Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Святослав Зелинский. Об ангельском пении в Киеве и Киево-Печерской Лавре [церковное пение, история Церкви]


Краткий обзор некоторых певческих рукописей Лаврской и Софиевской библиотек, а также библиотеки церковно-археологического музея КДА.
 

Почему знаменное пение называют еще ангелогласным или ангельским? Что изучает наука медиевистика? Знаете ли вы, что из Киева и Лавры знаменный распев вместе с православием распространился в Великий Новгород, Ростов и в другие города и веси Руси? Об этом и многом другом читайте, пожалуйста, статью преподавателя школы знаменного пения Святослава Зелинского. В качестве иллюстраций автор предлагает страницы некоторых рукописей – в основном вышеперечисленных церковных библиотек.
 
«…Ибо я проходил науки пения, не имел при горести своей искренняго друга, дабы мог мое уныние в радость преложить; только едина Пресвятая Богородица помогала моей плачущей жизни, о чем только Сам Владыка весть»
Рукопись «Октоих» нач. 19-го века, написанная старцем Иоасафом
 
О том, что знаменным и кондакарным распевами пели в Киеве и Киево-Печерской Лавре в 11-12 веках, на основании рукописей исследуемого времени писали авторитетные исследователи 19-20 веков: прот. Василий Металлов, прот. Димитрий Разумовский, Н.Д.Успенский и другие. В каталоге знаменных крюковых книг Центральной Научной библиотеки им. В.И.Вернадского до сих пор сохранилась рукопись 12-го века – минейный стихирарь знаменного распева с греческим текстом (рук. №385, КДА), по которой вполне могли петь в то время в Киеве, а, может быть, и в Лавре (илл.1.).

Также упомяну о «Типографском уставе» – самой древней из дошедших до нас славянских певческих рукописей рубежа 11-го-12-го вв., включающей в себя Устав и большой певческий раздел, состоящий из кондакарного и знаменного пения. Известный медиевист прот. Василий Металлов утверждает, что «Типографский Устав без колебания можно признать Киевопечерским»[1]. В электронном виде рукопись можно смотреть в интернете [2]. На сайте Устав технически разделен на четыре равных условных части, и много знаменного распева в чистом виде без соединения с кондакарным пением встречается в 4-й части.

В «Уставе», как и во всех певческих книгах до 17-го века, крюки обозначены без помет, указывающих высоту звуков, но в рукописи, пользуясь правилами употребления крюков, можно найти, например, в 1-м гласе «тайнозамкненную» попевку «кулизма», которая изображается по особому (три разновидности знамени «статия») и предположительно (т.к. неизвестна высота мотива) попевку «подъем». Факсимильное воспроизведение текста Устава уже есть в продаже. О других распевах исследователи пения Киевской Руси не находят рукописного подтверждения. На основании же рукописей ученые отмечают, что знаменный распев из Киева и Лавры вместе с православием распространился в Великий Новгород, Ростов и в другие города и веси Руси.

Итак, исходя из вышесказанного, несомненным становится факт того, что преподобные отцы Печерские того времени пели знаменным и кондакарным пением.
В отличие от знаменного пения, кондакарное встречается лишь до 14 века. Есть предположение, что кондакарное пение, которое ныне расшифровать пока невозможно, требовало высокого мастерства от исполнителя, а во времена нашествия татарского ига было не до этого.    

Чтобы исследовать вопрос о том, как пели в Киево-Печерской Лавре и в ее скитах после 12-го века и до Советского периода, обратимся к рукописям той Лаврской библиотеки, которая до атеистического времени была в обители, и рукописи которой потом перенесены в Центральную Научную библиотеку им. В.И.Вернадского. Здесь, в научной библиотеке, все они бережно сохранены до нашего времени наряду с рукописями археологического музея Киевской Духовной Академии, Софийской и других церковных библиотек. Книги Н.И. Петрова «Описание рукописных собраний в городе Киеве», в которых находится перечень рукописей церковных библиотек Лавры, Софии и др., можно смотреть на сайте в интернете [3].  

Крюковые рукописи  

В 1718 году Лаврская библиотека сильно пострадала от пожара, поэтому рукописи периода крюковых певческих книг (до 17-го века включительно) она нам почти не донесла. Сохранилась всего одна крюковая рукопись под № 29 «Стихиры и величания на двунадесятые праздники» конца 17-го или начала 18-го века. Мною была исследована данная рукопись – это обычный знаменный столповой распев (илл.2).
В то же время рукописи Церковно-археологического музея, бывшего при КДА, и рукописи Софиевской библиотеки помогают нам увидеть более полную картину, по которой можно с определенной точностью предположить, какие одноголосные распевы пелись в Лавре и Киеве до 20-го века. Так, в музее при КДА, пережившем свой пожар в 1780-м году, крюковых нот и других рукописей сохранилось значительно больше – благодаря рукописным пожертвованиям в КДА, которые внесли митрополит Евгений (Болховитинов) лично и при его содействии, а также пожертвованиям архим. Антонина, Е. Барсова и других.

Рукописи жертвовались в большей степени уже после пожара. Перечень певческих крюковых книг музея при КДА начинается с более ранних рукописей, чем в Лаврской библиотеке – это, прежде всего, вышеупомянутый стихирарь 12-го века (рук.№385). Приблизительно из 20-ти певческих книг к крюковым относятся также рукописи №№ 343-345, соответственно «Октай», «Ирмологий» и «Октоих» – все они более позднего времени, нежели вышеупомянутый Стихирарь – 17-го века, а также «Праздники» – ноты и крюки (рук. № 355).

Из еще более поздних рукописей обращает на себя внимание крюковый «Октоих» нач. 19-го века, писанный старцем Иоасафом (рук. №354) (см. илл.3). На многих листах «Октоиха» имеются интересные надписи, раскрывающие в определенной степени личность старца. Вот некоторые из них: на 1-м листе – «Сия книга всенещастного Иоасафа собственная, а по смерть благословляется искреннему моему дружию», на обороте 14-го листа – «Человече, аще ти и прилучится зде и смотреть и читать, не брани сего написателя, ибо он не втуне бумагу марал и силы свои втуне прилагал. Извол ясно знать, чего ради характер изведен, ибо я проходил науки пения, не имел при горести своей искренняго друга, дабы мог мое уныние в радость преложить; только едина Пресвятая Богородица помогала моей плачущей жизни, о чем только Сам Владыка весть». На обороте последнего листа – «А сей лист от моих персей написан и прилагаю тщание и труды всенижайший в человеческом смысле всенещастный старец Иоасаф…» и др.

Вообще, по данным и другим надписям можно предположить, каким духовным подвигом было написание этой рукописи для старца. Учитывая, что многие Ирмологи линейные были записаны соборными старцами Киево-Печерской обители, о чем повествуют первые листы рукописей, можно предположить, что и этот крюковый «Октоих» мог быть написан насельником Киево-Печерской Лавры.

Еще отмечу, что в музее имеются крюковые рукописи, которые включают в себя несколько певческих книг. Например, «Октай» (рук. № 343) включает еще и книгу «Ирмолог» без припевов к 9-й песне.

Интерес к знаменному пению начал опять усиливаться на Руси с первой половины 19-го века и вплоть до октябрьского переворота, и в библиотеки в середине 19-го века начали снова поступать крюковые книги. Так, в Софиевской библиотеке хранятся три рукописи по «Описанию» Н.И. Петрова: «с крюковыми нотами» (соответственно 17-й, 18-й, 19-й века (илл.4), поступившие в библиотеку предположительно в 1861 году из старообрядческой часовни Чернобыля.

Книги о церковном пении и азбуки знаменного распева

В начале 19-го века на Руси и, в частности, в Киеве отмечается возобновление интереса к знаменному пению и появление науки медиевистики. Первым известным медиевистом В.И. Мартынов отмечает митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова). В Софиевской библиотеке хранится его статья «О русской церковной музыке», которую он написал по просьбе барона Г.А. Розенкампфа для проф. Тибо. В статье митрополит Евгений приводит вкратце историю церковного пения на Руси, начиная со времени принятия православия вместе со «столповым пением» из Греции, описывая период введения «у нас вместо акцентнаго (знаменного, — прим. С.З.) кадансовое (партесное, — С.З.) пение» «через поляков и малороссиян», и доходя до периода итальянского пения при царице Елисавете. Пишет о «славяно-русских нотах – знамениях», о ступенных пометах Шайдурова, об усилиях царя Алексея Михайловича при патриархе Иосифе по исправлению церковного пения и приведению его в единообразие. В конце рукописи владыка поместил перечень крюков и небольшое сравнение их с квадратными нотами.

Рукопись 18-го века № 125, озаглавленная митрополитом как «Грамматика старинного крюкового пения» (илл.5), и сейчас была бы очень полезна для изучающих древнее ангельское пение.

«Грамматика» содержит двоезнаменники догматиков 8-ми гласов и нескольких других песнопений. Не менее полезен для обучения знаменному распеву труд «Объяснение знаменного пения» (рук. № 124). Эта рукопись – вроде бы поздняя копия Азбуки 17-го века старца Александра Мезенца. Оканчивается фитником. Также в эту библиотеку от владыки Евгения поступила рукопись «Чин священнослужения Киево-Печерския лавры архимандрита» и многие другие. А из певческих сборников замечателен в квадратной нотации «Обиход знаменного пения».  

Ноты знаменного распева в квадратной нотации. Напевка знаменного распева
В 18-м веке уже в полную силу происходит процесс переложения знаменного распева с крюковой на квадратную нотацию, о чем свидетельствуют большое количество «Ирмологов» и «Октоихов»: только в лаврской библиотеке 10 одноголосных сборников с квадратной нотацией — «Ирмологи», «Октоихи» (№№30-39) 17-18 вв. и четыре многоголосных сборника (18 в.). Рубеж 17-18 веков ознаменован также появлением новых одноголосных распевов. И здесь важно отметить, что знаменный столповой распев является, по выражению митр. Илариона (Алфеева), все-таки «каноническим» распевом нашей Церкви в параллель канонической иконе. Ни в канонической иконописи, ни в каноническом распеве нет ничего лишнего, внешнего. «Раньше произведения (знаменного распева, — прим. С.З.) подобно мозаике составлялись из готовых попевок. А каждая из этих попевок рождалась в молитвенном опыте многих поколений христиан. Каждая попевка знаменного распева представляет некоторое молитвенное воздыхание, которое нашло свое воплощение в музыкальном звуке. И вот из этих попевок создаются, как бы лепятся, произведения знаменного распева», — говорит Владыка Иларион [4].

В 17-18 вв., появляются иконы, написанные в немного свободной от канонов манере в угоду внешнему эстетствованию, появляются и новые распевы, интонационной основой которых часто является канонический знаменный распев.
Протоиерей Димитрий Разумовский, к примеру, называет киевский распев просто малым знаменным. Сравните интонационное сходство «О Тебе радуется» греческого и знаменного распева. Как известно, происхождение из Греции так называемого «греческого распева» спорно. Новые распевы интонационно проще древнего столпового, что напоминает напевку знаменного распева (о напевке см. далее). Поэтому, в частности, поздние распевы легче укладываются в систему гармонизации светской музыки.

Песнопения знаменного распева охватывают весь годовой круг Богослужений и составляют несколько книг: «Октоих», «Ирмологий», «Трезвоны», «Обиход», «Обедница». Киевские и Лаврские Ирмологи включают в себя сразу несколько таких книг: это собственно «Ирмолог(ий, ион)», а также песнопения «Октоиха» или «Октая» и «Обихода», последний состоит из песнопений Всенощного бдения, Литургии и других.

Наверное, единственное исключение составляет «Ирмолог» лаврской библиотеки (рук.№39), который состоит только из одноименной книги. Этот сборник представляет собой, наверное, самое точное переложение с крюков на ноты знаменных песнопений, свободных от «напевочности». Здесь необходимо сказать о том, что же такое напевка знаменного распева. Напевка – это свободное, может быть по памяти, воспроизведение песнопений знаменного распева с сохранением архитектоники знаменных попевок и согласий, но с упрощенным внутри интонационным движением. Например, иеродьякон Павел (Коротких) отмечает, что обиходы Валаамского и Соловецкого монастырей и Московского Успенского собора поются по напевке знаменного распева [5]. Напевки одного монастыря мелочами отличаются от напевки другого монастыря. В этом смысле в «Догматиках» Лаврских Ирмологов встречаются точные попевки знаменного распева, например «средняя кулизма» в догматике 1-го гласа «Всемирную Славу» и др., попевки с дополнением в 1-2 ноты, например, «кулизма скамейная» того же догматика, а также напевка (сравн. илл.6 и 6а).
Ирмологи часто состоят из песнопений разных распевов, наименование которых всегда, кроме знаменного, указывается. Основной, древний знаменный распев, которым всегда распеваются Догматики Богородичные и Ирмосы, очень редко указывается в заглавии этих песнопений (пример, рук. №110, Соф.  библ.). Почему? – понять не трудно. Распев, который со времен 11-го века, а, может быть, и раньше, начал употребляться в нашей Церкви, был известен верующим и в 18-19 вв., поэтому в певческих книгах заглавно обозначаются только новые, неизвестные ранее, распевы.

Новыми распевами обозначены песнопения Всенощного бдения и Литургии. Для примера возьмем «Ирмологий» лаврской библиотеки, рук. №34, «книга иером. Сильвестра, надал до обители Печерской постриженик Выдубыцкий» в 1720 г. В нем Литургия подается Киевским распевом, в то же время Ирмосы и Догматики знаменного распева с напевкой.      

Ко мне в руки попали один нотный «Ирмологий» в электронном виде (на диске) и часть Октоиха – Догматик 1-го гласа «Всемирную Славу» (ксерокопия), рукописи которых находятся в современной библиотеке Лавры. Первый сборник – типичный пример Ирмолога (см. илл.4.). Написан он был в 1832-м году в Лавре иером. Севастианом и имеет на первых нотных страницах подпись «Голосеевской пустыни». Очевидно, рукопись предназначалась для возрождающегося скита Лавры наподобие Ирмологиона, написанного лаврским иеродьяконом Саввою, который он «отдал навсегда в церковь Вознесения Господня Киево-Флоровский девичий монастырь для употребления по крылосу 1824 года месяца апреля в 16-й день» (Н.Петров «Описание рукописей библиотек Киева» (Библиотека Флоровского монастыря не попала в ЦНБ)). Ирмосы и догматики «Ирмология» 1832 года и Догматик 1830-го года – знаменного столпового распева с «чистыми» попевками, с попевками с   добавлением одной-двух нот и с напевкой.

Рассмотрим подробно, для примера, характерный эпизод из Догматика «Всемирную Славу», 1-й гл., того же «Ирмология» 1832 года (см. илл.6а) в сравнении с тем же эпизодом Догматика из Октоиха Синодального издания (илл.6). К самой попевке «кулизма скамейная», которой распевается и слово «(удо)брение», в «Ирмологии» добавляются две четвертные ноты «ре»-«до», и на них с половинной ноты «ми» (Октоих) перемещается слог «ни». Слова «храм Божества» распеваются в Октоихе попевкой «кулизма средняя» с предыдущими знаменами на тексте «(не)бо и» «голубчиком» – четверти «ми»-«фа»и «палкой» – половинная «соль», которая в «Ирмологии» дробится на две четвертные ноты «соль» - «фа». На фото Догматика легко различима и напевка: в середине попевки «кулизма скамейная» на слоге «удо»(брение) упрощенное интонационное движение мелодии в три ноты вместо пяти, входящих в каноническую попевку…

Из ирмосов приведу для примера 1-ю песнь воскресного канона 2-го гласа из того же «Ирмология» современной лаврской библиотеки, написанного «…Собственною рукою сея Святыя Лавры благочинным и больничным начальником, соборным старцем, иеромонахом Севастианом. 1832 года» (илл.7б). Лаврский напев почти совпадает интонационно с оригиналом знаменного распева из Синодального сборника (илл.7). Некоторые мелкие интонационные несоответствия с точным изложением попевок знаменного распева очередной раз напоминают нам о немного свободном, по памяти изложении песнопения столпового распева в Ирмологах, а иногда в соответственных попевках, о напевочности очень близкой к оригиналу. Например, некоторые опевания в попевках Октоиха иногда упрощаются в «Ирмологии»: на слогах «(глу)бине», «фа(ра)онитское» и др. вместо двух нот опевания остается одна. И наоборот, на слоге «(во)площееся» добавляется одна четвертная нота. Сложное сочетание попевок оригинала, распевающих фразу «всезлобный грех потребило есть», в Ирмологии воспроизводится неточно, упрощенно, как бы по памяти…
Подобным образом строятся песнопения и других Догматиков, а также Ирмосов этого и подобных Киевских Ирмологов.

Уже в конце 19-го века Л.Д. Малашкин для своей гармонизации «Всенощнаго бдения по напеву Киево-Печерской лавры для мужского или смешанного хора» пользовался подобным Ирмологом с напевкой знаменного распева и с «чистым» знаменным распевом. И неспроста им назван сборник «по напеву» Лавры, песнопения которой он «многие годы слушал и изучал»[6].

Данный сборник еще раз подтверждает, каким основным распевом пели в Киево-Печерской лавре до начала 20-го века и который вместе со всем православным Богослужением еще в 1-й половине второго тысячелетия по Р.Х. перешел во все города и веси православной Руси. Еще можно сказать о достойных внимания трудах уже нашего века – о 1-й части «Обихода нотного Киево-Печерской лавры» [7], и об «Ирмологии Обихода нотного Киево-Печерской лавры»[8].   В основе гармонизации Догматиков первого сборника и Ирмосов обоих сборников, как и в одноголосных Ирмологах, лежит все та же напевка Лавры знаменного распева, в которой часто встречаются сохраненные в чистом виде попевки «ангелоподобного» пения (сравн. илл.7, 7а, 7б, 7в). Говорить о том, что некоторые из гармонизированных ирмосов являются киево-печерским распевом, можно лишь в том смысле, что данные песнопения знаменного распева исполнялись в Киево-Печерской обители. И в данном случае уместно говорить о напеве Киево-Печерской Лавры, как рассудительно писал в таком случае Л.Д. Малашкин, или напевке старинного знаменного распева [9]…  

Список литературы

[1.] Прот. В.М. Металлов. «Богослужебное пение русской церкви в период
           домонгольский.» Москва. 1912г. стр.185
[2.] http://www.lrc-lib.ru/?id=3#
[3.] http://www.knigafund.ru/
[4.] http://bishop.hilarion.orthodoxia.org/1_3_14_21
[5.] http://dyak-oko.mrezha.ru/raznoye.php?id=faq1#7
[6.] Всенощное бдение по напеву Киево-Печерской лавры для мужского и смешанного хора.              Переложение Л.Д. Малашкина. Киев. 1900г. Стр.2.
[7.] Обиход нотный Киево-Печерской лавры. Часть 1-я. Киев. 2002 г.
[8.] Ирмологий Обихода нотного Киево-Печерской лавры. Киев. 2008.
[9.] В качестве источников, по которым можно просмотреть песнопения знаменного распева в чистом виде, могу предложить ссылку на сайт Московской регентской певческой семинарии http://www.seminaria.ru/, где есть ноты этого распева в крюковой и квадратной нотациях.

Источник

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования