Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Церковь лукавнующих. О речи, произнесенной митрополитом Николаем (Ярушевичем) на заседании Богословского евангелического факультета им. Яна Гуса в Праге 4 февраля 1950 г. [история Церкви]


Московская Патриархия все большее внимание устремляет на внешний фронт, делая Православную Церковь орудием властвования и пропаганды Советов. Эта сторона деятельности Московской Патриархии находится в прямом ведении митр. Николая Крутицкого, стоящего во главе особого отдела, к внешнему миpy обращенного.

Для оценки этой деятельности полезно ознакомиться с речью, произнесенной им 4 февраля с. г. в заседании Богословского Евангелического факультета имени Яна Гуса в Чехословакии по поводу провозглашения его доктором гонорис кауза, — как она напечатана в Вестнике экзархата московской патриархии в Чехословакии.

Принимая почтенное звание, как дань уважения "к русской православной народной церкви и Советскому Союзу" (Церковь в тексте печатается с малой буквы, а Советский Союз — с большой!), новообъявленный доктор богословия преподает своим слушателям урок новейшей русской церковной истории, предпосылая ему краткую "предисторию".

"Как известно, до 1917 года православная церковь Росcии была в союзе с государством. Этот союз был тягостен православной церкви. По законам Российской империи, царь считался как бы главой православной церкви в России; согласно закону он именовался верховным защитником и хранителем догматов и блюстителем благочиния всей православной церкви. Святейший синод русской православной церкви, этот высший церковный орган, ответственный только перед Богом, был как бы одним из министерств административно-государственного аппарата царской России. Государство распоряжалось в церковных делах, как хотело, через своего ею поставленного чиновника — оберпрокурора святейшего синода. Так было, но так не стало. Великая Октябрьская Социалистическая революция открыла новый этап в жизни русской православной церкви. Ее победой положен конец государственной церкви в России, возвращена свобода религиозной жизни...

Граждане Советского Союза получили свободу исповедывать любую веру или не исповедывать никакой и пользоваться всеми гражданскими правами независимо от религиозных убеждений, Ведь это было благом, это было величайшим благом для русской православной церкви после двухсотлетнего закрепощения ее государством.

Некоторые из верующих не сумели оценить этой акции советского правительства. Раздавались голоса, о том, что советское правительство преследует церковь, лишает ее законных прав. Враждебные элементы распространяли ложные слухи, будто церковь в Poccии не свободна в своей деятельности. Конечно, эти отдельные настроения отдельных лиц или небольших групп тонули в море народных чувств преданности своей власти, за закрепление которой народ боролся против всех ее внешних врагов. А наша православная церковь в России всегда была с народом. На протяжении тысячи лет сколько горестей переживала она вместе со своим народом. И в этот момент начала новой эпохи в жизни нашего народа, в этот исторический момент, она в целом во главе с тогдашним главою русской православной церкви, патриархом Тихоном, осталась верной своим историческим традициям. Не погрешая против веры, не допуская никаких уступок и компромиссов в области церковных канонов, она в лице своего патриapxa Тихона призывала всех верующих русских людей быть в гражданском отношении искренними и честными к советской власти и работать на общее благо, осуждая всякую агитацию, явную и тайную, против нового государственного строя. Покойный патриарх Тихон, тогдашний глава русской православной церкви, в ответ на слова побуждения против своей якобы несвободы, раздававшиеся из уст враждебных элементов, в одном из своих посланий торжественно заявил: "Мы объявляем, что нет на земле никакой власти, которая могла бы связать нашу патриаршую совесть и наше святительское слово". В 1925 году, после кончины патриарха Тихона, во главе русской православной церкви стал сначала митрополит в должности местоблюстителя патриарха, а впоследствии патриарх Сергий.

Он продолжал дело патpиapxa Тихона по укреплению взаимоотношений между церковью и государством. В 1927 году он издал свое обращение к верующим русской православной церкви, в котором он горячо, со всей силою и мощью своего патриаршего авторитета призывал православных русских верующих людей быть лояльными к советской власти, не за страх а за совесть".

Изобразив патр. Тихона, как лояльного сотрудника Советской власти и умолчав о его преемнике (выходит, что непосредственным преемником Патриapxa был митр. Серий, и притом в последней стадии, когда он капитулировал пред Советами!) оратор переходит к хвалебному изображению деятельности Церкви в союзе с Властью во время войны с Германией и, наконец, переходит к описанию встречи митр. Сергия со Сталиным.

"Еще в дни войны, в 1943 году, тогдашний митрополит Сергий испросил разрешение главы правительства Иосифа Виссарионовича Сталина на прием.

Нужно сказать, что горячая патриотическая деятельность русской православной церкви была сразу же высоко оценена нашим советским правительством. В ответ на каждое крупное пожертвование от лица церкви наш вождь Иосиф Виссарионович Сталин присылал ответные телеграммы с благодарностью и приветом тем, кто вносил эти жертвы на общее дело победы над врагом. И когда митрополит Серий высказал свое желание быть принятым главой правительства, чтобы рассказать о наших церковных нуждах, он сразу был принят. В числе трех митрополитов, которые 4 сентября 1943 года были приняты Иосифом Виссарионовичем Сталиным, был и я. Известно, какое обаяние производит Иосиф Виссарионович Сталин на каждого собеседника, какой мудростью дышит каждое его слово, с какой необычайной простотой связан у него прием. Митрополит Сергий изложил Иосифу Виссарионовичу желание русской церкви избрать себе патриapxa, изложил и другие пожелания церкви — открыть духовные школы, возобновить издательства церкви и пр. Иосиф Виссарионович с глубоким сочувствием встретил из уст митрополита эти пожелания русской церкви и дал указания содействовать осуществлению этих пожеланий".

Как же сложилась "нормализация" отношений между Церковью и государством в СССР?

"Был создан совет по делам русской православной церкви, существующий и сейчас.

Этот совет по делам русской православной церкви при Совете Союза имеет своей главной задачей, возложенной на него правительством, — осуществлять связь между церковью и правительством по тем вопросам, которые требуют разрешения правительства. Этот совет следит за исполнением на местах закона об отделении церкви от государства, он рассматривает просьбы об открытии новых храмов и удовлетворяет эти ходатайства. За время своего существования, своей работы с 1943 года, совет по делам русской церкви с полной доброжелательностью к нуждам церкви осуществил целый ряд мероприятий. Он передал здания для наших духовных школ, он предоставляет нам государственные типографии для нашего церковного издательства, он исходатайствовал нам получение по государственным ценам строительных материалов, необходимых для построения новых храмов и церковных домов и возстановления разрушенных.

Эти взаимоотношения явно определяются в декрете советской власти о свободе совести, свободе религиозных вероисповеданий, а также в Сталинской конституции ...

"Эти два документа, сказал патриарх Серий, достаточно ясно определяют положение и права церкви, гарантируя полную свободу совершения религиозных обрядов и абсолютно ничто и никто не стесняет религиозной жизни верующих и вообще церковной жизни".

После кончины Серия его преемником стал патриарх Алексий.

В 1945 году, когда собор избрал патриархом митрополита Алексея, Г. Г. Карпов, председатель совета по делам русской православной церкви, как представитель советского правительства, обратился с речью к присутствующим и в таких словах определил взаимоотношения между церковью и государством в Советском Союзе. Он сказал: "В нашей великой стране с победой нового невиданного еще в мipe социалистического, самого справедливаго строя, волею народа церковь отделена от государства, и пользуется полной свободой в своей внутрицерковной жизни, а установившиеся взаимоотношения между церковью и государством являются вполне нормальными, благодаря невмешательству церкви в политическую деятельность государства и, с другой стороны, невмешательству государства во внутреннюю деятельность церкви". Такое положение церкви в советском государстве остается и до наших дней. И мы уверенно смотрим в будущее нашей церкви, зная о непоколебимости установленного модус вивенди. Наша церковь служит и будет служить народу, благословляет его труды, направленные к счастливой жизни и сама содействует этим трудам народа в рамках своей церковной деятельности. Наша русская православная церковь свободна и ничем и никем не стеснена в своей работе. Она живет и развивает свою деятельность в наши дни, как процветающая церковь. Мы собираем, когда имеем потребность, соборы и съезды. В 1948 году мы созвали совещание представителей всех православных церквей всего мipa, И правительство предоставило нам самолеты, железнодорожный транспорт, гостиницы для наших гостей и т. д. Это уже был третий собор со дней войны.

Наша русская церковь управляется сейчас патриархом Алексием и священным синодом, состоящим из шести apxiepeев. При высшем церковном управлении имеются отделы: для внецерковных сношений, учебный комитет, хозяйственное управление, издательский совет и другие. Председателем отдела внешних церковных сношений являюсь я. Этот отдел имеет свой задачей связь между всеми православными церквами и со многими неправославными христианскими церквами".

Слово митр. Николая завершается радужной картиной современной действительности в СССР — церкви полны. Никому не возбраняется совершать браки и отпевания. Монастыри благоденствуют. Духовное просвещение ширится и растет и т.д. и т.д.

Это все мы читаем в Вестнике московского экзархата в Чехословакии. В одновременно вышедшем "Свете Православия", официальном органе Пряшевской eпархии, заполненном торжествующими статьями по поводу воссоединения всех бывших униатов в лоне московской патриархии, мы узнаем и о том, как "свобода" осуществляется и в тех областях, которые являются предметом внимания и попечения митр. Николая.

В официальной части номера читаем мы, как все духовенство "слагало присягу в руки" или министра (на Пряшевщине) или председателя совета министров (в экзархате). О том, какой смысл эта присяга имеет, можно понять из благодарственной речи от имени присягнувших, заключающей в себе такое место:

"Для нас является честью, что мы можем в Ваши руки сложить присягу верности нашей народно-демократической республике и трудящимся. Эта присяга для нас является радостной очевидностью, ибо нам ее прямо предписывает наша вероисповедная совесть.

Мы хотим в рамках нашей деятельности помочь нашему правительству в его созидательном стремлении и в великом стремлении к миру с союзными народами и государствами во главе с СССР. Мы сознаем, что путь к миру является дорогой к социализму.

Да здравствует наша Чехословацкая Республика и ее Президент Клемент Готтвальд"!

"ПРАВОСЛАВНАЯ РУСЬ", № 10, 1950 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования