривает человека по отношению к закону – исполнитель или нарушитесь. По суди, jus не может судить человека (т.к. человек несоизмеримо больше своих поступков). Закон же судит только поступки человека. К примеру, jus не может осудить сердечного прелюбодеяния (см. Мф. 5: 27-28). И жена не может подать в зал Арбитража иск на мужа, который все время с услаждением смотрит на прохожих красавиц. Пред Богом же человек может оказаться нравственно виновным в этом грехе. Это – яркий пример того, что нравственный мир намного глубже поверхностного взора закона. Эта глубина ускользает от юридической оценки. Зато от нравственной ответственности ускользнуть ничего не может. И Бог будет судить человеческое сердце – не по тому, что человек сделал или не сделал, а по самой глубине этого сердца. Ответственность же человека пред Лицом Живого Бога куда более серьезна, чем пред мертвой буквой jus. Поэтому просто нелепо живую нравственную ответственность человека пред Богом описывать в категориях юридического мышления. Пред Богом открыта таинственная глубина личности, сокровенная "книга совести".

Ввиду вышесказанного характера юридизма, jus не может не то, чтобы оправдать человека, сделать его праведным, но даже сыграть какую-либо положительную роль в духовной жизни. Однако, закон может сохранить общество от разложения, точнее – замелить процессы распада. Так, прелюбодей не разрушит семью изменой – если не по любви к Богу, то из-за страха пред предписаниями Закона. Конечно, сердце его не станет ни чище, ни ближе к Богу от такой вынужденной "добродетели", а значит, воздерживающийся от зла подлец не станет нравственно порядочным человеком: зло будет жить в нем внутри. Но оно хоть не станет выливаться наружу, не станет причинять страданиями и скорби другим людям. Одной "праведностиот закона" недостаточно, чтобы спастись."Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное" (Мф. 5:20). Праведность книжников и фарисеев – это их безупречность пред буквой закона.

Если у человека активизировано нравственное начало (ср. 1Ин 1:19-21), то оно ему свидетельствует о добре и зле, и ему не нужны предписания мертвой буквы. У духовного человека "чувства навыком приучены к различению добра и зла" (Евр. 5: 14). Если онтологический фактор свидетельствует "внутренним логосом природы", что должен делать человек, то судиться он, опять же, будет самим своим естеством, сообразно или не сообразно которому он жил. Здесь юридический аспект не добавляет ничего и не убавляет. Если, к примеру, человек живет праведно, то закон его не может осудить. А если скверно – то закон не может оправдать. Он может только констатировать реальность. Юридическое предписание нужно тогда, когда ослаблены три приведенных выше аспекта.

Итак, реальность юридического порядка опирается на предписания jus. Реальность нравственного порядка опирается на живое чувство Бога, на личную ответственность человека, предстоящего пред Богом, Который и вложил в нас различие между добром и злом (Евр.5: 14). И сегодня в светском мире юридизм может играть свою определенную положительную роль во взаимоотношениях меж людьми, между человеком и миром. Но юридические ориентиры не могут создать праведности и добродетели, т.к. для праведности нужна оправдывающая благодать, которая подается в живом общении человека с Богом, а не в предписаниях Закона. Активизировать же юридический фактор там, где работает нравственный фактор – это все равно, что включать настольную лампу 40W в яркий солнечный день, когда Божий Свет озаряет твое лицо.


 Источники

1. Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия

2. Преп. Иосиф Волоцкий. Просветитель.

Литература

1. Д. Гусев.Антропологические воззрения бл. Августина в связи с учением пелагианства // сб. Святоотеческая Христология и Антропология, ч.1. Пермь, 2002

2. прот. А. Мень. Послания апостола Павла // жур. "Мир Библии", №2

3. ОросVI Вселенского Собора // Деяния Вселенских соборов, в 4-х тт. СПб, 1996г. Т.4

4. свт. Филарет (Дроздов). Записки, господствующие к основательному уразумению книги Бытия, заключающие в себе и перевод сей книги на русское наречение. ч.1. М., Син. тип. 1867 г.

5. Патр. Сергий (Страгородский). Православное учение о спасении. М. 1991г

6. архиеп. Михаил (Мудьюгин). Проблемы сотериологии в русском богословии XIX– XXв. // материалы международнойконференции"Богословие и духовность". Изд. МП. 1989г


[1] И. Злат. На кн. Быт. 26: 1, 2

[2] И. Злат. На кн. Быт. 19: 3

[3] См. Д. Гусев.  Антропологические воззрения бл. Августина в связи с учением пелагианства // сборник  Святоотеческая Христология и Антропология, ч.1.  Пермь, 2002, с. 36.

[4] Хотя сам Августин и говорит иной раз о  смерти и трудностях жизни, как о последствиях  греха, но само это последствие он понимает  сквозь призму судейской логики: налагаемая судом кара есть тоже, своего рода, "последствие" греха. Но она не вытекает из самой "природы" зла, из самого акта проступка,  а  является  возлагаемой судом карой за преступление, своего рода внешним "ответным актом".

[5] И. Злат. На кн. Быт. 17:1

[6] Там же, 17:6

[7] Там же, 18: 3

[8] Эти слова Апостола Павла сказаны о Христе. Но если даже Ему, Безгрешному Богочеловеку были полезны естественные страдания, то тем паче они полезны любому грешнику, начиная с Адама и до сего дня. Опять же – страдания не являются средствами "сатисфакции" Бога: они нужны  не Богу, а человеку, чтобы "приучился  к  послушанию".

[9] Преп. Иосиф Волоцкий. Просветитель. Слово 4-е

[10] Там же, слово 4-е.

[11] прот. А. Мень. Послания апостола Павла // жур. Мир Библии, №2, с. 61

[12] Орос 6-го Вселенского Собора // Деяния Вселенских соборов, в 4-х тт. СПб, 1996г. Т.4. с. 221

[13] преп. Иосиф  Волоцкий. Просветитель. Слово 4-е

[14] Там же, слово 4-е.

[15] Приведу два пример "удовлетворения" одной персоны  другой: 1. Положим кто-то весьма сильно раздосадован на "провинившегося" своего оппонента. Он рвет и мечет, не может простить. Хочет, изо всех сил  жаждет простить, но не может: уязвленное  чувство самолюбия не дает ему возможности совершить акт прощения. И вот он видит, что главного "виновника" его гнева поражают на смерть на  его глазах. Он "удовлетворен".  Теперь уж он может простить провинившегося обидчика… Так рисуют картину спасения сторонники юридической  сотериологии. 2.  Положим,  кто-то потерял близкого друга. Последний оскорбил  своего оппонента и ушел, хлопнув дверью.  Но ушедший был отчего-то дорог обиженному – до такой степени, что он и обиды не помнил, только ждал все, когда вернется его друг. И вот дверь открывается. Он вернулся – удовлетворено желание о его возвращении.  Так  можно понимать слово "удовлетворение" по отношению к Богу в рамках православного богословия.

[16] И. Злат. На кн. Быт. 2:5.

[17] И. Злат. На кн. Быт. 13:4

[18] И. Злат. На кн. Быт. 26:2

[19] Патр. Сергий (Страгородский). Православное учение о спасении. М. 1991г. с. 55

[20] архиеп. Михаил (Мудьюгин). Проблемы сотериологии в русском богословии XIX– XXв. // материалы международной  конференции  "Богословие и духовность". Изд. МП. 1989г.с.125.

[21] Свт. И. Златоуст. 8-мь бесед  на кн. Быт. 1: 2.

[22] свт. Филарет (Дроздов). Записки, господствующие к основательному уразумению книги Бытия, заключающие в себе и перевод сей книги на русское наречение. ч.1. М., Син. тип. 1867г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования