Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иеромонах Мартиниан. Экклезиологические тезисы апостола Павла в Первом послании к Коринфянам и их практическое значение для ИПЦ сегодня. Доклад на семинаре об актуальных проблемах ИПЦ [экклeзиология]


Вопрошаем отцов, но не легче от стройных речей.
Hе собрать и частичный ответ из подержанных фраз.
Их тяжелая юность прошла вдалеке от вещей,
Тех, которые переполнили доверху нас.

Ю. Шевчук

Хотелось бы поговорить о внутриприходском устроении истинно-православных общин, а также об их внешней миссионерской деятельности. Истинно-православным христианам приходится идти ощупью в поисках методов, способов и точек соприкосновения Церкви и секулярного мира. Внутри- и внеприходские вопросы, по-моему, тесно связаны между собою, их можно и нужно рассматривать как две параллельные системы координат. Методы внутриприходской работы совершенно разнятся от методов внешней проповеди. Мы остановимся на первом вопросе, ведь, как мне кажется, проблема не в том, что люди не приходят в ИПЦ, а в том, что они очень быстро из неё уходят, так и не найдя здесь того, что следовало бы найти. Я не говорю здесь о людях, ошибившихся дверями, несерьёзных в своих поисках и намерениях (с ними как раз всё понятно), речь идёт о вполне потенциальных и активных будущих прихожанах. Что ищут эти люди и почему их не удовлетворяет потребительское отношение к Церкви? Думаю, ответ очевиден, человек ищет познания Бога и воли Божией, за этим он приходит в храм.

Просветительская работа с людьми на приходе, экзегетические и патристические беседы — вот что есть истинное миссионерство, двери в Церковь и в то же время залог некоего возможного единения ИПЦ-осколков. Я понимаю, это звучит не очень глубоко и несколько наивно, но именно оно работает, оно «оставляет» человека в ИПЦ. И все прихожане той или иной общины ИПЦ остались в ней как раз потому, что услышали здесь то, чего не слышали нигде. Кстати, именно такой миссионерский подход с экзегетическим уклоном обеспечил полнейший успех протестантской проповеди.

Ситуация с осуществлением внешней проповеднической деятельности очень схожа с той, в которой оказался ап. Павел в начале своих миссионерских путешествий. Для него была чем-то совершенно новым практика проповеди в языческой среде и, тем более, такого юного учения как христианство. В богословской перспективе миссионерства ап. Павла столкнулись два параллельных мира: языческий, со своей философией и мифологией, и библейский, с характерным исключительно для иудеев мессианским чаянием. В этих двух мирах богословские концепции были не то что совершенно чуждыми друг другу, но часто даже противоположными. Павлу нужно было разработать особый, в чем-то идущий на компромисс богословско-терминологический межкультурный язык, при помощи которого он должен был убедить язычников в потребности принять Иисуса как Мессию и в то же время раскрыть суть христианского учения.

Данный вопрос достаточно обширен, его нельзя вместить в рамки одного доклада, поэтому мы остановимся на обозначенной теме – понимании апостолом Павлом Церкви как тела Христова в 12 главе Первого послания к Коринфянам. Мне кажется, строки этого послания имеют большое практическое значение и актуальность сегодня.

Итак, Павел видит и называет Коринфскую Церковь «телом Христовым» (1Кор. 12:27). С одной стороны, тело у Павла прекрасно выражает единство поместной церкви-общины, с другой, это не просто «какое-то» тело, но тело именно Мессии, Христа Божьего. В контексте Павлова учения хотелось бы вкратце обсудить практическую сторону сегодняшней приходской жизни как жизни тела Церкви. О Церкви говорят сейчас много и красиво, богословско-возвышенные, интеллектуальные речи, безусловно, нужны (в догматическом отношении) и интересны. На практике эти вопросы остаются для нас чем-то отвлечённым, отдалённо-сакральным и совершенно непонятным. Видение устройства прихода как тела Христова более всего не учитывается церковными деятелями и богословами. Павлу же в Коринфе нужно было заниматься вполне реальными, внутриобщинными, приходскими, жизненными, организационными вопросами.

В послании Коринфская Церковь встаёт перед нами как приход, община – общность людей, имеющая единение подобно единению человеческого организма. В это единение люди приходят через церковное рождение – крещение (1), а также через причащение. Более всего интересен сам образ «тела», который употребил здесь апостол Павел. Впрочем, он был известен и раньше, но только в контексте понимания «полиса» (города) как тела (2), где каждый из членов общества имел вполне конкретную «телесную» функцию. Павел переносит хорошо известный в античном обществе образ в новый контекст, теперь тело – не полис, это – Церковь.

Некоторые современные экзегеты приводят интересные мысли об этимологии слова «тело». «Древнегреческий корень -со- эквивалентен славянскому -цел-: слово «сома» (σομα) по-славянски будет «цело», а это (в силу взаимозаменяемости звуков «т» и «ц») есть не что иное, как наше слово «тело». Итак, греческое «сома», как и русское «тело», означают нечто целостное (3). В одном из славянских языков, а именно в белорусском, слово «тело» до сих пор звучит как «цела», то есть нечто неделимое. К этому же корню — «тело-цело» — относится и слово «исцелять», «целить», то есть лечить тело, возвращать ему целостность. Такое библейско-антропологическое понимание человека как целого, совершенного человека и свойственно ап. Павлу. Он хочет показать некую разнственную целостность (=телесность): «как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос» (1Кор. 12:12).  Мы ведь называем что-то целым только в случае, если оно, состоя из нескольких разных частей, продолжает исполнять свою изначальную функцию. Так, разобрав, например, ноутбук на запчасти, мы назовём это не иначе как горой металлолома, и наоборот, целый ноутбук – собственно ноутбуком. Напротив, совокупность одинаковых вещей мы называем «кучей», как, например, куча сахара или песка, ведь в ней нет той телесной целостности.

Для чего нам нужно говорить об этих, кажется, отвлечённых деталях? Для того чтобы понять: единство Церкви – телесное единство, а не «одинаковость» её членов. Именно на этом делает акцент ап. Павел: церковное тело полно функциональной «разности» её членов, а не штампованных отпечатков, как прекрасно подметил это устройство в общественной перспективе Константин Кинчев в одной из своих песен: «ровными рядами в одинаковых ботинках, верят телевизору, умеют убивать инстинкты». В церкви нужны «ровные ряды», но совершенно не нужны и даже противопоказаны «одинаковые ботинки». Апостол Павел выражает эту же мысль такими словами: «вы – тело Христово, а порознь – члены» (1Кор. 12:27). Здесь и телесная целостность, и «рознь» в одном флаконе, опять же, никаких «одинаковых ботинок».

Скажем несколько слов и о побудивших апостола Павла причинах для написания этих строк, обозначим контекст проблемы. Причина всех нестроений коринфской общины одна – разделения. Разделения по разным предлогам и поводам – собственно, это очень похоже на то, что часто происходит сегодня внутри приходов. Так, в коринфской общине был поставлен вопрос «о дарах духовных» (1Кор. 12:1): одни христиане превозносились над другими, считая, что только тот, кто имеет дар языков, даруемый Духом Святым, и есть самый истинный христианин, все же прочие — какие-то обделённые Богом, не имеющие Духа Святого и, следовательно, ненастоящие, мнимые христиане. Вот что подвигло ап. Павла определить Церковь как тело. Он говорит, что не один дар Святого Духа, то есть дар языков, имеет место в Церкви, но как в теле каждый член имеет своё свойство, так и в Церкви Христовой каждый её член имеет свой уникальный дар, тоже даруемый тем же Духом Святым: «Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (1Кор. 12:4–6).

Такие внутриприходские «разборки», известные многим как «клиросный вопрос» и «бабушкины замечания», больше всего отвращают неофитов (и не только) от церковной жизни. Продвинутые, одаренные «специалисты» хотят сделать приход по своему «образу и подобию», обувая всех в «одинаковые ботинки». Апостол Павел спрашивает таких людей: «если бы все были один член, то где было бы тело?» (1Кор. 12:19). Опять же, я не хочу воспеть хвалу анархии на приходе или запретить замечания вообще. Они порой нужны. Я говорю о приходской узколобости – её как минимум нужно видеть и избегать, не только в общинах, имеющих постоянного священника, но и в общинах, руководимых старостами, подбор которых, по этой причине, должен быть очень взвешенным. Именно влиятельные в Церкви люди – духовенство и старосты – должны понимать, что Церковь имеет надобность в разного рода служениях, и не следует насиловать человека, уча его рисовать, если он хорошо поёт. Пение даруется «тем же Духом», что и рисование.

Апостол прямо запрещает вводить в общине христиан принцип «ксерокса». Так, он настойчиво запрещает всем членам тела Церкви быть только «ногами» или только «глазами»: «Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу?» (1Кор. 12:15,16). Телу не нужны одинаковые члены, руки и то разнятся между собой – правая и левая. Напротив, нужна телесная разность, которую так часто хочется заменить одинаковостью «кучи»: «Если всё тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно» (1Кор. 12:17–18).

Итак, задача каждого из членов Церкви – раскрыть потенциальное дарование, которое в нём заложено Богом: «каждому даётся проявление Духа на пользу» (1Кор. 12:7). На пользу чему? Конечно же, Церкви. Для Павла важно не забывать, что другой, соседний член такого «цела-тела» исполняет свою, часто неповторимую функцию: «одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1Кор. 12:8–11). Эти члены Церкви – дары Божии, их потенциал нужно раскрывать, а не закапывать в землю.

Задача духовенства – направить человека, посодействовать этому процессу в нём, ни в коем случае не подавляя часто непонятной нам деятельности ищущего своё место в деле Церкви (=в теле Церкви) её члена. Напротив, людей, действующих деструктивно на приходскую жизнь в Церкви, нужно тормозить, ограничивать их влияние, а нередко и ставить вопрос об их отлучении. Как мне кажется, это и есть строительство церковного здания, вверенное духовенству и старостам катакомбных приходов. Здесь, конечно, нужно обладать некоей пастырской широтой и пониманием дела, но, к сожалению, в рядах истинно-православного священства преобладает небезызвестный «гуру-подход», отличающийся своей близорукостью.

В «теле» Павла есть определённая субординация, можно даже сказать, субординация в обратной перспективе, где на первую полосу выходят низшие члены Церкви, они же и обеспечивают дееспособность всего тела. Так, голова ничего не может без глаз, рта, рук и ног. А руки, в свою очередь, не способны на многое без пальцев: «Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее» (1Кор. 12:21,22). Эти «слабейшие» – в то же время «нужнейшие», ведь они, по словам апостола, только «кажутся» таковыми. Как часто мы об этом забываем! Соответственно, и попечение о членах Церкви должно иметь то же направление: «которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения; и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге» (1Кор. 12:23–25).

Методы катакомбного «миссионерства» сегодня.

К сожалению, в наши дни практика церковно-приходской жизни осуществляется на чуждых апостольскому пониманию основаниях. Впрочем, общины гонимой в советское время Катакомбной Церкви тоже были обустроены далеко не лучшим образом, но это можно объяснить тем хаосом, в который окунулись «благополучные» христиане. Важно увидеть здесь не только их достоинства (они очевидны), но в большей степени недостатки, которые были допущены катакомбниками в вопросе организации приходов, иначе мы наступим на те же грабли. Старокатакомбное поколение, дожившее до этих дней и передавшее «эстафетную палочку» истинного православия нам, частично показало, на каких фундаментах была построена общинная жизнь их приходов в советское время. Священники, столкнувшиеся сегодня с приходской жизнью в «старокатакомбной» среде, знают, насколько этот мир сложен и непрост. Он даёт нам бесплатный урок, и наше дело — выучить его или нет.

Многие из духовенства, не сделав никаких выводов из очевидных вещей, продолжают поощрять т.н. «катакомбное миссионерство». Они доказывают «истинность» через «неистинность» и все своё «свободное» время отдают на размышления о том, «что мы имеем против» того или иного ИПЦ-синода. Это и называется сегодня «миссионерством», ведь нет никакого лучшего доказательства своей правоты, чем чужая неправота. Такая «миссионерская» практика стала в чём-то традиционной, имеющей даже свою «школу», такой подход оказался достаточно продуктивным. А сводится он к тому, чтобы ездить «по знакомым» катакомбным приходам, переманивая чужих прихожан на свою сторону, часто за спиной у местного священника спекулируя на всяких отвлечённых вещах (антихристах, шестерках, ИННах, телефонах, компьютерах и т.д.), пользуясь человеческой простотой.

Об этом хорошо сказал катакомбный епископ сщмч. Нектарий Яранский: «Меня больше духовно убивают те раздоры и нестроения, кои терзают верующих людей нашей противосергианской ориентации. Здесь что не голова, то своя отдельная вера: патенщики – безпатенщики, регистратчики и безх[р]амовцы, паспортники – бездокуменщики или просто безпоповцы; так что не узнать кто из моей паствы, стада. Ибо друг друга обзывают безблагодатными и угрожают неисполнением . А о пастырях, что и говорить: получается так, что овцы пасут своих пастырей, а не пастыри овец. Кое-кого из таких батей прямо следовало бы гнать метлой с прихода. Несколько священников спекулируют на антихристе, хотя такой еще не пришел; зная эту слабую струнку верующих и живя на птичьих правах во всю агитируют <…> что епископ Нектарий сам свихнулся с истинного пути и т.п. Такой провокатор Сергий Сухоруков, бывший городищенский Никита, слезоточивый Петр Терехов, изувер Никифор, отчасти лисинский Иванушка неразумно проповедуют об антихристе; усердствуют Комаровская Наталия, корляковская Мария Егошина – сами ничего не понимают. Особенно большим почетом среди верующих пользуются пустосвяты, проходимцы, жулики, тайные агенты НКВД, умеющие подделаться к крестьянам, изображая из себя советников и ревнителей, как, например, Иван Павлович. Всю эту мрачную картину я предвидел еще в 1929 г. И отписал все это в письме, и послал яранцам через <моего?> ставленника священника Иоанна для распространения отцу Иоанну Мамаеву в село Душкино. Но этот батя, проходимец, спец по обтяпыванию кооперации, утаил и уничтожил это мое письмо, никому не показал» (4).

Таким образом, мы видим, что миссионерский подход, практикуемый сегодня катакомбными юрисдикциями, не новый. Этим «миссионерам» не стоит забывать, что, кроме «синодального» вопроса, существует ряд не менее важных вопросов, относящихся к спасению собственной души и просветительской (в контексте изучения Священного Писания и Предания) внутриприходской работы. Они делают это не потому, что между их синодами и другими есть какая-то разница в догматическом или каноническом отношении (часто такая разница действительно есть, но они делают это не потому), а затем, что хотят принять более серьёзный и важный вид в глазах других синодов. Это принцип «надувного шара», который сам о себе заявляет: «Я большой». Такое «заманчивое» (от слова «заманивать») «миссионерство» – неблагодарное дело, которое наглядно показывает всю несерьёзность катакомбных течений, озабоченных собственным лицом, а отнюдь не спасением вверенных им людей и просвещением столь большой жатвы. Эти «отцы» любят поживиться за счёт тяжкого труда других, действительных миссионеров, и, разрушая другие приходы, пополняют свои ряды по принципу: «беру, чего не клал, и жну, чего не сеял» (Лк. 19:22). Кстати, с этим столкнулся и сам апостол Павел, называя таких «миссионеров», действующих за его спиной, «лжеапостолами, лукавыми делателями, принимающими вид Апостолов Христовых» (2Кор. 11:13). Хотелось бы, чтобы потенциальные миссионеры использовали свои силы более рационально, ведь «жатвы много, а делателей мало» (Мф. 9:37). В наше время многие люди даже и не слышали о существовании катакомбной Церкви, к ним-то и следует идти, а не ходить вокруг и около людей, которые «в теме».

Я думаю, что залог соединения ИПЦ-синодов заключается в качественном очищении отдельных приходов, а не в количественном умножении с помощью вышеуказанных методов. Разные общины, стремящиеся к одному и тому же, уже потенциально соединяются.

Моё видение миссионерства зиждется на таком построении внутриприходской, общинной жизни, в которой каждый человек реализовался бы как часть общины, сохраняя свою индивидуальность. Основной упор нужно делать на просветительскую работу с людьми через систематическое изучение Священного Писания и отцов Церкви. Очень важно, чтобы те акценты, которые делаются в ходе этой работы, были бы актуальными и жизненными. Именно такой практический подход повысит интерес людей к изучению Писания и Предания и сможет дать людям то, ради чего стоит остаться в Церкви.

(1) «Ибо все мы одним Духом крестились [гр. «εβαπτίσθημεν» были погружены – и.М.] в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (1Кор.12:13). Здесь рождение через вход или погружение «в лоно» Церкви, а не через выход из него.

(2) «Мы уподобили благоустроенное государство телу, страдания или здоровье которого зависят от состояния его частей» (Платон, «Государство», V, 464а—b).

(3) Ианнуарий Ивлиев: http://www.sinai.spb.ru/ot/ianuar2.html

(4) Из письма, которое сохранилось в архиве инокини Ксении Ларионовой.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования