Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Д.А.Королева. Образ православной Руси в лирике Константина Кинчева. [религия и культура]


Свет звезды пылит по дорогам,
На душе покой да тихая грусть.
Испокон веков граничит с Богом
Моя светлая Русь.

("Инок, Воин и Шут")

В современной музыкальной индустрии довольно редко можно встре­тить произведения, где глубина и мелодичность тем соответствовала бы многообразию и смысловому наполнению лирики. Проблема обычно заключается в том, что, если убрать музыкальное сопровождение, тексты теряют всякий смысл и превращаются в набор слов.

В настоящее время только барды и некоторые рок-музыканты могут похвастаться самодостаточными текстами, которые даже без музыки остаются полноценными стихотворными произведениями. К таким рок-поэтам, помимо Константина Кинчева, можно отнести Юрия Шевчука, Дмитрия Ревякина, Александра Башлачева, Виктора Цоя и некоторых других. Творчество каждого из этих авторов самобытно, лишено подражания и раскрывает вечные темы по-разному; каждый исходит из своего мировоззрения и поэтического видения мира.

Лирика Константина Кинчева значительно отличается от современ­ной ему рок-поэзии. При всем разнообразии его творчества, начиная с 1985 года, оно характеризуется неким единством, создает определенную картину мира и человека в нем. Человек (лирический герой) у Кинчева -сильная, противоречивая личность, ищущая в этом мире Истины, Правды, Свободы; это личность духовная, верующая, несущая в себе Бога. В то же время герой противостоит окружающей социальной системе, власти, бездуховности, выступает за свободу выбора, призывает выше поднять головы и бороться против зла и агрессии, против несправедливости и морального угнетения. Песни, призывающие не смиряться с существу­ющим укладом жизни, наполнены болью и переживанием за судьбу родины, за судьбу своего поколения.

Мировоззренческая эволюция Кинчева - это эволюция целого поколе­ния. Он действительно имел право в самом начале сказать: "Мое поколе­ние", поскольку его путь вместе с ним и помимо него проделали очень мно­гие. Содержание этого пути вкратце можно описать следующим образом: от вполне нормального, условно "советского" человека через конфликт и отрицание всего советского - к крайнему анархизму и индивидуализму и затем через крещение и воцерковление - к новому открытию духовного и социально-политического, к активной гражданской позиции [1].

Посещение Иерусалима в 1992 году явилось поворотным моментом в жизни Константина Кинчева: после этой поездки он принял Крещение. С 1995 года группа "Алиса" принимает участие в благотворительных кон­цертах: "Музыканты - храму Христа Спасителя" (Москва, 1995); "Хва­лите имя Господне", посвященном началу празднования 2000-летия Рож­дества Христова (Москва, 1999); "Рок к небу" (Санкт-Петербург, 2003) и др. Вышедшие в это время альбомы "Солнцеворот" (февраль 2000 г.). "Сейчас позднее, чем ты думаешь" (октябрь 2003 г.) сформулировали обновленную мировоззренческую позицию группы "Алиса".

Эти альбомы, особенно второй, наполнены любовью к Богу, к Рос­сии, и одновременно болью за неё. Однако в современном мире, как это ни прискорбно, говорить о духовности и вере зачастую невыгодно, ведь гораздо легче управлять толпой со "стадной" психологией, чем мысля­щими людьми. Об этом Кинчев говорит в песне "Сумерки": "Купола в России кроют корытами, / Чтобы реже вспоминалось о Нем". Лирика Кинчева отражала идеологическую направленность и активную духов­ную позицию "Алисы", из-за чего ни одна песня с этих альбомов не про­звучала в радио- и телеэфире, дабы основная масса потребительского общества не узнала о них. "Алисе" был объявлен радиобойкот.

Если своим ранним творчеством "Алиса" призывала к борьбе, то в более поздний период (с 1999 г.) в творчестве Кинчева наблюдается отход от социальной тематики и линии протеста, ориентация на вечные темы, которые присутствовали и раньше, но проявлялись в меньшей степени. В то же время усиливается лирическое начало поэзии.

Центральной в лирике Кинчева становится тема любви к России, глу­бокой привязанности и преданности, которая сочетается с болью и пере­живанием за родину. Особенно ярко это проявляется в творчестве послед­них лет (начиная с 1999 года):

На моей земле, видно, так повелось:
Все не слава Богу, все не так, как у всех.
То ночами маемся, то засветло пьем.
Стороной взглянуть - и смех, и грех.

("Мама")

Лирический герой, таким образом, максимально приближен к автору. Для него родина - не бюрократическое Советское государство и не Рос­сийская Федерация нового времени. Родина-мать - это родная земля, Русь духовная, светлая, могучая, со своим собственным, исстари заведенным мудрым укладом жизни, который нарушается в наше время. Кинчев гово­рит: "Я родился и рос всегда с чувством Родины, безмерной любви к ней. Получается довольно высокопарный слог, но это действительно так. Я полностью принадлежу корням, ощущаю связь со своей землей и ника­кой другой земли мне не надо. Какой должна быть Россия - не знаю... В песне "Мама" у меня об этом строчки: "Мы ж младенцы все у нее на груди, сосунки, щенки - нам ли мамку спасать..." [1 ].

В песне "Родина" родная земля вполне конкретна и одушевлена - к ней обращается герой с рефреном: "Научи меня, Родина моя". Чему может научить Родина? Во-первых, "крест не уронить, гнуться, но держать, а коли уронил, так суметь поднять". Во-вторых, "правдой дорожить, лжи не потакать, дальних не судить, ближним помогать", Но для чего учиться у Родины? На это отвечает ключевая строка-рефрен: "Там где кончается мир, начинается свет". То есть Родина научает в этом мире любви, которая ведет человека не только в земной жизни, но и когда он выходит за пределы мира и возвращается к свету, которым был когда-то создан. Тем самым земное отечество оказывается образом Отечества Небесного. Русь для Кинчева - Богом избранная земля, поэтому на ее долю выпали тяжелейшие испытания:

Сколько раздоров да смут
Ведала родина-мать -
Как нас хотели согнуть,
Как нас пытались сломать...

("Инок, Воин и Шут")

Но поэт верит в огромный внутренний потенциал России, в ее силу, в то, что она поднимется с колен и вернется на свой собственный, ни на какой другой не похожий, верный путь:

Нас точит семя орды,
Нас гнет ярмо басурман,
Но в наших венах кипит
Небо славян.
И от Чудских берегов
До ледяной Колымы -
Все это наша земля.
Все это — мы!

("Небо славян")

В этих строчках герой выступает не только от своего имени, но от имени всего народа: от личностного, рефлектирующего "я" - к общему, единому, соборному "мы". В этом прослеживается традиция русской поэзии начала XX века и поэзии времени Великой отечественной войны (А. Ахматова, Б. Пастернак). Герой ощущает свою связь не только с поколением, но со всем народом, с самим ходом истории (обращается к Древней Руси, повествует о древнерусских воинах).

Тема России раскрывается также в образах русской природы - северной, дремучей, сильной и могучей, но вместе с тем необыкновенно чуткой, красивой, загадочной:

Как плескалось небо в лесном ручье,
Знают валуны да речной песок.
Как собрали солнце в одном луче
Зеркала озер пылью трех дорог...

("Северная быль")

Если говорить литературным языком. Кинчев использует прием олицетворения: природа оживает, одухотворяется, наделяется человеческими качествами. Взгляду лирического героя доступна тайная жизнь природы. Каждый ее элемент имеет свои качества, свой характер: луна лукавая, валун седой, заря чуткая. Известно, что обожествление и очеловечение природы относится, скорее, к языческому мировоззрению. "Но человек тем и хорош, - объясняет Кинчев, - что он находится в поиске, и если говорить о язычестве как о ступени к постижению Господа и верного пути - это замечательный путь. Потому что он наиболее корневой для русского человека - через язычество к христианству" [ 1 ]. Природа как бы ворожит, колдует, оберегая родную землю:

По реке стелился Млечный путь,
Горизонтом становилась высь.
Август. Полночь. Ни души,
Лишь вода да камыши
Облакам на преданность клялись.

("На пороге неба")

Кинчев утверждает, что Русь зиждится на духовности и вере. Благодаря этой глубинной, исконной связи с Богом Русь возродится. Но без веры и духовности она погибнет. Таким образом, с темой родины тесно соприкасается христианская тема, которой не было в раннем творчестве Кинчева (в "советское" время).

Чистого сердца по случаю не обрести,
Ясное Царство берется усилием жить...

Мне не продержаться и дня
Без тех, кто сердцем впитал
Святую волю Небес...

Тайну, что хранил вековой гранит,
Помнят ковыли да калинов мост -
Все, чем был отмечен пустынный скит —
Верная молитва да строгий пост.

Это отнюдь не значит, что автор призывает к монашескому и аскетическому образу жизни. Напротив, он говорит о внутренней сдержанности, о строгости и требовательности к себе, о внутреннем духовном росте, о верности Божьим заветам и своим собственным убеждениям:

С Богам надежнее жить,
С Богом легко умирать...

("Инок, Воин и Шут")

Кто чуял, кто ведал?
Чем обернется гроза?
Горе да беду
Нам ли обходить стороной?

Вьёт тропы дар Неба,
В ночь открывает глаза.
Тем, кто держит путь
Вместе со мной.

("Жизнь струны")

Жизнь - это сознательно выбранный путь, по которому ведет Бог:

Сила огня - дело времени.
Воля Небес в море глаз.
Иго Любви - радость бремени.
Вечная жизнь вершится здесь и сейчас!

("Иго Любви")

"Иго Любви" поэт называет бременем, которое не все способны нести. Это благо, но оно очень велико, и не все могут его "открыто принять", стать его проводниками в современном мире. Вспомним Священное Писание: "Бог есть Любовь". Таким образом, нести "иго Любви" значит нести в себе Бога, веру, божественное начало, сохранять его чистым и передавать людям.

В одном из своих интервью К. Кинчев признается, что "до этого был этап поиска, а сейчас этап становления на выбранном пути, с которого уже никто не собьет" {2}. На сегодняшний день центральный образ России для Кинчева - Стать Севера:

В синь Онеги да Ладоги,
В мед брусники да клевера,
В радость ливня и радуги
Крестит мир стать Севера.

("Стать Севера")

Кинчев уверенно присоединяет свой голос к традиции, которая определяет.идею Русской цивилизации через геополитическое и метафизическое понятие "Севера". Идея не нова, но кажется весьма верной и с каждым годом все более набирает популярность: в свое время ее основательному и современному разбору уделили много внимания в своих книгах А. Паршев и В. Кожинов. Идея Севера как сакрального центра Русской цивилизации отчетливо прослеживается в работах современных неоевразийцев - А. Дугина и В. Карпеца [1].

В одном из интервью Кинчев объясняет: " Мое ощущение такое, что Россия - север; она имеет свой собственный путь. Ни у кого ничего не просим, на поклон ни к кому не идем, а живем так, как нам живется, и просим всех окружающих нам не мешать... Жить так, как мы хотим, потому что мы - Север. Большой, великий Север. Не Европа и не Азия" [3]. Стать - очень емкое понятие. По Далю, это "склад, стройность стана, роста, соразмерность всего тела и членов" или "лад, толк, приличие, пристой, что кстати, впору, идет к месту или к делу" [4, 310].

Таким образом, "Стать Севера" - это гармонический образ сочетания земли и неба, дня и ночи; это родная земля, где истинный вкус жизни открывается только тому, кго способен чувствовать эту гармонию, видеть и ценить эту красоту-стать, кто способен прийти к Богу и жить по Его заветам.

В заключение хотелось бы привести слова священника Артемия, занимающегося молодежной работой в Екатеринбурге: "Для нас важен духовный контекст творчества К. Кинчева. Хотелось бы, чтобы "христианский" период "Алисы" распространился глубже на слушателей музыки, на тех, кто приходит на концерты... Чтобы слово Кинчева было и словом проповеди" [2].

Примечания:

1. Бражников И. Северная Русь Константина Кинчева // http://www.alisa.net/pressa.php?action=2007&disk=press246

2. Видеоинтервью после концерта группы "Алиса" 15 октября 2003 г. Санкт-Петербург, ДС "Юбилейный".

3. Видеоинтервью после концерта группы "Алиса" 14 апреля 2007 г. Москва, ДС "Лужники".

4. Даль В.И. Ставать //Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х тт. Т. 4. М., 1955.

 Опубликовано в сборнике материалов Третьих юбилейных Свято-Филаретовских чтений, Москва - Ярославль, 2008

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования