Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Екатерина Элбакян. Масоны. Кто они? [религиоведение]


Литература о масонстве не издавалась в нашей стране более полувека, а само это культурно-историческое явление было заклеймено как несовместимое с идеологией советского государства. Постепенное изменение общественно-политического курса после 1985 года, вызвавшее к жизни появление множества партий, взглядов, идеологий, породило и массу литературы, посвященной доселе "закрытым" темам, в том числе и истории масонства. Литература по этой теме, появившаяся в последние несколько лет, представляет собой, как правило, репринтные переиздания работ, написанных в конце XIX– первой трети ХХ вв. Это книги Т.А. Бакуниной "Знаменитые русские масоны" (М., 1991), В.Ф. Иванова "Тайны масонства" (М., 1992), "Православный мир и масонство" (М., 1993), двухтомник "Масонство в его прошлом и настоящем" (М., 1991). Масонство начинает интересовать исследователей-историков со второй половины XIX в. До 1880-х годов масонство считалось чуждым православной России явлением, которое ассоциировалось либо с революционными идеями, либо с мистицизмом и оккультными науками.

Одним из первых исследований, посвященных русскому масонству, была работа А.Н. Пыпина "Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в.". Однако, данная работа представляет собой скорее изложение фактического материала, чем анализ масонства, как культурно-исторического феномена. Ученику и соратнику А.Н. Пыпина, Г.В. Вернадскому, удалось показать в работе "Русское масонство в царствование Екатерины II" (Пг., 1917) основные противоречия и течения внутри русского масонства. В статье "Декабристы – масоны" (Минувшие годы. 1908. № 2–3, 5–6) В.И. Семевский дает оценку влиянию масонских идей на формирование декабризма. По мнению Ю.М. Лотмана, масонство начала XIX в. в России отражало либерально-дворянские идеи и представляло собой "кратковременный этап в развитии декабристских организаций" (см.: Лотман Ю.М. Андрей Сергеевич Кайсаров и литературно-общественная борьба его времени//Ученые записки Тартуского университета. Вып. 63. Тарту, 1958. С. 165).

Большой вклад в изучение масонства был внесен многочисленными статьями и книгами Т.О. Соколовской (например, "Русское масонство и его значение в истории общественного движения (XVIII и первая четверть XIX столетия)" СПб., [б/г]). "Обрядность вольных каменщиков" и "Возрождение масонства при Александре I" в двухтомнике "Масонство в его прошлом и настоящем" (М., 1991. Т. II), "В масонских ложах (1817–1822 гг.)" (Пг., 1914) и многие другие. Русским масонам первой четверти 20 в., их влиянию на революционные события в России посвящены работы А.Я. Авреха "Масоны и революция" (М., 1990), Б.И. Николаевского "Русские масоны и революция" (М., 1990) и ряд других.

Не ставя перед собой задачу глубокого историографического анализа литературы, посвященной масонству, обозначив лишь отдельные наиболее интересные работы, обратимся непосредственно к рассмотрению масонства – в целом и его российских разновидностей.

Религиозно-философское и политическое течение, называемое масонством, франкмасонством, вольным каменщичеством (франц. francmason – вольный каменщик), возникло в Западной Европе в Средние века. Его истоки можно обнаружить в Германии XIII в.: здесь братство каменотесов, прежде находившееся в непосредственной связи с монастырями, сделалось самостоятельным и образовало союз немецких каменотесов. Наиболее древние статуты каменотесов указывают на то, что братство получило распространение во всей Германии и в Швейцарии. В конце XIII – начале XIV вв. немецкое вольное каменщичество проникло на Британские острова. Некоторые исследователи склонны считать, что именно здесь масонство впервые и возникло, причем значительно позже, чуть ли не в XVIII в.[1] Однако с такой точкой зрения согласиться нельзя. В Англии развитие масонства было ограничено законодательно; к "вольным каменщикам" относились просто как к ремесленникам.

Вопрос о точном времени и месте появления масонства остается невыясненным, ибо с самого начала история его возникновения была скрыта за таинственной завесой легенд. Согласно одной из них возникновение масонства относится ко времени правления царя Соломона, доверившего строительство храма в Иерусалиме архитектору Хираму. Хирам разделил всех рабочих на три класса и, для того чтобы они могли узнавать друг друга, придумал особые слова и знаки приветствия (это легло в основу позднейшей масонской символики и разделения всех масонов на степени или градусы).

Согласно второй легенде масонство пришло в Европу с Востока. Третья легенда повествует о том, что вольное каменщичество имеет свои корни в основанном в 1118 году Гуго Пайеном в Иерусалиме ордене Тамплиеров (Храмовников). Орден был расположен в доме, стоявшем на месте храма царя Соломона (отсюда его название). Он стал богатым и могущественным, и его рыцари постепенно забыли свои обеты и "предались безверию". Христос стал для них ложным пророком, крест на мантии постепенно заменился буквой "Т" (Тамплиер), а своим покровителем они стали считать Иоанна Крестителя. В 1311 году орден был уничтожен Папой Климентом V, а в 1314 году его глава Жак де Молэ – сожжен на костре. Перед смертью, будучи в тюрьме, Жак де Молэ учредил четыре ложи: Неаполитанскую (для Востока), Эдинбургскую (для Запада), Стокгольмскую (для Севера) и Парижскую (для Юга).

X–XIII вв. в истории масонства называют "оперативным масонством". Постепенное присоединение к "вольным каменщикам" аристократии, не имеющей отношения к профессии каменщика, послужило началом "спекулятивного масонства", то есть теоретического вольного каменщичества. С XVI–XVII вв. оно начинает преобладать и к концу XVII в. практически полностью вытесняет "оперативное" масонство и непосредственных каменщиков-профессионалов, становясь чисто аристократическим течением.

Целью масонства является достижение всем человечеством, независимо от расовой, национальной, религиозной, культурной принадлежности, свободы, равенства и братства, царства истины и любви, "земного рая". Это достижимо, по мнению масонов, путем нравственного, физического и интеллектуального совершенствования каждого человека. Препятствиями к достижению данной цели являются религия и национальные государства, которые должны быть уничтожены.

Борьба с исторической религией и Церковью велась путем пропаганды идей индифферентизма, деизма (например, английское масонство) или атеизма (например, французское масонство). Однако война с Богом, Церковью и духовенством отнюдь не означала отмены религиозной веры вообще, поскольку масоны создали новую религию– религию гуманитаризма, где место Бога заняло человечество, а старую религиозную мораль они заменили новой – моралью солидаризма. "Мы больше не можем признавать Бога как цель жизни, – говорится в "Конвенте Великого Востока", – Мы создали идеал, которым является не Бог, а человечество… Нам необходимо выработать мораль, способную соперничать с моралью религиозной" [2]

Монархическое национальное государство, ориентированное на определенное религиозное и национальное сознание и самосознание народа, воспринимающее государя как помазанника Божьего и выразителя национальных интересов, с точки зрения масонства, не позволяет данному типу государства объединять в себе без насилия другие народы или жить в мире с другими государствами. Поэтому задача масонства (после борьбы с религией, религиозной моралью, Церковью и духовенством) – уничтожение национальной государственности, тесно связанной с монархическим правлением, временная замена его республикой.

Лишь республиканское правление временно возможно на пути всеобщей перестройки государства и всех его атрибутов: религии, политики, армии, школы, семьи и даже промышленности, науки, искусства и т. п. Народ для масонов – средство созидания всемирного масонского государства, руководимого мировым правительством, путь к которому проходит, с одной стороны, через революционную борьбу, а с другой – через воспитание человечества в духе масонства. "Подготовить Соединенные Штаты Европы, создать сверхнациональную власть, задачей коей будет разрешение конфликтов между нациями: агентом пропаганды этой концепции мира и всеобщего благополучия будет масонство" [3] – это и есть главные задачи вольного каменщичества.

Следует отметить, что идея народовластия, а также теория разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную впервые зародились в масонстве. Итак, конечный идеал масонства– сверхгосударство, основными принципами которого являются свобода, равенство и братство, богом которого является человечество, мораль которого внерелигиозна, а разум человеческий в котором – мера всех вещей. Это будет земной рай, царство Астреи, объединившее все человечество. Осуществление этих идей моделируется в рамках масонских лож в многочисленных обрядах и сложной символике.

Иоанновское (голубое) масонство включает в себя три низшие степени – ученик, товарищ и мастер. В его учении преобладает этическая проблематика: надежда на изменение к лучшему каждого человека, непротивление злу и т. п. Девиз голубого масонства – "Сейте семена царствия света". Его покровитель – Иоанн Креститель, которому, собственно, и посвящены три первые степени (отсюда их название).

Масонство более высоких степеней – андреевское или шотландское (красное) возникло в первой половине XVIII в. Во всяком случае, в 1761 году "Советом Императоров Востока и Запада" (в то время – высшая инстанция французского масонства) был установлен обряд, имевший как минимум 25 степеней. Это видно из упоминания о том, что Совет "назначил... Стефана Морина депутатом и великим инспектором с поручением ввести в Америке 25 масонских степеней, установленных Советом". [4] В борьбе за свои идеи андреевское масонство предполагает жестокость по отношению к врагам и предателям, мученичество за веру и т. п. Девиз красного масонства "Победить или умереть!" (потому оно и красное, по цвету крови), покровитель – апостол Андрей Первозванный. Старый Принятый Шотландский Обряд имеет 33 степени (3 – Символических, 15 – Капитулярных, 12 – Философских, 3 – Административных).

Помещения для собраний масонов называются ложами. Ложами являются также союзы братьев-масонов, масонские организации, объединяющие отдельные масонские кружки. Ложи называются в честь святых (св. Георгия, св. Моисея и др.), в память особо чтимых символов (Сфинкса, Розы, Пламенеющей звезды и др.), в память мифологических персонажей (Осириса, Изиды, Астреи, особенно в России), в память о каком-либо историческом событии или высоконравственном поступке (Военно-походная ложа "Военной верности", которая была создана в русских войсках в период Отечественной войны 1812 года, Ложа Трех Добродетелей, в которой состояли многие декабристы). Весьма примечательным было то, что в период войны масоны, воюющие с разных сторон, могли во время боя поднять над головой скрещенные руки – это был знак для масонов вражеской армии, и они не стреляли в противника – ведь те тоже были масонами.

Во главе каждой ложи стоит управляющий, мастер стула, внерабль. Вход в ложу охраняется привратником или кровельщиком (братом-служителем). Управляющий Союзом лож называется Гроссмейстером (Великим мастером). Если этот Союз лож подчиняется Гроссмейстеру, заседающему в другой области или даже другом государстве, то такой Союз лож именуется провинциальным, а стоящий во главе мастер – Провинциальным Великим Мастером. Инсталляция новой ложи производится самим Гроссмейстером или его представителем по особому обряду. Вообще обряды занимают огромное место в жизни масонов. Их исполнение масоны называют работами. Высшее масонское управление называется Востоком; ибо мудрость приходит с Востока, считают вольные каменщики. Восток выдает ложам учредительную грамоту, называемую Конституцией. Чтобы учредить новую ложу, определенное (в зависимости от места) количество масонов подает просьбу в Великий Восток, который принимает окончательное решение. Ложи образуют одну Великую ложу с высшим управлением, в котором выделяются директория, орденский совет, капитул и т. п. Строятся Великие ложи (Гроссложи) либо по иерархическому (верховная власть одновременно законодательная и исполнительная), либо по представительному принципу (когда верховная власть ограничивается основными законами союза лож). Масонские законы бывают общими для всех лож, особыми – для отдельных союзов лож и частными –для каждой ложи. Между Великими ложами заключаются конкордаты, оговаривающие условия их взаимоотношений.

Существует много систем масонства, имеющих названия в зависимости от страны, в которой они зародились (шведская, английская и др.). или в честь их основателя (системы Сен-Мартена, Шредера и др.), или в зависимости от указания на цель их деятельности (системы "Духовного Рыцаря", "Иллюминатов" (просветленных), розенкрейцеров (Розы и Креста, где Роза–символ вечности природы и ее законов, а Крест – символ духа) и др., или, наконец, от первого места собраний (клермонтская система и др.). В широком плане все масонские системы можно разделить, как уже упоминалось, на иоанновское (голубое) и андреевское (красное) масонство. Между ними на протяжении столетий происходила постоянная борьба, мешающая объединению и нередко служившая причиной упадка масонства в различных странах.

Иоанновское масонство строится по представительному принципу, имеет сменяемого главу братства, являющегося исполнителем и хранителем масонских законов. У этого типа масонства достаточно простой внутренний распорядок и "легкая" обрядность, в которой преобладает этическая символика: всеобщей любви, равенства, братства, непротивления злу и т. д. Члены иоанновских лож занимаются, в основном, философско-этическими работами.

Иная ситуация сложилась в андреевском масонстве, сторонники которого занимаются умозрением и теософией, порой даже алхимией. Во главе этого масонства стоит пожизненно избираемый и единовластный правитель (иногда их бывает несколько), подчинение которому беспрекословно. Его имя знают лишь избранные братья, посвященные в высокие степени. Вообще вольнокаменщическая организация – тайная, глубоко конспиративная. Раньше была разрешена лишь устная передача тех или иных масонских тайн, что постепенно, с ростом масонства стало практически невозможным. Со временем иоанновские степени масонства начали считаться внешними, видимыми, находящимися как бы на нижнем этаже масонского здания. Средний этаж занимает андреевское масонство высоких степеней и, наконец, на самом верху располагается абсолютно засекреченное международное масонство, о котором не имеют представления даже члены братства нижних этажей.

Желающий стать масоном должен предоставить рекомендацию от одного из братьев; затем с завязанными глазами он доставляется на церемонию посвящения в первую степень ученика и дает клятву не только на Библии, но и на обнаженном мече. Посвящение в следующие степени, особенно в андреевские, имеет сложную обрядность, которая дополняется специфической символикой, заимствованной в основном из строительного искусства. Особое значение для масонов имеют некоторые числа: 3, 9 (3x3), 5, 7. Между масонами каждой степени существует свой пароль, они узнают друг друга по особым знакам приветствия, рукопожатию и т. п. Среди символики вольных каменщиков выделяется молоток – символ веры, власти, с одной стороны, и молчания, повиновения – с другой. Грубый камень, который необходимо обработать, – это хаос и дикость, а кубический, обработанный – это нравственность. Угломер символизирует справедливость, отвес – равенство всех членов ложи перед масонскими законами, циркуль – общий труд, наугольник – совесть и закон, линейка – равенство, лопатка – снисхождение к слабостям других и строгость по отношению к себе, акация – бессмертие, череп, кости и гроб – презрение к смерти. Обнаженный меч "красных" масонов означает кару преступникам и защиту невиновных, кинжал – борьбу не на жизнь, а на смерть ("лучше смерть, чем поражение"), черная лента, на которой висит кинжал, имеет вышитые серебряной нитью слова "Победи или умри!", круглая шляпа символизирует свободу...

***

В Россию масонство проникло в 1730-х годах. Первый из орденов английского масонства был основан в Санкт-Петербурге. В него вошли граф Р.Л. Воронцов, назначенный гроссмейстером, князь С.Ф. Апраксин, историк И.Н. Болтин и др. Провинциальным великим мастером "для всей России" был назначен капитан Джон Филлипс. В целом в этот период (1730–1762 годы) масонство в России представляло собой лишь модное заимствование с Запада, но уже в 1762–1781 годы оно начинает принимать специфические национальные черты и становится русским масонством в собственном смысле слова. В его рамках развиваются этико-философские и религиозно-мистические идеи, вера в которые дополняется рационализмом отвлеченного мышления.

Оккультизм, алхимия и рыцарство, имеющие глубокие корни в западном масонстве, не оказали существенного влияния на русских масонов, для которых и рыцарство, и оккультизм с алхимией были внешними и далекими явлениями, несвойственными духовному миру русского человека. Поэтому русские вольные каменщики в большей мере заимствовали у западных братьев обрядово-ритуальную сторону, чем духовно-идеологические модели. Последние они создавали сами.

После 1781 года в русских масонских ложах стала постепенно появляться обрядность, титулы приобретали неясные и туманные названия. Причудливое сочетание мистики и рационализма в русском масонстве позволило ему постепенно перешагнуть границы западноевропейского вольного каменщичества и обрести свои специфические черты, главными из которых были стремление к нравственному развитию общества и межличностных отношений. Вообще в основе масонского движения XVIII в. лежало нравственное пробуждение самого общества и потребность "морального перерождения" (И.В. Лопухин).

И.В. Лопухин, наряду с Н.И. Новиковым и И.Г. Шварцем,– один из известных масонов конца XVIII– начала XIX вв. Он создал систему "Духовного рыцаря". Уже из черт, которые, по И.В. Лопухину, должны быть присущи "Духовному рыцарю", явствует, что русское масонство все более отдалялось от западного. Так, "Духовного рыцаря" характеризует "непоколебимая верность и покорность своему государю <…> совершенное повиновение учрежденным в правительстве начальствам..."; он должен "противоборствовать буйственной и пагубной системе мнимой вольности, равенства... всякими возможными путями добрыми..." [5]. Как видим, "Духовный рыцарь" далек, например, от образа Марата или Робеспьера – масонских вдохновителей Великой французской революции, не желавших смириться с существующей властью и государственным устройством. Нравственное возрождение общества и личности, согласно И.В. Лопухину, должно быть не антихристианским или внехристианским, а, напротив, только христианским. "Истинное возрождение в Христе, – писал Лопухин, – есть та "Божественная Натура, которой начальное свойство есть любовь и которая знаменует существенных Членов Христовых и Чад Божьих".[6]

И.В. Лопухин критиковал церковную обрядность, полагая, что она или остается без внимания, или "употребляется во зло". Вместе с тем он считал, что религиозные обряды вообще и их происхождение достойны уважения, ибо, являясь внешним проявлением, они в то же время ведут к внутреннему, истинному христианству. Отличительной чертой истинной Церкви является не вера, не молитва, не пост, не пророчества и т. д., а любовь. Только любовь открывает путь к Божественной жизни, к возрождению во Христе.

Несмотря на то, что церковный авторитет и "патриархальный" уклад духовной жизни были еще очень сильны (это чувствовалось даже в кругах передовой интеллигенции, не говоря уже о крестьянстве и других слоях общества), все же им на смену постепенно, но неуклонно приходил рационализм "просвещенного" разума; в образованном обществе появлялась "привычка" к умственной работе. И если вначале интеллигенция стремилась согласовать старые религиозные идеалы с новыми для нее аспектами западной культуры и жизни в целом, что приводило к укреплению и оправданию прежних религиозно-нравственных идеалов даже в лоне масонства, в своих западных разновидностях выступающего против них, к смене петровского реализма мистическим и религиозно-идеалистическими исканиями, то уже в конце XVIII столетия прежняя религиозность постепенно соединялась с новыми просветительскими идеями. Религиозная вера начинала рационализироваться и опираться не столько и не только на эмоциональную сферу сознания, сколько на работу отвлеченного мышления. Соприкосновение иррационального с рациональным и совершается в масонстве, которое все более и более овладевает умами дворянской интеллигенции. "Мистика в конце столетия почти вполне овладела (первоначально деистическим) масонским обществом... Оба направления иногда странно перепутывались: мистик иногда питался широкими идеями свободного мышления, переделывая их на свой лад и поднимая спор против официальной церковности с помощью аргументов, указанных скептиками; и наоборот, светские люди, воспитанные на скептицизме, верили в мистические чудеса фантастов, вроде Сведенборга..." [7].

В 1792 году по распоряжению Екатерины II масонские ложи в России были закрыты. Императрица даже написала комедии антимасонского содержания "Тайна противонелепого общества", "Обманщик", "Обольщенный", "Шаман сибирский". Прошло почти 20 лет, прежде чем император Александр I в 1810 году официально разрешил деятельность вольнокаменщических организаций. В предшествующий официальному разрешению масонства период (1800–1810 годы) постепенно восстанавливается структура вольного каменщичества, внутри которого возникают четыре основных направления: 1) шведская система (И.В. Бербер и его последователи); 2) французская система (А.А. Жеребцов и его последователи); 3) сторонники Н.И. Новикова; 4) сторонники И.А. Поздеева.

К 1810 году сторонники И.А. Поздеева и И.В. Бербера объединились против последователей А.А. Жеребцова и Н.И. Новикова, к которым в это время примкнул известный государственный деятель М.М. Сперанский. А.А. Жеребцов, Н.И. Новиков, М.М. Сперанский выступили за проведение ряда государственных преобразований, за просвещение народа, и, особенно, молодежи. Их противники, в частности, убежденный крепостник И.А. Поздеев, ограничивающий масонство лишь мистической стороной, выступили с консервативных позиций, и интригами и доносами пытались дискредитировать своих оппонентов. Эти попытки увенчались успехом: в 1811 году М.М. Сперанского и многих его последователей сослали; в масонстве официально начала признаваться шведская система, находившаяся теперь под контролем министерства полиции. В 1811–1813 годах "легальное" масонство увеличило количество своих лож, борьба между которыми прекратилась. В это же время сторонники Н.И. Новикова создали тайную патриотически настроенную масонскую организацию, стоявшую на позициях необходимости государственных преобразований (ложа Блаженства). На ее основе в 1813 году возникла новая организация российских вольных каменщиков – Орден русских рыцарей (преддекабристская организация), а за границей в военно-походных ложах сформировался "внешний" Орден М.А. Дмитриева-Мамонтова и М.Ф. Орлова. Такое развитие масонства в начале XIX в. определило установки на заговор преддекабристских и ранних декабристских обществ.

После 1815 года в российском масонстве сложилось три основных течения: союз Великой провинциальной ложи; немецкие ложи союза Астреи и масонские организации, находящиеся под влиянием декабристов. Консерватизм начала века постепенно уравновешивался умеренно-либеральными идеями, становившимися все более популярными в масонской среде (например, в союзе Астреи). В провинциальных ложах на основе деятельности сторонников Ордена русских рыцарей возникли первые продекабристские организации, а в период с 1818 по 1822 годы влияние декабристов на развитие масонских лож значительно увеличилось.

Приход военной интеллигенции (в лице декабристов) к масонству в целом можно связать с зарождением политического либерализма в среде молодого поколения дворянской интеллигенции и ее желанием вступить на путь борьбы с несправедливым общественным строем. Жесткая цензура не оставляла возможности открытых выступлений в печати, да если бы таковая и была, этого было бы явно недостаточно. Поэтому будущие декабристы обращались к созданию тайных обществ, одной из распространенных и устоявшихся форм которых были масонские организации.

Влияние масонства было ощутимо уже при организации Союза Спасения в 1816–1817 годах. Его учредителями были братья А.М. и Н.М. Муравьевы, братья М.И. и С.И. Муравьевы-Апостолы, князь С.П. Трубецкой и И.Д. Якушкин. Позднее к ним присоединились князь Ф.П. Шаховский, князь И.А. Долгорукий, П.И. Пестель, М.А. Фонвизин, Ф.Н. Глинка и др.[8] В 1817 году в Союз Спасения вошел М.С. Лунин. Многие члены Союза Спасения были членами ложи Трех Добродетелей, состоявшей в союзе Великой Провинциальной Ложи. В работе ложи Соединенных Друзей, основанной в 1802 году, с 1816 года участвовали гвардейские офицеры П.И. Пестель, П.Я. Чаадаев (в 1817–1818 годах последний был в степени мастера, впоследствии вошел в Союз Благоденствия), генерал-майор А.X. Бенкендорф (в 1817–1818 годах был в степени товарища), князь Ф.П. Шаховской и др. А.Н. Муравьев был масоном еще до войны 1812 года.

Устав Союза Спасения имел ярко выраженные черты вольного каменщичества. Влияние масонства чувствовалось и в Союзе Благоденствия. Весьма примечательно, например, что на печати Союза Благоденствия был изображен пчелиный улей – масонская эмблема, часто встречавшаяся на виньетках. Известные члены Союза Благоденствия, а затем Северного общества Н.И. Тургенев, К.Ф. Рылеев также были масонами (К.Ф. Рылеев, например, с 1820 года состоял в степени мастера в ложе Пламенеющей Звезды, работавшей в рамках союза Астреи на немецком языке). Член Союза Спасения, а затем Союза Благоденствия, состоявший в ложе Избранного Михаила, М.Н. Новиков, племянник Н.И. Новикова, стал в 1818 году управляющим мастером масонской ложи Любви к Истине в Полтаве (в рамках союза Астреи); генерал-майор П.С. Пущин в 1821 году был управляющим ложи Овидия в Киеве.

Подобные примеры можно было бы продолжать. Однако несмотря на то, что подавляющее большинство декабристов являлись масонами, их принадлежность к вольному каменщичеству была весьма кратковременной. Это объяснялось тем, что определенный консерватизм русского масонства казался декабристам ограниченным, и они, перешагнув через него, вступили на путь борьбы с монархией, апогеем которой явилось восстание 14 декабря 1825 года. Масоны же александровской эпохи неоднократно выражали свою любовь к царю: "...Прямой масон премудрость знает: он любит Бога и царя" [9]. Вместе с тем заметим, что принятый в 1782 году Устав Вольных Каменщиков гласил: "Твоя первая клятва принадлежит Богу, вторая – Отечеству и Государю", а в издании 1812 года слово "Государю" заменено словом "Государству". Однако в целом это не меняет противоречивой сути отношения русских масонов к монархическому государству и религии, а, скорее, лишь подчеркивает ее.

Таким образом, оказывается, что отношение масонской интеллигенции к правителю, монарху двойственно: с одной стороны, его восхваляли, с другой – призывали к восстанию против него и даже убийству. Показательно, что в этой борьбе могли принимать участие представители различных исповеданий, включая атеистов и деистов. Итак, в данном случае религиозный вопрос имеет второстепенное значение, он подчинен общеполитическим целям. В то же время практически все масонские законы и уставы большое внимание уделяли отношению вольных каменщиков к религии и Богу. Так, согласно "Законам Великой ложи Астреи", "истинный масон почитает Бога, как Творца и Правителя мира...; признает святость религии христианской, точным исполнением правил ее доказывает, что сердце исполнено высокого учения Св. Евангелия..." [10].

Бог для русских масонов являлся единым источником всякой жизни, независимо от того, каким именем его называют люди. Аналогичный подход можно увидеть в Книге Конституций, составленной английским масоном Андерсоном в 1723 году. В первом отделе "О Боге и религии" здесь говорится: "Каменщик обязан своим призванием повиноваться нравственному закону, и если он хорошо понимает свое искусство, то он не будет ни тупым отрицателем Бога, ни безбожным развратником. И хотя в древние времена каменщики в каждой стране были обязаны принадлежать к религии этой страны или народа, какой бы она ни была, но теперь сочтено лучшим обязывать их только к той религии, в которой все люди согласны..." [11]. Это позволило некоторым авторам сделать вывод о вневероисповедности масонства. Однако столь категоричного мнения необходимо избегать. Так, согласно "Уложению Астреи" в масонскую ложу могли приниматься только лица, принадлежащие к "какому-нибудь из терпимых в государстве христианских исповеданий" [12]. Правда, в прибавлении к "Уложению Астреи" со ссылкой на другие масонские законы говорилось, что "признано за полезное... единственно то, чтобы они (вольные каменщики. – Е. Э.) принадлежали к одному из тех же вероисповеданий, кои обязывают вероисповедующих к честности, справедливости, снисходительности и благотворительности к ближнему, какого бы он состояния и вероисповедания ни был, предоставляя, впрочем, всякому держаться тех правил и мнений, которые признает он благоразумнейшими и благочестивейшими" [13]. Как видим, это прибавление к "Уложению Астреи" самым тесным образом связано и перекликается с Книгой Конституций Андерсона, в которой также одним из главных критериев принадлежности к масонству является нравственность. Вместе с тем на практике приложение к "Уложению Астреи" практически не использовалось, да и не упоминалось, поскольку русские масоны ориентировались в большей мере на необходимость принадлежности своих братьев к христианству и считали это важнейшим условием при приеме в члены масонской ложи и посвящении в низшие (иоанновские) степени, не говоря уже о высших (андреевских).

Характерно, что сама обрядность в русском масонстве была во многом заимствована из христианства. Этот факт можно объяснить тем, что масоны возмущались не самими церковными обрядами, а тем, что эти обряды, по их мнению, для духовенства были единственным выражением их религиозности. [14].

Признавая наряду с верой в Бога-Творца существование высших сил, масоны пытались поставить их себе на службу не только путем магических заклинаний и мистических обрядов, но и обращаясь с молитвой к Богу. Вообще вера в Бога, несмотря на большие отклонения от христианской догматики и неприятия церковной ортодоксии, занимала важное место в жизни масонской интеллигенции. Вера, по мнению масонов, предполагает наличие свободы, она есть "ум Христов". А так как Христос "есть во всем" – и в христианине, и в нехристианине, то и нет существенной разницы между иудеем, язычником, христианином, главное, чтобы человек, даже некрещеный, имел в себе Христа. Такого рода специфическая толерантность была присуща практически всем масонским ложам. При этом масоны высказывались против института монашества, полагая, что "праведно" жить можно и "в миру", и против тех священнослужителей (а таких было подавляющее большинство), которые отличались религиозной нетерпимостью и служением монархической власти. "Законодатели и тираны, – писал масонский автор, – пребывают с жрецами в самом тесном союзе, ибо нет ничего согласнее между собою, как фанатизм и обман" [15].

Главным для масонской интеллигенции было стремление к добру, (разумеется, так, как она его понимала), а вера в Бога и бессмертие души помогала ей в этом стремлении. И в этом смысле обвинения в адрес масонов со стороны духовенства несколько тенденциозны; сами же представители вольного каменщичества воспринимали их как настоящую клевету. Отрицание безбожия и вера в Бога, в бессмертие души, преломленная через призму масонский идей, даже особого рода приверженность христианству, склоняли многих масонов к деизму, когда Бог рассматривался как Всевышний Архитектор, создавший мир, но не вмешивающийся в его развитие и течение его событий, и не наделялся чертами конкретного божества, в которое верили представители тех или иных религиозных конфессий. Быть может, деизм русских масонов можно объяснить нежеланием религиозных разногласий, ведь вера в Бога – Всевышнего Архитектора, по существу, снимала межконфессиональные размолвки – достаточно было признать лишь веру в Высшее Существо, сотворившее мир. В этой связи необходимо сказать, что мировоззрение российской масонской интеллигенции также отличалось космополитизмом. [16]. В числе семи добродетелей, обязательных для вольного каменщика, была любовь ко всему человечеству, а не только к масонскому братству.

Все эти масонские идеи: религиозная толерантность, предпочтение нравственного закона всем остальным, космополитизм, деизм и определенная критика официального православия, монархической власти (весьма противоречивая и далеко непоследовательная), оппозиционность к существующему строю и общедемократические требования, проникшие в среду российской интеллигенции, привлекли многих видных ее представителей. Русское масонство начала XIXв. в целом во многом отличалось от западноевропейских образцов, оно было лояльнее и компромисснее, и именно эти качества в конечном итоге заставляли отказываться от него тех, кто решил вступить на путь вооруженной борьбы с существующим строем.

Наряду с определенным политическим консерватизмом масонства (наиболее ярко проявившимся в ложе Умирающего Сфинкса) в качестве причин, по которым некоторые представители российской интеллигенции, например большинство декабристов, постепенно отвернулись от вольного каменщичества, был небольшой практический результат благотворительной и просветительской деятельности русских масонских организаций. Наконец, в качестве еще одной причины можно назвать нежелание многих декабристов участвовать в совершении масонских обрядов и ритуалов, как в праздном занятии.

Говоря о связи декабризма с масонством и, вообще, о развитии тайных обществ дворянской интеллигенции в России начала XIX столетия, можно выделить два существовавших подхода. Первый предполагал становление освободительных идей вне лож со строгой организационной структурой – на дружеских собраниях и встречах, в кружках и артелях и постепенное занятие ключевых позиций и постов в масонских организациях (например, деятельность членов Союза Спасения в ложе Трех Добродетелей).

Второй подход делал ставку на организацию высшего ордена с тайными революционными целями, что определялось развитием собственно масонства. Этот подход, нашедший отражение в деятельности Ордена русских рыцарей, полагал необходимым не приспособление масонства к своим целям, а пропаганду своих идей в масонских ложах.

Несмотря на различные подходы, Союз Спасения и Орден русских рыцарей формально были объединены в Союзе Благоденствия. После 1821 года декабристские общества (Северное и Южное) перешли к революционной тактике, Орден же русских рыцарей пытался сочетать тактику заговора и "мирного" распространения своих идей среди дворянской интеллигенции.

Не подлежит сомнению тот факт, что масонские идеи оказали большое влияние на формирование и развитие мировоззрения российской дворянской интеллигенции конца XVIII– начала XIX вв., а через нее – на различные сферы общественной жизни: распространение школ и образованности, развитие благотворительной деятельности, литературы, журналистики, внедрение идей о свободе, равенстве, всемирном братстве и космополитизме, о достоинстве личности. Все, не отвечающее масонским принципам, подвергалось ими резкой критике; это позволяет сделать вывод о том, что немало русских масонов начала XIXстолетия были оппозиционно настроены в отношении многих сторон государственно-общественной жизни.

К началу 1820-х годов масонство буквально пропитало своими идеями дворянскую интеллигенцию, оппозиционность которой по отношению к царскому правительству была достаточно велика. Помимо этого, революционный процесс в Европе, значительную роль в котором играли западноевропейские вольные каменщики, получал все больший и угрожающий размах. По этим причинам в 1822 году Александр I принял решение о закрытии масонских лож и запрещении масонства в Российской Империи. Формальным поводом для такого решения послужило прошение о запрещении масонства, поданное императору одним из наиболее консервативных масонов Е.А. Кушелевым после его неудачных попыток занять ключевой пост в Союзе Астреи.

После 1822 года деятельность масонов в России стала нелегальной и сосредоточилась более на теоретических, чем на практических вопросах: с одной стороны, это были проблемы богопознания и нравственного совершенствования, традиционные для спекулятивного (теоретического) масонства вообще; с другой, – решение крестьянского вопроса, сопровождавшееся неофициальной деятельностью в различных советах и общественных комитетах. После отмены в 1861 году крепостного права масонство окончательно лишилось своего влияния в российском обществе и обратилось к земскому движению.

Подводя итог рассмотрению русского масонства XIX века, заметим, что период с 1800 по 1861 годы является чрезвычайно важным с точки зрения проникновения масонских идей в среду дворянской интеллигенции. Религиозно-этическое по форме, оно было социально-политическим по содержанию. Существование в его рамках различных течений (при доминировании либерального в сравнении с консервативным), его неоднородность во многом предвосхитили образование в стране политических партий. Масонство подготовило почву для развития конституционных и республиканских идей, отмены крепостного права и т. п., определив во многом облик будущих поколений российской интеллигенции. Поэтому было бы неверным, как это неоднократно делалось, недоучитывать влияние масонства на сознание российской интеллигенции дворянского типа и его роль в выработке тех или иных ее воззрений и позиций.

Новая кризисная ситуация в стране в начале XX в. возродила масонство. В этот период (вплоть до 1917 года) масонство проникло практически во все государственные учреждения и общественные организации. К февралю 1917 года в России активно действовало 28 лож (Северная Звезда, Возрождение, Военная ложа, Феникс, Малая Медведица и др.). Ими была подготовлена Февральская революция (практически все члены Временного правительства, за исключением П.Н. Милюкова, были масонами). После Октябрьской революции 1917 года масонство оказалось в эмиграции – туда была выслана или отправилась по собственной воле значительная часть российской интеллигенции – носительницы масонских идей. С 1918 по 1921 годы в Париже проходили совещания и съезды вольных каменщиков – выходцев из России, целью которых было спасение русского масонства. Постепенно возобновили свою деятельность ложи Астрея, Северная Звезда, были учреждены ложи Трех Глобусов, Свободная Россия, Северное Сияние, Аврора и др.

В советской России масонство резко осуждалось и преследовалось. Например, доклад Л.Д. Троцкого на IV Конгрессе Коминтерна в 1922 году содержал негативную оценку масонства как "буржуазного орудия, усыпляющего сознание пролетариата". Масонские ложи ликвидировались, а их члены подвергались арестам (такова была участь лож Астреи, Пылающего Льва, Дельфина, Кубического Камня, Золотого Колоса, Цветущей Акации в 1928 году). В 1930 году была раскрыта масонская ложа Орден Света, имевшая своих представителей в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде, на Северном Кавказе. Вместе с тем масонство подвергалось резкой критике и со стороны представителей официального православия [17].

Таким образом, в XX в. масонство обрело двух оппонентов, критиковавших его с противоположных позиций – Церковь и коммунистических деятелей Советского государства. В то же время многие известные деятели ВКП(б) были масонами: И.И. Скворцов-Степанов, Н.И. Бухарин, К.Б. Радек, В.Д. Кузьмин-Караваев и др. Однако нельзя согласиться с иногда высказываемым мнением о том, что весь социализм и коммунизм вышли из масонства. У лидеров коммунистической партии к масонству было весьма неоднозначное и противоречивое отношение, а теоретическая программа коммунизма и масонства, имея ряд схожих теоретически провозглашаемых идей (космополитизм, свобода совести, толерантность и др.), во многом и существенном (например, в вопросе о собственности) не совпадает. Более того, возрождение масонства в посткоммунистической России лишний раз подтверждает мысль о том, что масонство получает наибольшее распространение в кризисные моменты развития общества и неважно с социалистической или антисоциалистической идеей связан этот кризис.

В посткоммунистической России происходит возрождение масонства. Первая из масонских лож в современной России - "Гармония" - была зарегистрирована в Главном Управлении юстиции по г. Москве 14 января 1992 года, а 24 июня 1995 года была учреждена Великая национальная ложа России, объединяющая все ныне существующие ложи (одна из них, учрежденная российскими вольными каменщиками - ложа "Аврора", объединяет иностранных, в основном англоязычных масонов). Великая национальная ложа России подчиняется Древнему принятому шотландскому обряду. В ней 33 градуса ("андреевское" М.). Во главе ложи стоит Великий Мастер. Ложа имеет административные функции. Первые три градуса (ученик, подмастерье (товарищ) и мастер) соответствуют "иоанновскому масонству". С четвертого по четырнадцатый градус - ложа совершенствования, где изучаются древние эзотерические учения (например, каббала). Восемнадцатый градус - капитул рыцарей Розы и Креста (розенкрейцеров), тридцатый – ареопаг тамплиеров. Элитарность и закрытость - отличительные черты масонских лож в современной России. Это внеклассовая, внесословная, внеконфессиональная и наднациональная организация, в которой осуществляются общение, распространение взглядов, мистико-символическая практика.

***

В чем же притягательная сила идей масонов? Ведь сегодня уже не секрет, что практически все лучшие умы человечества в той или иной мере были связаны с масонством. Ответ на поставленный вопрос может показаться слишком простым, но, думается, он близок к истине: прежде чем какое-либо учение овладевает сознанием и, что важно, подсознанием, ментальностью большого количества людей, оно вырабатывается узким кругом лиц, которые формируют и формулируют основные, как правило, глубоко нравственные и гуманистические принципы своей доктрины. Развиваясь вширь и овладевая умами, доктрина модернизируется, причем, весьма существенно, и практически всегда отходит от первоначальных принципов, трансформирует их. Еще дальше от первоначальных и от трансформированных принципов отходит практическая возможность их реализации, превращение в действительность и "подталкивание" которой порой приводит не только к нарушению доктринальных основ, но и к действиям, прямо им противоположным. Но субъективным сознанием, а затем и подсознанием это не фиксируется (или фиксируется крайне редко), ибо оно насквозь пропитано первоначальным учением и уже не может от него отказаться. Своеобразные и сложные обрядность и символика призваны усиливать этот процесс, закрепляя абстрактно-гуманистические принципы в сознании приверженцев учения и невольно заставляя их забыть о практических следствиях. Пропагандируя те принципы, которым сама давно уже не следует, та или иная доктрина объединяет под своими знаменами все новых и новых сторонников, тем самым расширяя свое влияние в мире. А это, в конечном итоге, и оказывается ее целью. Вспомним историю христианства, историю социалистической и коммунистической идеологии... Не избежало подобной участи и масонство.

===========================

[1] См., например: Масонство // Атеистический словарь. М., 1984. С. 256.

[2] Конвент Великого Востока//Луч света. 1913. Кн. 6. С. 46, 48.

[3] Н. К. Я. Соединенные Штаты Европы//Двуглавый орел. 1929. № 35. С. 1687–1688.

[4] Фран-Масонство. Старый Принятый Шотландский Обряд //Море. 1907. № 21/22. С. 665.

[5] Минувшие годы. 1908. № 2. С. 6.

[6] Лопухин И.В. Духовный рыцарь//Масонские труды И.В. Лопухина. М., 1913. С. 59.

[7] Пыпин А.Н. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в. Пг., 1916. С. 83.

[8] См.: Якушкин И.Д. Записки. М, 1905. С. 6, 7, 9 См. также: Трубецкой С.П. Записки. СПб., 1907. С. 12.

[9] Всемирный Вестник. 1904. № 5. С. 24.

[10] Устав Вольных Каменщиков//Море. 1907. № 25/26. С. 771, 772.

[11] Пыпин А. П. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в. Пг., 1916. С. 19.

[12] Законы Великой масонской ложи Астреи. СПб, 1815. Ч. I.С. 162.

[13] Законы Великой масонской ложи Астреи. СПб, 1815. Ч. II. С. 304, 305.

[14] Вообще многие масоны весьма отрицательно относились к православному духовенству. Так, известный масон граф Невзоров писал другому не менее известному масону князю А.Н. Голицину: "Духовные сделались совершенными торгашами... Свидетельством тому могут служить подворья архиерейские и монастырские в Москве... Религию же Христову и богопочитание они заключают только в умножении золота и парчей жемчугов церковных, почему явные грабители, делающие в монастыри и церкви вклады, становятся у них лучшими христианами..." (См.: Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909. С. 346).

[15] Вечерняя Заря. СПб., 1782. Ч. III. С. 187.

[16] См.: Устав Вольных Каменщиков//Море. 1907. № 26/26. С. 778.

[17] См.: Митрополит Антоний. Послание о масонстве//Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. Приложение 3. М., 1990.

Историко-политологический журнал "Кентавр". М.: изд-во "Феникс".1995. № 4. С.100-113.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования