Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Андрей Анзимиров-Бессмертный. Мировоззрение русского народа. Опыт деконструкции традиционной российско-имперской религиозно-политической мифологии. Часть первая. [история]


«Этот народ зол;

но и это ещё ничего,

а всего-то хуже то,

что ему говорят ложь и внушают ему,

что дурное хорошо,

а хорошее дурно.

Вспомни мои слова:

за это придет наказание,

когда его не будете ждать!» (1)

(Н. Лесков)

 

There are no experts on Russia – only varying degrees of ignorance (2)

(Paul Winterton)

1.

Название «русский народ», относящееся к так называемым великороссам, большинство из которых называют себя сегодня русскими, сложилось в довольно позднее время. Словo «Русь» происходит от наименования Швеции (Ruotsi) финскими племенами, которые были близкими соседями восточнославянских племён. Швеция осталась Ruotsi и в современном финском языке. Первоначальной «Русью» были скандинавские варяги-норманны, постепенно объединившие земли восточных славян со столицей в Киеве. Славяно-финское население новообъединённой территории перенесло самоназвание своих князей и их дружины и на самих себя, как на их подданных. Примеров, подобных этому, в Европе много. Англия получила своё имя от полуострова Ангельн в нынешнем Южном Шлезвиге, откуда происходил покоривший часть кельтской Британии германский народ англов. Болгария получила свое тюркское название по имени тюрков-булгар, отвоевавших эту территорию у Византийской империи. Франция превратилась из кельто-романской Галлии во Францию после её завоевания греманцами-франками, в конце концов растворившимися в местном населении и в значительной степени усвоившими его язык, как это произошло и с болгарами.

Согласно главной киевской летописи «Повести временных лет» «Руская земля», в которой жили балтийские, финно-угорские и восточно-славянские племена, получилa своё название от варягов. При различении Украины-Руси и Московской Руси важно обратить внимание, что в упомянутой летописи слово «русский» писалось не с двумя, а с одним «с»: «В л?то 6360, индикта 15, наченшю Михаилу цесарьствовати, нача ся прозывати Руская земля», «И от т?хъ варягъ прозвася Руская земля», «створиша миръ, и урядъ положиша межю Гр?цькою землею и Рускою» (3). В современных русских переводах «Повести временных лет» это написание искажается в угоду господствующей в Москве имперской идеологии и неверно пишется «русская земля» вместо «руская земля», хотя это далеко не одно и то же. Как гласит «Повесть временных лет», «руская земля» - это только и исключительно Киевская Русь, земля полян, то есть современная Украина. Согласно упомянутой летописи, слово «русь» стало использоваться как самоназвание восточнославянским племенем полян: «Поляне, которые теперь зовутся русь». Восточные поляне, на чьей территории находился древнейший город Киев, жили по среднему течению Днепра. Таким образом, Русь – это именно Киевская Русь, без Новгорода – пространной северной окраины Киевской Руси, где, как и во Пскове, долго бытовало известное сегодня по берестяным грамотам выражение «уехать на Русь», т.е. в Киев и на Днепр. В Новгороде жили ильменькие словене, говорившие на языке, абсолютно отличном от древнерусского-киевского, от которого потом отделились белоруский и русско-московский языки.

Отсюда и эпитет Киева, основанного около 482 года, – «отец» или «мать городов руских», т.е. городов Киевской Руси. В Х веке Киев начал строить военно-торговые форты возле уже существовавших поселений мерянского Залесья, населённного различными финскими племенами (ersä, merja, meštšera, mokša, muromat, vepsä и др.), и стал весьма условным «отцом» будущих городов на территории, где со временем сформировалось Московское княжество. Судя по названиям, среди этих городов одни возникали на месте уже существовавших финских поселений, как Суздаль, Москва или Кострома, а другие основывались заново и получали названия в честь киевских князей или древних украинских городов: Владимир, Ярославль, Переяславль, Юрьев-Польский, Галич-Мерьский. Эти далёкие лесные военно-торговые фактории поначалу заселялись с юга и запада. Например, считается, что украинское племя у(г)личей, жившее южнее Киева, дало название городу Угличу, подобно тому, как белaруское племя кривичей дало название России на латышском языке – Кривия (Krievija).

Нет ни одного древнерусского племени, которое современные русские могли бы назвать своими прямыми предками. Славяне в финском Залесье не жили, а племя вятичей, обитавшее на юго-восточной окраине Залесья, было, если верить «Повести временных лет» (больше нигде не сказано), родственно полякам и связано с историей северо-восточной части украинской Черниговской земли. В последней четверти XI – начале XII веков появляется несколько известий о крещении вятичей, но лишь в рамках истории Киева. Будущая Московская Русь – в древности отдалённая окраина Киевской Руси – заселялась небольшими группами представителей различных украинских и белaрусских племён, которые смешивались с менее многочисленными финскими и балтийскими (голядь или восточные галинды [galindai]) племенами. На этой смешанной основе в XIV-XV веках сформировался московский или великорусский народ, называющий себя сегодня русским. Незадолго до этого, с конца XIII века впервые появилось и само Московское княжество, сперва всего лишь удельное. Великим княжеством Московия стала лишь в 1425 году, царством – только при Иване Грозном. По одной из гипотез, само слово «Москва» происходит от названия финского народа мокша (mokša), существующего до сих пор в составе мордовского этноса.

Иными словами, соотношение между Киевом (будущей Украиной) и Москвой (будущей Россией) можно уподобить соотношению между Англией и Америкой. Когда нынешние русские квасные патриоты отзываются об Америке как о стране, основанной всяким сбродом, «бежавшим от старого мира», они забывают о том, что точно так же сформировались и московиты. Они стали едиными русскими с самого конца XVII века согласно велению Петра I и изобретению Феофана Прокоповича - кстати, украинца. С той лишь разницей, что роль Атлантического океана в случае с московитами сыграли густые брынско-черниговские леса – недаром об их опасностях ходило много легенд, в том числе, о засевшем там Соловье-разбойнике, которого одолел великий киевский богатыръ Илья Муромец. Любопытно, что «муромцем» его сделала лишь русская былина. В реальности его происхождение никак не свидетельствует о Залесье, так как в самых ранних упоминаниях о нём Илья именуется Муровлениным, Муровичем или Муровцем. То есть, связанным с древним городом Моровий или Моровск (Морівськ) на Черниговщине. В «Книге Большому Чертежу», составленной по указанию Ивана Грозного, Моровск значится Муромском, вследствие чего эта форма названия дала учёным основание для гипотезы, что былинный киевский богатырь Илья Муромец назван Муромцем не по Мурому, а именно по Моровску. Хотя и сам Муром, как и Рязань, принадлежал в то время Черниговской Руси, т.е. нынешней Украине.

Во время продолжавшегося великого переселения народов стратегическое значение Киева временно стало не очень выгодным – плодородная земля сердца Украины оказалась слишком открытой набегам кочевых племён Великой Степи. По этой причине усилилось переселение народа с Днепра в основном на Волынь, в Подолию и карпатский регион и, в гораздо меньшей степени, - в слабо славянизированное плодородное Залесье с его сложным смешением племён. Набеги литовцев с Запада и татар с Востока окончательно разделили и без того впавшую в период феодальной раздробленности некогда мощную Киевскую империю, с владыками которой считали за честь породниться ведущие королевские дома Европы.

Окружённая со всех сторон Киевская Русь утратила независимость, но сохранила автономию. Дольше всех сохраняло независимость Галицко-Волынское королевство, которое называлось в XIV веке Королевством Русь (в западной передаче – Рутения). Позднее оно осталось автономным не только в Польско-Литовском содружестве, но даже и в Австро-Венгерской империи (как Королевство Галиции и Лодомерии). Залесская или Мерянская (Мерьская) Русь, в будущем – Ростово-Суздальская, потом Владимирская, затем Московская, стала частью Золотой Орды и оказалась лишённой возможности нормального европейского развития, к счастью, выпавшего на долю украинцев и беларусов. Московское княжество было создано татарским ханом Менгу-Тимуром как улус Золотой Орды в 1277 году. Отметим, что к этому времени Киевская Русь уже существовала более 300 лет.

С этого момента история Украины и Московии навсегда разделилась. Обе стороны оказались впоследствии вместе лишь в результате московского коварства и притязаний Москвы на роль наследницы сразу и Золотой Орды, и Византийской империи.

2.

Мировоззрение русского народа, то есть московитов, сложилось в эпоху быстрого расширения провинциального Московского княжества в XV-XVI веках. Это было время превращения княжества в царство и стремительного расширения его границ. Все эти годы Московия постоянно вела захватнические войны. В XV веке она официально перестала быть частью ослабевшей Золотой Орды, распавшейся на несколько отдельных царств, в том числе Московию. Московские владыки, ощутив себя достаточно готовыми для нападения, немедленно начали агрессивные войны с соседями. Иван III захватывает Новгородскую Республику и упразняет в ней все демократические институты. Сразу после падения города начинаются аресты, репрессии и захват владений новгородских аристократов, конфискуются земли новгородской Церкви. Одна за другой следуют волны арестов новгородских бояр по обвинению в государственной измене. В 1486-88 годах проводятся массовые депортации из города вглубь московских земель с конфискацией имущества. В 1489 году таким же образом депортируется население города Хлынова -  столицы подчинённой Новгороду далёкой северной Вятской земли, расположенной в Предуралье. Оккупируется Великая и Малая Пермь (финск. Perämaa, сканд. Bjarmeland) - земли финского народа коми. Затем Москва незаконно аннексирует Тверское княжество, после чего развязывает войну с Литвой, Казанским ханством, Ливонией и Швецией. В присоединённых землях вводится жёсткая унификация с общемосковскими порядками.

При сыне Ивана Василии III была создана теория «Москва — третий Рим», в которой Москва официально объявлялась наследницей Восточной Римской империи, а её владыки – наследниками византийских императоров. Василий III аннексировал Псковскую Республику. Как и в случае с Новгородом, 300 самых знатных семей города были насильно переселены в Московские земли, а их владения отданы слугам Василия. В 1517 году было аннексировано Рязанское княжество. Москва стала обьединительницей Северо-Восточной Руси, подобно тому как в то же самое время Кастилия стала объединительницей Испании.

Сын Василия Иван Грозный по примеру греческих и римских императоров провозгласил себя царём (т. е. кесарем) и, как и короли объединённой Испании, немедленно приступил к приобретению новых владений. Он завоевал бывшие ордынские ханства (Казанское, Астраханское, Сибирское и Ногайское), вторгся в Западную Сибирь и даже пытался в процессе неудачной Ливонской войны силой приобрести себе выход к Балтийскому морю.  Объединённая Испания, не имевшая рядом свободных для колонизации земель, начала строить свою империю в Америке.

В новгородских и псковских землях Иван Грозный провёл массовый геноцид, в результате которого два коренных народа этих стран перестали существовать и растворились среди московитов, а их языки навсегда исчезли. С этого момента начинается неуклонный и брутальный натиск деспотической и нетерпимой Москвы на гораздо более свободную и терпимую Европу. Все жестокости, которые творили европейские владыки в процессе борьбы за власть, являлись и воспринимались их современниками как пережитки средневековых нравов. Московская деспотия и жестокость прочно воспринималась самими московскими людьми как норма отношений не только к «чужим», но даже и своим собственным подданным.

Когда в 1547 г. Иван Грозный был коронован царём (т. е. кесарем или басилевсом) и великим князем всея Руси, титул «царь» скорее воспринимался как западный «король», но в 1550-е годы, когда к Московии были присоединены Казанское и Астраханское ханства, слово «царь» гораздо в большей степени стало наполняться имперским содержанием, однако ещё не византийским, а ордынским. Благодаря связи ордынских земель с Москвой рождалась имперская идея, но то была имперскость чисто восточная. В эпоху Ивана Грозного была поставлена ??задача связать историю Московии с Византией и Западом. С этого времени в России началось систематическое переписывание истории в имперском духе, сохранившееся в советское время и вновь оживившееся в наши дни. В процессе создания официальной имперской мифологии история Московии фальсифицировалась в духе несуществующей «преемственности» между византийскими и московскими владыками, в конечном счёте выводившими себя от римского императора Августа.

Так родился византийский миф. Новая история делала Россию прямой наследницей Византии и великой греческой цивилизации и лидером православного мира. Этот миф абсолютно не соответствовал действительности и стал одной из великих мистификаций истории европейской культуры. Он был усилен после заключения Константинополем Флорентийской унии с Римом в 1439 г. и падения Константинополя в 1453 г.

Две первые европейские колониальные империи – Испания и Россия – образовались благодаря упорному сопротивлению обоих народов с мусульманским владычеством. Дух борьбы и «отвоевания» отчасти по инерции, отчасти в виде превентивной «защитной» экспансии трансформировался в сознании и последующей имперской идеологии обеих народов в агрессивный империализм. Однако, если Испания периода Реконкисты осознавала свою духовную общность с латинской Европой, то Московия, окруженная государствами чуждой культуры, грозившими ассимилировать её, неизбежно шла к идеологии московского мессианизма. Теория Москвы-Третьего Рима внушила подданным русского государя убеждение в том, что с падением Византии Москва стала «вторым Константинополем», «третьим Римом» и «новым Израилем», чем якобы вышла на самый высокий международный уровень, и что Московское царство – единственная на весь мир страна, хранящая абсолютную истину, которую необходимо защищать и распространять. «Со стороны объективной, фактической русскому и большинству прочих славянских народов достался исторический жребий быть вместе с греками главными хранителями живого предания религиозной истины - православия и, таким образом, быть продолжателями великого дела, выпавшего на долю Израиля и Византии, быть народами богоизбранными», - напишет в XIX веке социолог неославянофильского направления Н. Данилевский (4).

Закрепив свою власть над Северной Азией, Московия не остановилась, а обратила свои взоры на соседние европейские земли. В 1654 г. она присоединяет Левобережную Украину, в 1667-м – Киев. Был немедленно создан ещё один миф, который на сей раз связывал Москву с древним Киевом и присваивал себе его славное прошлое. В реальности обычные московиты не подозревали о своей «связи» с Киевом до тех пор, пока им не сообщили про это сверху. Связь Москвы с Киевом была выдумана и экстраполирована в средневековое прошлое лишь после того, как Украина была в XVII веке присоединена к России. В XVIII веке эта мифическая «связь» была подтверждена разделами Польши, когда большая часть Украины и вся Беларусь оказались в составе Московии-России. Киевский миф служил России в целях противодействия польскому культурному влиянию и до сих пор используется шовинистами при категорическом отказе признать украинцев отдельной нацией, отличной от русской.

Основная мифология русской имперскости базировалась на следующих мифах, выстроенных историком Эдуардом Л. Кинаном (Edward. L. Keenan) в его работе «Mythical Beliefs and Russian Behaviors» (5). Эти мифы с самого начала были чистым вымыслом и никаким образом не соответствовали исторической реальности:

 

  • Московское государство, сердце будущих Российской и Советской империй, возникло в XIV веке как прямой наследник Киевского государства.
  • «Собирание русских земель» в XV-XVII веках было вызвано желанием Москвы восстановить преемственность с Киевом.
  • Московские владыки стали национальными лидерами оттого, что именно они возглавили борьбу русского народа против «татаро-монгольского ига».
  • В этом святом деле им помогла Православная Церковь как хранительница византийского церковного, культурного и политического наследия.
  • Именно Церковь, в частности, выдвинула теорию о том, что Москва есть Третий Рим и духовная наследница Римской и Византийской империй.
  • Захват Москвой нерусских территорий в середине XVI века был вызван борьбой с татарской гегемонией и идеей богоизбранности Москвы.
  • Захват Украины и Беларуси в XVII-XVIII веках был вызван желанием восстановить историческое единство Руси и необходимостью защиты православного населения этих стран.

В своей работе Кинан подробно развенчивает эти мифы, демонстрируая их фальшивость на конкретном историческом материале. Поэтому мы отсылаем читателя к первоисточнику и принимаем за аксиому тот факт, что каждый из этих мифов – не более, чем квазимиф, т.е. конъюнктурная идеологическая или пропагандистская выдумка. Добавлю лишь, что Русская Церковь отнюдь не выдвигала теории «Москва - Третий Рим». Старец Филофей, метафорически назвав Москву «Третьим Римом» в 1523-24 годах в своих посланиях на совершенно другие темы, не имел никакого церковного авторитета и ни в коей мере не мог считаться ни церковным, ни тем более государственным идеологом. И не был таковым. Его сравнение было чисто риторической фигурой речи, призывавшей Московию не забывать о своей христианской ответственности – призыв, о котором Московия забыла на следующий день.

3.

Подчёркивая разницу между Россией и прочими новоевропейскими колониальными империями, некоторые историки отмечали, что Британия обладала империей, а Россия была империей, имея в виду очевидную отделённость от Британии её остальных владений. Однако это кажущаяся разница. Да, русская колонизация привела к смешению русского и нерусского населения в некоторых регионах, но в целом очертания русской «метрополии» достаточно легко определимы на географических картах даже сегодня: достаточно лишь «отнять» от территории европейской России территории всех автономных Республик, Северного Кавказа, Урала и Нижней Волги - и вы получите Московию времён Ивана Грозного. Более того, чтобы создать высокий процент русского населения в Казахстане, Татарстане и Башкортостане, Москве понадобилось организовать там широкомасштабный голод, причём дважды. А чтобы иметь возможность «поддерживать» в XXI веке русский элемент на юге и востоке Украины, Москве пришлось целенаправленно организовать в XX веке на этих территориях жесточайший Голодомор, унесший жизни как минимум 7 миллионов украинцев.

Принципиальное отличие московско-русской империи от всех европейских заключалось в том, что она была не торговой, а исключительно военной империей, в которой вся власть принадлежала военной элите. Основным смыслом существования русского государства было ведение войны - священной войны царя, который охранял неприкосковенность Москвы как Третьего Рима путём превентивной агрессии против соседей. Торговля, экономика и административная система в стране существовали не для её граждан, а только для обогащения правящих классов и ведения войн. По этой причине военная власть в Московии, как и позже в России, жёстко контролировала своих подданных, не разрешала им сформировать независимое общество и не признавала частной собственности. Всё в стране принадлежит государю, включая и его подданных. Собственность раздаётся верным слугам только в награду и только самим государем. Отсутствие в России частной собственности на землю для крестьян вплоть до 1911 года, отсутствие в России организованного гражданского общества вплоть до начала ХХ века, как и невозможность создать общество в условиях коммунистической тоталитарной системы в ХХ веке привели к особой черте в народной психологии – к отсутствию личной социальной ответственности, которая принадлежала лишь царю и его воеводам. Что касается высших эшелонов власти, то её отличительным признаком стали невероятных масштабов произвол и коррупция, неискоренимые и в наши дни.

Московский народ смирился с этим ещё в XV-XVI веках. С самого начала своего возникновения Московия стала деспотией военного типа, унаследовавшей худшие черты как Византийской империи, так и Орды, и постоянно создававшей фальшивые мифы о самой себе, как о богоизбранной земле. Характерно, что даже чиновничество именовалось в Московии (как и в аналогичных, но неудавшихся военных империях Болгарии и Сербии) «воеводами».

Крепостное право было введено в Московской Руси именно в военных целях – ради облегчения солдатских наборов из крестьян, официально превращённых в рабов государства и чиновников-воевод. Они были обязаны служить государству, как и их господа. При Иване Грозном крестьяне, ранее имевшие раз в году право на переселение на другие земли, окончательно закреплялись за воеводами. Это было подтверждено и Борисом Годуновым. Любопытно, что бумажный закон об отмене в 1581 году Юрьева дня историками до сих пор не обнаружен, что может свидетельствовать о полном произволе московских деспотов и пренебрежении ими не только духом, но и самой буквой закона.

Подчеркнём: главная разница между Российской империей и колониальными империями Западной Европы - милитаризм при полном отсутствии меркантилизма. Разница была и в том, что западные страны не прибегали для своего оправдания к очевидной лжи. Испания не стала идеологически закреплять за собой обладание родственной Португалией, а Англия – обладание Нормандией и древними территориями англов и саксов в Германии, тогда как Россия, претендуя на Украину и Прибалтику, всерьёз пыталась (и порой пытается) убедить окружающий мир, что это её неотъемлеые исторические территории. На деле беларусская государственность формировалась в Литовский Руси, а украинские земли обладали автономией и под польской, и даже поначалу под московской короной.

«Особенностью идеологии российского империализма было то, что он творил миф о своей древности, возводя себя не к XIV-XV векам, а к IX-X столетиям, но пространством мифа выбирал не свою территорию, а территорию, которую требовалось завоевать, территорию «Киевской Руси», к которой Москва имела такое же отношение как Кёнигсберг - к империи Карла Великого, - пишет историк Я. Кротов. - Нежелание признать реальность своего позднего рождения включало в себя нежелание признавать реальность рождения Украины и Беларуси, да и прибалтийских государств тоже... Миф о том, что русское самодержавие - наследие Золотой Орды, это просто клевета на Золотую Орду, которая была достаточно традиционным патриархальным обществом, не предполагавшим ни абсолютного произвола верховного правителя, ни вечного трепета перед возможностью завоевания» (6).

Русские люди, в ту пору ещё московские, знали, что они живут на земле ради того, чтобы существовало Московское княжество. И не просто существовало, но чтобы оно было мощной силой, подавляющей все остальные силы вокруг. Это стало воможно только потому, что московские государи наложили на своих подданных постоянное неснимаемое тягло служения военному государству. Русские привыкли считать, что живут на земле ради двух целей: либо быть пушечным мясом, либо быть вьючным животным. Человек существовал только для государства и имел ценность только внутри массы людей, существующих для того же. Семья существовала чтобы рожать и растить государству солдата, который будет это государство защищать и расширять, или работника, который будет это государство кормить. Расширение государства должно было быть постоянным, потому что кругом были одни враги. Другого смысла индивидуального существования не было.

В психологии московитов сложилась ещё одна важная отличительная черта: несмотря на своё бесправие внутри страны, русская масса стала считать себя привилегированной и приписывать себе превосходство перед всем остальным миром. На этом фоне тем более теряет свое значение вне массы индивид.

Таким образом, в качестве основных парадигм старомосковского сознания мы можем выделить следующие:

  • Принадлежность к православной массе.
  • Воин Третьего Рима.
  • Превосходство русских православных над всеми. 
  • Священная война против всего мира.
  • Уход от личной ответственности.

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ:

(1) Н. Лесков. «Загон» из: Н. С. Лесков. Собрание сочинений в 11 тт. «Худлит»: Москва, 1958, Т. 9. c. 368-369.

(2) Paul Winterton  из: John Fischer. Why They Behave Like Russians, Harper & Brothers: NY-London, 1947, p. viii.

(3) http://lib.pushkinskijdom.ru/ Default.aspx?tabid=4869

(4) Н. Данилевский, Россия и Европа. «Книга»: М., 1991, с. 480.

(5) The Legacy of History in Russia and the New States of Eurasia. Armonk: New York-London, 1994, p. 20-21.

(6)  http://krotov.info/…/5_russia_moi/0…/07_Voennaya _Rossiya.htm

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования