Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Святитель Мефодий Константино-польский. Слово о святых иконах [богословие]


 В Неделю Православия.

Иже во святых отца нашего Мефодия, архиепископа Константинопольского, Исповедника, слово о святых иконах.
Благослови, владыко.

Верую во единого Бога, Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного, рожденного от Отца прежде всех веков. И во всесвятого Духа, Святого и Господа, сопоклоняемого и сопрославляемого вместе с Отцом и Сыном, Которым все освящается: во Святую Троицу нераздельную, неизреченную и неописуемую, Святую Троицу всепревосходящую и вседетельную, равнобожественную и единомощную, тождественную по воле и намерению, тождественносущную и единосущную, совечную и собезначальную, единоначалие триипостасное, в Боге Сыне Порождении и в Боге Духе, содержащем и животворящем все. Ибо Дух всегда с Отцом и Сыном - ведь Они никогда не отделялись один от другого. Ибо Отец был всегда и был вместе с Сыном. И Сын был вместе с Ними Обоими, Отцом и Духом. Так поклоняюсь и славлю нераздельную Святую Троицу, в трех ипостасях одно Божество.

Подобно и святую Богородицу исповедую святейшей херувимов и серафимов, высшей всех тварей и превысшей небес, как во плоти родившую одного из Святой Троицы Христа Бога нашего, ради нас сошедшего к нам и воплотившегося для нашего спасения. Также и святых Его подвижников чту и славлю, и поклоняюсь им, и почитаю их. Святому Иоанну Предтече и Крестителю, и бывшим до него пророкам, и после него всехвальным апостолам и святым и добропобедным мученикам и всем святым поклоняюсь, почитаю их и молю о предстательстве их. Ибо через них мы все спасаемся, потому что желание боящихся Его исполняет Бог (Пс. 144:19). Я же и честным останкам их поклоняюсь и почитаю их - ибо многие тела святых мучеников источали миро и исцеления, и многие болезни были через них излечены.

Почитаю я, поклоняюсь и лобызаю и честные их и священные иконы, не как богов, но как сокращенное описание, изъяснение и напоминание их страданий. Ибо иконы не суть только начертание тела и указание на него, но [показывают] и страдания тела. Ибо за страдания, которые они претерпели ради Христа Бога нашего, их ублажают, чтут и поклоняются им. Ведь если бы они не претерпели этого ради Христа, то мы не имели бы нужды изображать их в книгах и церквах. Потому что многие в домах своих делают изображения людей, то родители своих детей, то дети — родителей, из-за любви и связи, которая была между ними, и чтобы не забыть их, так что и целуют их, но не как богов, а ради памяти и любви к ним, - вот так следует думать и об иконах святых, что они написаны в церквах и книгах для напоминания и нашей любви, и для исправления нашей жизни, а вместе и ради язычников, приходящих к вере во Христа Иисуса, для показания доброго их свидетельства. И если те из-за плотской любви к своим детям начертывают изображения для напоминания о них, то гораздо более должны мы писать иконы святых со страданиями их, проливших кровь из любви ко Христу.

(2) Почему ты называешь меня идолопоклонником? Ибо скажи мне, чьему идолу я поклоняюсь — Аполлона, а вернее Губителя, или иконе Господа нашего Иисуса Христа, научающей меня Его во плоти домостроительству? Скажи мне, чьему идолу я поклоняюсь — Артемиды, или иконе всесвятой непорочной владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, матери Господа нашего Иисуса Христа? Чьему идолу я поклоняюсь — Зевса, или иконе святого Иоанна Предтечи и Крестителя? Чьему идолу я поклоняюсь — Зевса и Геракла, или [иконам] святых апостолов, и мучеников, и всех святых, от века угодивших Богу? И кто смеет назвать идолослужением прекрасное это изъяснение и порицать страдания Христовы и святых Его, или передавших нам святую Церковь Божию? Ибо так украшенной мы приняли ее от отцов, как и божественные Писания учат нас о Христове во плоти домостроительстве, о Его к нам ради нас сошествии, о благовещении Гаврииловом к Деве, о Рождестве, о вертепе, о яслях, о повивальной бабке и пеленках, о звезде и волхвах, о Крещении, об Иордане и Иоанне, касающемся головы Его, и о Духе Святом, [нисходящем] свыше в виде голубя. (3) Обратимся и к страданиям Его и увидим детей с вайями, умывальницу и полотенце, лобзание Иуды, суд иудеев, приговор Пилата и прочее; Воскресение, радование мира, как Христос попирает ад и восставляет Адама; подобно и Вознесение. Обратимся и к чудесам Его, прозрению слепого, укреплению расслабленного, прикосновению кровоточивой к краю одежды, которая первая и сделала образ Христа из меди; подобно и к иконам святых с мучительными орудиями и судилищами, которые они претерпели за Христа Бога нашего.

(4) Как можем мы назвать идолослужением такое прекрасное изъяснение и полезное начертание? Ибо оно есть сокращенное и доброе писание, как и божественный отец наш Златоуст сказал: "Я люблю и живопись на воске, как исполненную благочестия". И святой Василий, великий отец наш, восхваляя святых сорок [мучеников], говорит: "Потому что и писатели и живописцы, одни — украшая речью, а другие изображая на досках, те и другие поощряли многих к мужеству". Ведь и писатель написал Евангелие, и то, что описал в Евангелии, все во плоти домостроительство, и мучения святых, передал Церкви. Подобно и живописец начергал все домостроительство Господа нашего Иисуса Христа, и истязания святых, и также передал Церкви. Так что оба преподают нам одно наставление. Почему же книгу вы уважаете, а картину порицаете, скажи мне? Какое различие между ними, когда обе благовествуют одно изъяснение, но одной поклоняются, а другую уничижают? О несчастье! Кто не осмеёт такого суждения? Кто не возгнушается такого учения, что оба представляют одно писание, но тому поклоняются, а другое уничижают? Ты видел знание, а вернее невежество? Поистине, если хорошо поразмыслить, человече, то это доброе и благодетельное изображение есть истолкование и изъяснение Евангелия, потому что то, что Евангелие излагает словесно, икона показывает предметно. Почему же одному поклоняются, а другое уничижают? Чем отличается пергамен от штукатурки? Не оба ли, как материал, приспособляются к одному производству? Чем отличаются чернила от сурика и прочих красок? Не приготовляются ли те и другие из многих веществ и таким образом служат на пользу пишущим? Итак, скажи мне: чему ты поклоняешься в книге Евангельской, веществу или изложению Христова во плоти домостроительства? Так же и я не доску чту, не стену и не вещество красок, а образ тела Его и изъяснение Христова домостроительства, как и отец наш Златоуст говорит в беседе на умовение ног: (5) "Когда изображения и отличия царские вносятся в город, то выходят им навстречу сановники и толпы народа с приветствием и благоговением, не доске воздавая честь, не восковой живописи, но изображению царя; и ради изображения полагается воздавать такую честь и поклонение, когда нет там царя". О несчастье! Изображение земного царя со страхом чествуется и прославляется, а Христово уничижается. О прельщение христиан! Увы суждению и учению отцов! Кто не осмеёт этого нечестивого мнения? Потому что если найдется человек, бесчестящий изображение царя, разве не подлежит он смертной казни? Ибо бесчестящий изображение царя бесчестит самого царя, так как честь образа, по выражению великого Василия, переходит на первообраз; подобно — и бесчестие. Так надлежит мыслить и относительно Царя небесного — что бесчестящий икону Его наносит оскорбление первообразу Христову.

Но ты скажешь мне, что Бог неописуем и непознаваем, бесстрастен и непостижим. Но описуема плоть, которую Он принял и с претерпеваниями которой был видим на земле. Значит, ты отделяешь плоть от Божества? Да не будет — ибо они никогда не отделялись друг от друга, ни во чреве матери, ни при крещении, ни на кресте, ни во аде. Но ты скажешь мне: если никогда не отделялись, как же ты описываешь только плоть? Ответь мне и ты: кто сосал молоко из сосцов матери? Не плоть ли? Все это испытывала плоть, а Божества претерпевание не коснулось. И кто дерзает говорить или спорить о Божестве, и погубить душу свою, как многие еретики? Или, опять-таки, кто может описать человека, сотворенного по образу Божию? Никто. Потому что мы воспринимаем образ Божий в человеке не как он мыслится, а как является. Ибо видимое сложно и описуемо, а Бог прост, несложен и неописуем. (6) Плоть же, которой облекся Христос от непорочной матери Своей, описывается, поскольку она была видима на земле, и это не идолопоклонство. Ведь и Христос, придя на землю, упразднил идолов — и как же Он снова оставил нам идолов? Ты хочешь сказать, что Он не велел нам делать иконы и поклоняться им? Но ведь Сам Христос сделал образ, так называемый нерукотворный, и он поныне существует и почитается, и никто не назвал его идолом.

Ты хочешь сказать, что не написано поклоняться иконам? Много и других преданий приняли мы от апостолов и отцов, которых Христос не высказал. Ибо где Христос сказал кланяться на восток, или кланяться кресту и Евангелию, или принимать Тело Его натощак, или венчать мужей с женами? Есть и много иного, что мы делаем, хотя Христос нам этого не заповедал, — однако мы как приняли от апостолов и отцов, так и веруем, зная, что они научены этому от Бога. Ибо от святых Своих Бог не скрыл ничего, как вредного, так и спасительного людям. И почему бы Он скрыл это от них?

(7) А если почитание икон есть идолопоклонство, и столько лет погибал народ, то когда надлежит наполниться высшему миру (ср. Рим. 11:25; Мф. 24:14)? О несчастье! Если от сошествия Христова до господина Германа патриарха народ погибал, поклоняясь идолам, то для чего сходил к нам-Христос? Но, о Боже, не может быть, чтобы почитание икон было идолопоклонством. Ведь если бы оно было идолопоклонством, то хотя бы один собор обязательно отринул бы их. Если не отринул их первый, почему не отринул второй? Опять-таки, почему третий не отринул их? Почему не отринул четвертый, пятый, шестой? Напротив, он еще и дал о них разъяснение. Поищи в определениях шестого собора, в главе восемдесят второй, и найдешь там доказательство. Ибо так изрекли богоносные отцы: "На некоторых изображениях честных икон пишется агнец, указуе-мый рукою Предтечи, так что принят во образ благодати тот, кто в законе нам предозначает истинного Агнца, Христа Бога нашего. Мы же, почитая древние образы и сени, переданные Церкви как знамения и предначертания истины, предпочитаем благодать и истину (Ин. 1:17), приемля ее как исполнение закона. Посему, чтобы и искусством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ Агнца, вземлющего грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству, вместо ветхого агнца, чтобы через то, созерцая смирение Бога Слова, приводили мы себе на память житие Его во плоти, Его страдания и спасительную смерть, и совершившееся таким образом искупление мира". Если так определили отцы, то какая нам нужда преступать определения их и производить расколы в Церкви Божией? Разве ты не знаешь, что нарушающий постановления отцов подлежит отлучению? Смотрите, что вы сделали, и все еще пребываете во зле! Если бы ты сказал мне, что они появились с шестого собора, то у тебя было бы что сказать, хотя и так это не было бы основательно; а если они начались с пришествия Христова, то тебе нечего сказать против них. Ты хочешь сказать, что отцы шести соборов озабочены были ниспровержением иных богохульств и ересей? Но есть ли, скажи мне, что-либо хуже идолопоклонства? И почему они упразднили менее опасное, а тягчайшее из всех оставили на погибель народу?
Но ты скажешь мне, что отцы и не поклонялись им, и не принимали к рассмотрению. А как же Златоуст сказал: "Я люблю и живопись на воске"? Как сказал святой Григорий Нисский, что "никогда, видя икону этого страдания, не проходил мимо без слез", и святой Василий должен был приложить столько усилий в Кесарии, чтобы написать икону Христа? А ты говоришь — не поклонялись им! Какой же человек, видя на иконе Господа распятого, не поклонится?

Ты хочешь сказать согласно пророку Давиду, что идолы язычников серебро и золото, дело рук человеческих; есть у них уста, но не говорят (Пс. 113:12,13), и прочее. (8) Они действительно были таковы, как сказал пророк. Но язычники считали те изображения за богов, а Бога вовсе не знали. Мы же не так, да не будет! Но, как я уже сказал, я почитаю Святую Троицу нераздельную, и святую Богородицу, и всех святых, и из-за влечения и великой любви к ним поклоняюсь и лобызаю честные и святые их иконы, не как богов, подобно елли-нам, но как краткое и удобовразумительное начертание, как приняла их Церковь, так что они говорят и не немы, подобно идолам язычников, как и всякое читаемое писание говорит и не немотствует. Посему говорит Златоуст "Я люблю и живопись на воске".

Ты хочешь сказать, что не поклоняешься рукотворным предметам? Но ведь и церковь рукотворна, и крест, и Евангелие, и жертвенник, и прочая церковная утварь. Хочешь сказать, что ангелов никто не видел, и как же живописуют ангелов? В действительности святые их видели многократно. И святая Богородица видела Гавриила, и мироносицы видели, когда пришли ко гробу, и апостол у гроба и в темнице, и пророки Исайя, Иезекииль и Даниил, и вообще многие святые видели ангелов, насколько могли увидеть. Посему и святой Дионисий изображает чиноначалия высших сил и не отвергает, но и разъясняет, по какой причине четверовидные животные представляются в образах птиц и зверей. Поистине, у тебя нет никакого повода говорить против них [(икон)].
Ты хочешь сказать, что род сей обожествил их? Но ты должен учить народ, как надлежит почитать их. Ибо как прикажешь: если селянин и простец встретит слугу царского и поклонится ему как царю, и скажет. "Помилуй меня, владыко благий!", чтобы наказан был смертью и поклонившийся, и принявший поклонение? Несправедливо, потому что это было сделано по неведению. Но следует людям сведущим вразумить неопытного, что это не царь. Потому что царь пребывает во дворце и никто его не видит, разве когда выйдет с процессией. Так надлежит учить тех, кто по невежеству обожествляет икону Христову, что это не Христос во плоти, а икона Его. Потому что Христос пребывает на небесах, и никто Его не видит — не знаю, разве что когда Он выйдет  во втором Своем пришествии. И конечно, они вразумились бы и поклонялись, как следует. На то есть епископы, чтобы учить народ, как нужно веровать и как молиться. Ведь и те отцы, истинные пастыри и учители, вожди ко спасению, ни о чем ином не заботились, как только учить народ спасительным вещам, как воистину обязанные дать Богу отчет о народе (Евр. 13:17). А епископы рода сего ни о чем ином не хлопочут, как только когда возлечь и как и чем пообедать.

(9) Теперь скажи мне, наконец: кому будем следовать? Святому Василию, или Пастилле, погубившему многие души? Кого станем слушать? Святого Иоанна Златоуста, или Трикаккава, учителя нестроения и погибели, и главарей их? Кого станем слушать? Святых шести вселенских соборов, или этого безглавого и •отверженного Богом и святыми Его? Он ведь безглав. И скажи мне: какой патриарх находился там? Александрийский - нисколько; Римский — не согласился ирийш на него; Антиохийский — нимало; Иеррусалимский — вовсе не был. Так какой же это собор, не имеющий патриарха? Но и тот, которого он поставил, обратился и убил себя, бросившись вниз.
О, кто не осмеёт этого собора? И отсюда знайте, что он недействителен и неприемлем для Бога и для святых Его, и что не подобает называть его собором, но иудейским синедрионом, ибо подобно ему состоялся против Спасителя. Потому что злоначальный враг наш диавол, изначально воюющий против рода человеческого, видя, что народ еврейский был любим Богом, позавидовал ему и погубил его, и вложил в них мысль лукавую, что Христос не есть Сын Божий, но обманщик и хочет погубить род еврейский: "Но схватив, убейте Его". И священники иудейские, составив синедрион и приняв от диавола совет против Спасителя, чтобы схватить и умертвить Его, схватили Его и распяли. И смешав уксус с желчью, наложили губку на трость и поднесли к устам Его, и взяв копье, пронзили бок Его, и предали себя диаволу. И снова подобным же образом тот же самый враг наш диавол, видя, что род христианский возлюблен Богом, весьма позавидовал ему и, желая погубить его, вложил в них эту лукавую мысль, что такое поклонение есть идолопоклонство: "Но уничижите его и отступите от него, потому что [иначе] погибнете". И составив синедрион, и также получив совет от диавола против иконы Христовой, они присудили вместо телесного распятия попрать ее ногами. (9) Подобно и они, смешав воду и известь и наложив губку на палку, приложили к лику изображения его, и вместо копья взяв нож, соскоблили его. И они тоже исполнили деяние иудеев и тоже предали себя диаволу. О несчастье, о прельщение христиан, потому что и они ввергли себя в пропасть иудейскую! Горе тебе, диаволе, чуждый Богу, потому что ты смешал христиан с иудеями.

(10) [Нравственное поучение] Умоляю вас, воспряньте от сего мрака и ослепления. Ибо диавол, когда хочет погубить человека, ослепляет ум его, чтобы он не узнавал добро (ср. 2 Кор. 4:4). Мы же будем исследовать Писания и предания отцов, и подражать им; и как застали Церковь, так и пребудем в ней, и так и передадим ее. Не будем отлучать себя от отцов наших, чтобы грядущее другое поколение не анафематствовало нас и не отлучило, — и воистину, ничем нам тогда не помогут пределы земли. Я молюсь и прошу, хоть и недостоин неба и земли, да удостоит меня Бог быть в общении с шестью вселенскими соборами и иметь часть с ними, а не с этим безглавым и разбойничьим. Бог же мира и утешения (ср. Рим. 15:5; Евр. 13:20), по благоутробию Своему да избавит нас от настоящей и всякой ереси и сподобит достичь православной веры во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков, аминь.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования