Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Григорий Турский. История Франков. Кн. I [история Церкви]


30. При императоре Деции гонения на христиан усилились и по­гибло такое множество верующих, что число их определить невозможно. Претерпели мученическую смерть за исповедание имени Господня: Бабилла, епископ антиохийский, с тремя отроками — Урбаном, Прилиданом и Эполоном; Ксист, епископ римской церкви; Лаврентий,архидиакон, и Ипполит. Валентиниан и Новациан, которые тогда были предводите­лями еретиков, подстрекаемые диаволом, сильно нападали на нашу веру. В это же время семь мужей, избранные епископами, были посла­ны для проповеди в Галлию, как свидетельствует история страданий свя­того мученика Сатурнина. В этой истории сказано: "В консульство Деция и Грата, как об этом достоверно известно, первым и великим епископом в городе Тулузе был святой Сатурнин".

Итак, в Галлию были посланы: в Тур — епископ Катиан, в Арль — епископ Трофим, в Нарбонн — епископ Павел, в Тулузу — епископ Са­турнин, в Париж — епископ Дионисий, в Клермон — епископ Стремоний, в Лимож — епископ Марциал. Из них блаженный Дионисий, епископ па­рижский, претерпев множество пыток во имя Христово, кончил земную жизнь от меча.

А Сатурнин, уже уверенный в том, что ему предстоят мучения, сказал двум своим пресвитерам: "Вот, я уже приношусь в жертву, и время мое­го отшествия настало. Прошу вас не покидать меня, доколе не исполню того, чему должно быть". И когда его схватили и повели в крепость, они оставили Сатурнина, и его потащили одного. И увидев себя покину­тым, Сатурнин, говорят, стал молить Бога: "Господи Иисусе Христе, вонми мне с высоты святого неба твоего, да не будет вовек в этой церкви епископом никто из жителей этого города". И мы знаем, что в этом горо­де так и было до сего дня. Сатурнин же, привязанный к копытам разъ­яренного быка, окончил свою жизнь, сброшенный с крепости.

А епископы Катиан,Трофим,Стремоний, Павел и Марциал,живу­щие в великой святости, приобщив народ к церкви и распространив среди всех веру Христову, преставились в благостном исповедании. Таким образом, и те, кто покинул землю, приняв мучения, и те, что почили испо­ведниками, равно соединились на небесах.

31. А кто-то из учеников названных епископов пришел в город Бурж и возвестил народу о том,что Господь Христос — наш спаситель. Из горожан лишь немногие поверили ему; их-то и выбрали духовными ли­цами. Рукоположенные в клирики, эти немногие переняли от него [Урсина] правило псалмопения, узнали от него, как строить церковь и как должно совершать служение вседержителю. Но имея недостаточно средств для постройки церкви, они просят некоего горожанина отдать им [свой]дом под церковь. Однако в то время сенаторы и знатные граж­дане были приверженцами язычества, а те, кто уверовал в Бога, были из бедных, как говорит Господь, порицая иудеев: "Мытари и блудницы впе­ред вас идут в Царство Божие". Верующие же, не получив дома от того, у кого они просили, нашли некоего Леокадия, первого у галлов сенатора, из рода Вектия Эпагата, который, как мы упоминали, пострадал во имя Христово в Лионе. Когда они изложили Леокадию свою просьбу, а вместе с ней и свою веру,он ответил:"Если мой дом,который у меня есть в городе Бурже, подойдет для этого, я отдам его вам". Услышав это, они пали перед ним ниц, предложили ему триста золотых монет и серебряное блюдо и сказали,что дом его вполне пригоден для церковной службы. А Леокадий, взяв из этих денег три золотых монеты как благословение, великодушно отказался от остального и, быв доселе во грехе идолослужения, стал теперь христианином, а дом свой сделал церковью. Ныне это главная церковь в городе Бурже, дивным образом устроенная и освящен­ная мощами первомученика Стефана.

32. Двадцать седьмое по счету правление Римской империей приняли Валериан и Галлиен, которые начали в то времяжестокие гоненияна христиан. Тогда, пролив свою славную кровь, прославили Корнелий — Рим, а Киприан — Карфаген. В это же время вождь алеманнов Хрок выступил со своим войском и занял Галлию. Говорят, что этот Хрок был очень надменным человеком. Совершив нечто беззаконное, он, как говорят, по совету своей злой матери, собрал, как мы сказали, алеманнов, прошел с ними всю Галлию и разрушил до основания все храмы, построенные еще в старину. Придя же в Клермон, он поджег знаменитый храм, называе­мый на галльском языке Вассо-Галате, разорили разрушил его. А построен он был удивительно искусно и основательно. Стены храма были двойными: снаружи они были сделаны из кирпича,а внутри — из тесаных каменных плит.Толщина же этих стен была тридцать футов. Внутри мрамор на стенах чередовался с мозаикой. Пол храма был также из мрамора, а крыша — из свинца.

33. Возле этого города покоятся мученики Лиминий и Антолиан. Там же — Кассий и Викторин, братски объединившись в любви ко Хри­сту, пролив свою кровь[за Него], оба достигли Царствия Небесного. Ведь, по преданию, Викторин был слугой жреца в упомянутом храме. Часто бывая в квартале, называемом христианским,— а ходил он туда, чтобы преследовать христиан,— он встретился с христианином Кассием. Подвигнутый его проповедью и чудесами, Викторин уверовал в Христа, оставил скверну язычества и, освятившись крещением, прославился тво­рением чудес.Спустя немного времени, объединившись, как мы сказали, в мученической смерти на земле, оба они переселились в царство небесное.

34. Во время вторжения алеманнов в Галлию в пещере горы около Манда обретался святой Приват, епископ города Жаволя. В этой пе­щере епископ пребывал в молитве и посте, тогда как его община запер­лась в стенах крепости Грезе. Но так как он, подобно доброму пастырю, не согласился отдать овец своих волкам, его самого стали принуждать при­нести жертву идолам. Он проклял эту мерзость и отказался; тогда его били палками, пока не сочли, что он умер. И от этих побоев, прожив не­сколько дней, святой испустил дух.

Хрока же схватили около галльского города Арля, подвергли различ­ным пыткам и изрубили мечом. Так он заслуженно понес наказания, ка­кие сам налагал на святых.

35. При Диоклетиане,который тридцать третьим по счету правил Римской империей, в течение четырех лет были такие жестокие гонения на христиан, что однажды в самый священный день пасхи было истребле­но множество христианского народа заслужение истинному Богу. В это же время епископ церкви в Сисаке Квиринво имя Христово претерпел мучения, прославившие его. Жестокие язычники привязали ему на шею жернов и бросили его в речной омут. И вот, упавши в водоворот, он дол­гое время, по Божьей воле, держался на воде: вода не поглощала того, на ком не было тяжести вины. Стоявшая вокруг толпа, подивившись этому чуду, невзирая на бешенство язычников, поспешила на помощь епископу. Видя это, он не позволил лишать себя мучений, но, возведя очи горе, сказал: "Господи Иисусе, сидящий во славе одесную отца, не попусти мне оставить ристалище сие, но призри на душу мою, сопричти меня к мученикам твоим и вечного покоя сподобь". И с этими словами он испус­тил дух. Тело же его христиане нашли и с честью предали погребению.

36. Тридцать четвертым римским императором был Константин, счастливо правивший тридцать лет. На одиннадцатом году его правления, когда по смерти Диоклетиана церкви возвращен был мир, в городе Сабарии в Паннонии родился наш предстатель, блаженнейший Мартин, от родителейхотя и язычников, но рода не низкого. Упомянутый выше Константинна двадцатом году своего правления умертвил сына своего Криспа ядом, а жену Фаусту — горячим паром в бане за то, что их по­дозревали в заговоре против него. В это время стараниями его матери Елены и по указанию Иуды-еврея, в крещении называемого Квириаком, было найдено честное древо креста Господня. Историограф Евсевий дово­дит свою "Хронику" именно до этого времени. С двадцать первого года правления Константина повествование продолжает пресвитер Иероним, который сообщает, что пресвитер Ювенк по просьбе упомянутого импе­ратора переложил Евангелие стихами.

37. При Константе жил Иаков нисибийский, молитвы которого преклонили ухо Господне и отогнали от его города множество несча­стий. Да и Максимин, епископ трирский, явил силу во всей своей свя­тости.

38. На девятнадцатом году правления Константина Младшего, на 104-м году жизни преставился отшельник Антоний ". Блаженнейший Иларий, епископ Пуатье, по наущению еретиков был отправлен в изгна­ние, где он написал книги в защиту вселенской веры и послал их Констанцию. Констанций освободил его после четырех лет изгнания и разрешил вернуться на родину.

39. Тогда взошло уже и наше солнце, и Галлию осветили новые лучи сего светильника, то есть в это время в Галлии начал проповедовать бла­женнейший Мартин, который множеством чудес показал народу,что Христос,сын Божий, поистине есть Бог, и опроверг неверие язычников. Кроме того, он разрушил капища, подавил ересь, построил церкви и, про­славившись множеством других чудес, в довершение своей славы воскре­сил троих умерших. На четвертом году правления Валентиниана и Валента в Пуатье, исполненный святостии веры и сотворивший многие чудеса, отошел на небеса святой Иларий; и о нем можно прочесть,что воскрешал он мертвых.

40. Мелания же, знатная матрона, ушла в Иерусалим по обету, оста­вив в Риме сына Урбана. Эта Мелания явила ко всем столь большую доброту и святость, что тамошние жители называли ее Теклою.

41. После смерти Валентиниана наследник всей империи Валент при­казал призывать монахов на воинскую службу, а не желающих приказы­вал бить палками. Затем римляне вели тяжелейшую войну во Фра­кии, в которой они потерпели такое поражение, что, потеряв лошадей, отступали пешими. Когда готы в жестокой сече перебили их, Валент, раненный стрелой, бежал и, преследуемый врагами, укрылся в небольшой хижине, и, сгорев в этой домовине, лишился желанной усыпальницы. Так наконец свершилось Божественное возмездие за пролитую кровь святых. Доселе пишет Иероним, а с этого времени и дальше — пресвитер Орозий.

42. И вот император Грациан, видя,что государство находится в расстройстве,сделал Феодосия своим соправителем. Феодосии возла­гал все свои надежды и упования на милосердие Божие. Он усмирил мно­гочисленные народы не столько мечом, сколько ночными бдениями и молитвой, укрепил государство и вошел в Константинополь победителем.

43. Но когда Максим самовластно покорил бриттов,одержав победу над ними, воины провозгласили его императором. Избрав своим местопре­быванием город Трир, Максим хитростью заманил императора Грациана в ловушку и убил его. К этому Максиму пришел блаженный Мартин, уже епископ. Вместо же Грациана Феодосии, уповавший на Бога, получил всю власть в империи. Следуя Божьему повелению, он лишил Максима власти и убил его.

44. А в Клермоне первым епископом после епископа и проповедника Стремония был Урбик, новообращенный из сенаторов. У него была жена, которая, отказавшись по церковному обычаю от сожительства с еписко­пом, пребывала в набожности. Оба они предавались молитвам, были щед­ры на милостыни и добрые дела. Так они и жили, когда ревность диавола, вечная соперница святости, шевельнулась в женщине и, распалив ее похоть, сделала ее новой Евой. Охваченная желанием, одолеваемая гре­ховными помыслами, она во мраке ночи направилась к епископскому дому. Обнаружив, что все двери в доме заперты, она начала стучать­ся в них, говоря так: "Доколе ты будешь спать, епископ? Когда нако­нец отопрешь ты двери? Зачем ты пренебрегаешь своей спутницей? По­чему ты глух к наставлениям Павла? Ведь это он писал: „Не уклоняй­тесь друг от друга, чтобы не искушал вас сатана". Видишь, я возвращаюсь к тебе и прибегаю не к чужому, а к собственному сосуду". Долго взывая к нему сими и подобными речами, она наконец охладила благочестие епископа. Он велел впустить ее в опочивальню и, разделив с ней супружеское ложе, отпустил ее. После этого, вернувшись к себе позже обычного и сожалея о совершенном поступке, епископ устремился в монастырь своей епархии, чтобы покаяться, и после того как, стеная и плача, принес там покаяние, он возвратился в свой город. Совершив жиз­ненный путь, он преставился. От этого соития у него родилась дочь, при­нявшая монашество. Сам же епископ вместе с женой и дочерью погребен в шантуанской усыпальнице недалеко от столбовой дороги. Вместо него епископом поставили Легона.

45. По смерти Легонаему наследовал святой Иллидий, человек не­обычайной святости и высокой добродетели. Он отличался такой свя­тостью, что слава о нем дошла даже до чужих стран.Однажды он из­гнал в Трире из дочери императора нечистого духа, о чем мы рассказываем в книге его жития. Говорят, что, будучи весьма стар и исполнен дней и благих деяний,он достойной кончиной завершил свой путь и, отошед ко Господу, был похоронен в пригороде своего города в подземной усыпальнице. Его архидиакон, по имени вполне заслуженному Юст, который тоже прожил добродетельную жизнь, разделил могилу со своим учителем. Вскоре по смерти блаженного исповедника Иллидия у славной его могилы совершались такие чудеса, что невозможно все их описать и запомнить. Ему наследовал святой Непоциан.

46. Итак,четвертым епископом в Клермоне был святой Непоциан. Однажды жители Трира отправили послов в Испанию. Среди них был некто по имени Артемий, молодой человек в расцвете сил, удивительной премудрости и красоты; он заболел в дороге лихорадкой. Послы продол­жали свой путь, а его больного оставили в Клермоне. Артемийже тог­да был помолвлен с девушкой из Трира. Святой Непоциан посетил боль­ного Артемия, помазал его святым елеем и с Божьей помощью возвра­тил ему здоровье. Когда Артемий услышал от этого святого слова проповеди, он забыл свою земную невесту и богатства свои и соединился со святой церковью. Став клириком, он отличился такой святостью, что сделался преемником блаженного Непоциана в управлении стадом овец Господних.

47. В это же время некто Инъюриоз, из клермонских сенаторов, че­ловек очень богатый, посватался за столь же богатую девицу и, дав вено, назначил день свадьбы. А были оба они единственными деть­ми у своих родителей. В назначенный день после свадьбы их, по обы­чаю, уложили на одной постели. Но девушка, глубоко опечаленная, повернулась к стене и горько заплакала. Муж говорит ей: "Что ты тре­вожишься? Скажи, прошу тебя!". Но она молчала, и он опять: "Молю тебя, во имя Иисуса Христа, сына Божьего, скажи мне толком, что ты горюешь?". Тогда она повернулась к нему и молвила: "Если я пропла­чу все дни моей жизни, разве хватит всех этих слез, чтобы смыть столь большую печаль с моего сердца? Ведь я решила сохранить для Христа свое тело непорочным. Но горе мне! Я оставлена им в такой час, и по­этому не могу выполнить то, что задумала; и то, что я сохраняла с нача­ла жизни моей, я погубила в этот последний день, который я не долж­на была видеть. Ведь теперь покинул меня бессмертный Христос, кото­рый обещал мне в приданое рай. Я же отдана в жены смертному человеку; и вместо бессмертных роз мне предназначен венец из засохших роз, ко­торый меня не украшает, а безобразит. Я должна была на четвероструйной реке Агнца надеть одеяние непорочности. И подвенечное платье стало для меня бременем, а не честью. Но к чему слова? О я, несчаст­ная! Я должна была удостоиться участи небесной, а ныне опускаюсь в бездну. О если это и было моим будущим, то почему первый день жиз­ни моей не был и концом ее! О войти бы мне в двери смертные преж­де, чем я вкусила молоко из материнской груди! О если бы милые ро­дители целовали меня не живую, а мертвую! Ведь я гнушаюсь земным великолепием, когда смотрю на руки спасителя, распятые во имя спасе­ния мира. Восхищает меня терновый венец, и не вижу я больше венцов, блещущих каменьями. Я пренебрегаю твоими обширными землями, ибо я стремлюсь к радостям райской жизни. Пугают меня дома твои, когда я смотрю на Господа, восседающего превыше звезд". Так говорила она, громко плача, и юноша, тронутый жалостью, молвил: "Мы — единствен­ные дети у родителей, самых знатных в Клермоне. Они пожелали соеди­нить нас для продолжения рода, чтобы, когда они покинут этот мир, не был наследником чужой". Девушка ответила ему: "Этот мир ничего не значит, ничего не стоят ни богатства, ни блеск века сего, ни сама наша жизнь. Но должны мы стремиться к той жизни, которая не прекращает­ся со смертью, не обрывается болезнью и не кончается гибелью, к той жизни, где человек живет в вечной красоте и при неугасимом свете и, что лучше всего, ликом Господним наслаждается, вечно созерцая его, и, подобно ангелам, радуется нескончаемой радостью". В ответ на это он молвил: "Благодаря твоим сладчайшим речам вечная жизнь сверкнула предо мною словно большая звезда, и посему, если ты хочешь воздер­жаться от вожделения плоти, я разделяю твое желание". Она отвечала ему: "Тяжело мужчине сдержать такое обещание. Однако если ты сделаешь так, что мы в жизни сей останемся невинными, я разделю с то­бою дар, который обещал мне супруг мой Иисус Христос, ибо я дала клятву быть ему рабой и невестой". Тогда, осенив себя крестным знаме­нием, он молвил: "Я сделаю так, как ты сказала". И, обнявшись, они засну­ли. После этого они прожили вместе, почивая на одном ложе, много лет и сохраняли невинность, достойную похвалы. Это стало известно лишь после их смерти. Когда девица отошла ко Христу, выдержав испытание, муж совершил похоронный обряд и, опуская деву в могилу, сказал: "Благодарю тебя, Господи Иисусе Христе, во веки, Господи и Боже наш, за это сокровище! Каким я получил его от тебя, таким незапятнанным и возвращаю твоей благодати". А она, улыбнувшись на это, сказала: "За­чем ты говоришь, о чем не спрашивают?". Спустя немного времени он и сам последовал за нею. Тогда, хотя могилы их были у разных стен, со­вершилось невиданное чудо, явившее их непорочность: однажды утром, когда люди подошли к месту их погребения, то оказалось, что обе мо­гилы, прежде разделенные, расположены рядом. Совершилось это для того, чтобы могилы не разъединяли тела тех, чьи души обитали вместе на небесах. До сего дня местные жители называют их "Двумя любящи­ми". Мы же вспоминаем о них в книге о Чудесах.

48. А на втором году правления Аркадия и Гонория с миром почил во Христе святой Мартин, епископ турский, человек, преисполненный добродетели и святости и много помогавший немощным. Скончался свя­той Мартин на восемьдесят первом году жизни и на двадцать шестом году своего епископства в Канде, деревне своей епархии. Умер же он в полночь, в воскресенье, в консульство Аттика и Цезария. Когда от­летала его душа, многие слышали торжественное пение в небесах, о чем мы подробнее рассказали в первой книге сочинения о его деяниях.

Когда сей угодник Божий, как мы сказали, занемог, в Канде собрались жители Пуатье и жители Тура, чтобы присутствовать при его кон­чине. После же его смерти между ними разгорелся великий спор. Жите­ли Пуатье говорили: "Этот монах—наш, у нас он стал аббатом, пере­дать его тело надо нам. С вас довольно того, что, когда он был епископом, вы слушали его речи и разделяли с ним трапезу. Вас он ук­реплял благословением и сверх того вознаграждал своими чудесами. Хватит с вас этого, нам же пусть будет дозволено взять хотя бы его бездыханное тело". На это жители Тура отвечали: "Если вы говорите, что нам довольно его чудес, так знайте, что у вас он больше совершил их, нежели здесь. Ведь, не говоря уж о прочем, у вас он воскресил двух умерших, а у нас — одного. Он сам часто повторял, что чудотворная его сила была большей до получения сана епископа, нежели после полу­чения этого сана. Необходимо, значит, чтобы он совершил по смерти то, чего не сделал для нас при жизни. Ведь Бог взял его от вас, а нам дал. И, впрямь, если следовать древнему обычаю, то по воле Божьей он должен быть похоронен в том городе, где стал епископом. Если же вы утверждаете, что тело его по праву принадлежит монастырю, то вспом­ните, что первым-то его монастырем был миланский". Во время этого спора зашло солнце и наступила ночь. Тогда они [жители Тура] задвинули засовы на дверях и, положив посредине тело святого, стали на страже с двух сторон. Жители Пуатье могли бы поутру силою унести тело, но Гос­подь не пожелал, чтобы город Тур лишился своего покровителя. И вот в полночь всеми жителями Пуатье овладел сон, так что среди них не было ни одного бодрствующего. И когда жители Тура увидели, что те [жители Пуатье] заснули, они схватили бренное тело святого, и одни из них спустили его через окно, а другие приняли, стоя снаружи. Поместив тело на корабль, они вместе со всем своим народом поплыли по реке Вьенне и, достигнув берегов Луары, направились к городу Туру, громко распевая гимны и псалмы. От их пения жители Пуатье пробудились и, не обретя сокровища, которое сторожили, в смущении вернулись домой.

Если кто спросит, почему после смерти епископа Катиана и до свя­того Мартина был только один епископ, то есть Литорий, пусть знает, что из-за противления язычников город Тур на долгое время был лишен святительского благословения. Ибо в то время христиане совершали богослужение тайно в укромных местах; тех же христиан, которых язычни­ки находили, они либо истязали бичами, либо увечили мечом.

Итак, от страстей Господних до кончины святого Мартина насчитывается 412 лет.

КОНЧАЕТСЯ ПЕРВАЯ КНИГА,
ГДЕ ОПИСАНО 5596 ЛЕТ, ОТ СОТВОРЕНИЯ МИРА
ДО КОНЧИНЫ СВЯТОГО ЕПИСКОПА МАРТИНА


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования