Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иеромонах Арсений: Письмо к новообратившимся из разных сект русского раскола к Православной Церкви из Нового Иерусалима (Российского)


Благословение от святой обители Нового Иерусалима да пребудет с вами, духовные чада!

Последнее мое письмо к вам было из Новоафонской обители, откуда я прибыл в Москву и из Москвы в Новый Российский Иерусалим. В кратких словах опишу вам свое путешествие от Ново-Афонской обители до Москвы. В 4-й день декабря, в воскресенье, на память св. великомученицы Варвары, я отправился от Ново-Афонской обители на пароходе по Черному морю до Севастополя, а оттуда должен был поехать по железной дороге в Москву. В день отъезда погода была не очень хорошая, ветреная. С утра мы выехали от Ново-Афонской обители и ничто не предвещало нам спокойного плавания. Дул сильный холодный ветер, началась морская качка и постепенно усиливалась; море свирепо бушевало, наш пароход, потеряв равновесие, начал качаться во все стороны, и не было никакой возможности усидеть на одном месте. К несчастью, пароход был небольших размеров, и волны с необыкновенной легкостью бросали его из стороны в сторону и часто перелетали через пароход, ударяя в левый бок его. Я занимал место во втором классе, где со мной было до двадцати человек спутников. Мы все в скором времени подверглись самым жестоким страданиям морской болезни. Эта качка продолжалась почти во все время нашего плавания и приводила в отчаяние несчастных пассажиров. Мои страдания тем сильнее были, что я не успел довольно оправиться после предыдущего не совсем благополучного путешествия. Многие из нас ожидали смертного часа; но Господь, животом и смертью владеющий, наказующий нас и милующий, и тут не оставил нас, и дивная десница Божия спасла меня от врат смертных: "наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя". Итак, после многих перенесенных нами мучений пароход наш 9 декабря прибыл в Севастополь. Я решился остаться на сутки в Севастополе, чтобы отдохнуть несколько и поправить расстроенное здоровье. Утром 11 числа я отправился по железной дороге в Москву, куда и прибыл благополучно во вторник 13 декабря. По прибытии в Москву я отправился на Афонское подворье, находящееся на Большой Полянке. Вся братия с любовью приняли меня и весьма сострадательно отнеслись к моему болезненному состоянию. Когда здоровье мое значительно улучшилось, старшие из здешней братии иеромонахи о. Павел, о. Досифей и о. Владимир дали мне для литературных моих занятий приличное помещение, в котором могла вместиться и моя библиотека, имеющая более двадцати пудов веса. С того времени занятия мои, при помощи Божией, на пользу ближнего продолжаются и, по мере обработки материала, мои сочинения издаются. При таких занятиях у меня явилось желание побывать в знаменитом Воскресенском монастыре, который именуется Новым Иерусалимом и устроен святейшим патриархом Никоном при содействии царя Алексея Михайловича. Но прежде желаю объяснить вам, духовные чада, какие причины вынудили меня на несколько дней оставить свои занятия и отправиться в Новый Иерусалим. Во время пребывания моего в Москве, часто случалось мне иметь беседу о делах миссии с разными личностями, и нередко даже с высокопоставленными, как духовными, так и светскими лицами, интересующимися состоянием Православной Русской Церкви. От некоторых из них я услышал, что при гробе святейшего патриарха Никона начинают проявляться чудеса, и многие получают исцеление от разных болезней, вследствие чего в Новый Иерусалим от всех мест стекается громадное множество богомольцев, которые служат панихиды при гробе святейшего патриарха. Я сначала оставлял все это без особенного внимания, придерживаясь русской пословицы: "не всякому слуху верь". Кроме того, ранее приходилось читать у разных писателей неблагоприятные отзывы о характере Никона и его действиях, и я вполне доверял этим писателям, полагаясь на их ученость и добросовестность. Таким образом, некоторое время я был в каком-то колебании относительно слышанных мною чудес; но вот однажды случилось мне слышать о чудесах святейшего патриарха Никона от таких личностей, которым невозможно было не поверить, и их рассказы я записал в памятную книжку. Спустя некоторое время я отправился для совета к достоуважаемому архимандриту Павлу Прусскому, которому и рассказал о всех слышанных мною чудесах святейшего Никона. Выслушав от меня все, отец архимандрит сказал мне: "Хотя по человеческому суду патриарх Никон подвергается обвинениям, но дела святейшего Никона на пользу Церкви заставляют признать его за великого мужа, ибо он с редким уменьем совершил великое дело исправления книг в России, причем он сам единолично ничего не делал без Соборного решения епископов и Восточных патриархов, за что он достоин великой похвалы. А что он без воли Собора и Вселенских патриархов оставил престол свой, то в этом он, как человек, погрешил, не стерпя обид восставших на него клеветников, которые восстановили на него и самого государя царя Алексея Михайловича, и потому Никон, негодуя на него, удалился с престола. Но все-таки этот грех его, состоящий в самовольном оставлении престола, не может равняться с грехом тех, которые самочинно восхищают себе престолы, присваивают саны и достоинства пастырей". После этого отец Павел поведал мне, что и он много наслышан о чудесах святейшего Никона, и советовал побывать в Новом Иерусалиме, чтобы на месте узнать от новоиерусалимских монахов, действительно ли при гробе святейшего Никона совершаются чудеса и есть ли у них об этом какие-либо заметки или записи. По его же совету я побывал у единоверческого священника отца Георгия Воздвиженского, который также со своей стороны подтвердил справедливость слухов о чудесах от Никона и присовокупил к этому, что в его приходе некоторые из раскольников присоединились к Православию из-за чудес Никона, этих двух достоуважаемых мужей, я 19 числа июня сего года с одним студентом И.Д.Н-ным, кончившим университетский курс, отправился в Новый Иерусалим, который находится к северу от Москвы, в расстоянии 60 верст от нее. Мы поехали по Николаевской железной дороге до Крюковской станции, от которой до Иерусалима 21 верста, каковое расстояние мы проехали на линейке. Во время пути по железной дороге я вздумал записать в памятную книжку день своего выезда из Москвы. Обыкновение записывать приобретено мною за время моих многочисленных странствований за границей по святым местам. Я вынул карманный календарь, и вижу 19-е число июня; тут пришло мне на память, что ровно год тому назад я в этот день отправился с Афонской горы по морю в Старый Иерусалим. Совпадение чисел меня очень удивило, и я готов был придать этому обстоятельству особенное значение. После сего в голове моей возник целый ряд воспоминаний из моих путешествий, и я не заметил, как мы прибыли в Крюково. Здесь, сев на линейку, мы отправились в Новый Иерусалим. Расстояние до него нам пришлось проехать большей частью лесом; живописные местности, усеянные хлебом, радовали взоры путешественников. Еще издали показались среди лесистой местности златоглавые верхи церквей монастыря; они как свечи горели при солнечном сиянии, и общий вид монастыря поражал своим величием и красотой. При взгляде на Новый Иерусалим мысль моя невольно переносилась ко храму Старого Иерусалима; к сему храму, со всех сторон притекают источники на украшение его, но он находится все в том же убожестве и несравненно беднее многих турецких мечетей. При таких мыслях мы вскоре прибыли к обители и остановились в номерах монастырской гостиницы. До вечерни оставалось еще два часа. Мы напились чаю, пооправились несколько от дороги и затем пошли к вечерне. Местоположение обители представляет некоторое сходство с таковым же Старого Иерусалима. Старый Иерусалим отделяется от Елеонской горы с восточной стороны долиной; подобное и в Новом Иерусалиме. Другие же местности Нового Иерусалима, названные именами палестинских мест, не могут быть с ними тождественны. Святые палестинские места, как то: Иордан, Фавор, Назарет, Вифлеем, Мамврийский дуб и другие отстоят на более или менее далеком пространстве от Иерусалима. В обители же Нового Иерусалима, напротив, все это сближено и скучено в одном месте. Несмотря на это некоторое несходство в расположении местностей, многие из них, находящиеся близ обители, вполне соответствуют местам Палестины относительно стран света.

О храме над гробом Господним. Общий вид храма весьма сходен с таковым же храмом в Старом Иерусалиме. Верх же Ново-Иерусалимского храма в основании сходственный, в вершине представляет уклонение от Старо-Иерусалимского: последний имеет круглую форму, одинаковых размеров от основания до купола, и без окон, и покрыт огромным, наподобие чаши, куполом, имеющим отверстие наверху, покрытое стеклом, откуда и разливается свет по всему храму. Верх же Ново-Иерусалимского храма имеет шатрообразный вид, поднимаясь уступами, со множеством окон в каждом уступе или ярусе, и увенчан главой. Монахи объясняли мне, что этот Ново-Иерусалимский храм устроен по образцу древнего иерусалимского храма, который после того был переделан и план его несколько переиначен. Затем я прибыл к месту гроба Господня, над которым устроена роскошная кувуклия, или палатка, вся блестящая золотом; вокруг нее, на наружных стенах, находится множество живописных изображений святых в рост человека. Над потолком кувуклии, на западной стороне, поставлена башенка из нескольких колонн, и на ней резное изображение Спасителя, сияющего лучами. На верху стен и на углах кувуклии находятся вызолоченные вазы с цветами. Вся кувуклия сияет золотом и проливает свет по всему храму, далеко превосходя своей красотой и богатством таковую же кувуклию в Старо-Иерусалимском храме. Осмотрев кувуклию и приложившись ко гробу Господню, я взглянул на верх храма, и был поражен его необыкновенной красотой. По всему верхнему отделу храма разливается мягкий ровный свет, весьма приятный для глаз; окон же, устроенных в наружных выступах, вовсе не видно изнутри храма. Изображенные в рост человека на стенах кувуклии, с наружной и внутренней ее стороны, святые, именно Богоматерь, апп. Петр, Иоанн Богослов, Иосиф Аримафейский, жены-мироносицы и др., являются как бы стражами и охранителями одра или гроба Господня.

Когда мы обошли все святые места в храме, водивший нас ризничий иеромонах отец Антоний подвел нас к гробнице святейшего Никона, который почивает близ самой Голгофы; на сем месте в Старом Иерусалиме, по свидетельству предания, был гроб первосвященника Мелхиседека; соответственное сему место для погребения отведено и патриарху Никону, как первосвященнику и строителю храма сего. При гробе патриарха Никона я обратился к сопровождавшему нас ризничему отцу Антонию с вопросом: "Правду ли говорят, что при гробе святейшего Никона совершаются чудеса, и многие получают исцеление?" Отец Антоний отвечал: "Да, правда; хотя угодник Божий не прославлен, но множество есть чудес и очень часто случаются". После этого я кратко перечислил несколько слышанных мной в Москве чудес, и отец Антоний подтвердил, что действительно все это правда, причем передал мне еще о нескольких новых чудесах, о которых я еще не слышал. На мой вопрос к отцу Антонию, есть ли у них записи совершенных чудес, он сказал: "Я служу здесь ризничим около тридцати лет, и за время моего служения множество совершилось чудес. Записывая их, можно было бы составить целую книгу, но мы всего не записываем, а вносим в запись разве только особенно важные случаи, засвидетельствованные посторонними; иногда сами исцелившиеся составляют о себе записи и присылают их в обитель. Если вам желательно прочитать записи чудес, то вы можете спросить об этом нашего архимандрита". После этого мы с чувством благоговения помолились у гроба угодника Божия и на панихиде по нем просили Господа, чтобы Он упокоил святителя, который много пострадал от своих врагов, в заточении проведя остаток жизни своей, подобно Златоусту. После панихиды я отправился к архимандриту отцу Вениамину, который с отеческой любовью принял меня. Объяснив ему цель своего приезда, я убедительно просил его, если есть какие-нибудь записи о чудесах святейшего патриарха Никона доверить их мне для списания. Отец архимандрит, выслушав мою просьбу, сказал мне, есть у них записи о нескольких чудесах, но публиковать их еще несвоевременно, потому что патриарх Никон еще не прославлен. Я возразил ему, что прославленные святые прославлены вследствие творимых ими чудес, которые были записываемы; подобно сему и святейший Никон, если уже начинает творить чудеса, то рано или поздно будет причислен к лику святых. Отец архимандрит сказал, что старообрядцы чудесам его не поверят, ибо они и слышать его имя не терпят. Я заметил, что не для старообрядцев желаю публиковать о чудесах Никона, но более для тех, которые через мои беседы обратились в Православие из разных раскольнических сект. Для утверждения этих новообратившихся я и желаю им поведать о чудесах патриарха Никона. Что же касается неверия раскольников, то пусть их не верят; но ведь и иудейское неверие во Христа не могло воспрепятствовать распространению Евангельской истины.

После этого отец архимандрит сказал мне: "Если вы, отец Арсений, надеетесь сделать услугу для своих новообращенных в Православие, то я готов вручить вам все, что записано о чудесах; только прошу вас, придите ко мне завтра после ранней обедни, а я подготовлю нужные для вас справки". Я от души поблагодарил отца архимандрита за сочувствие к моему миссионерскому делу, и отправился в гостиницу, в которой остановился. На другой день, 20 июня, после ранней обедни я отслужил молебен при гробе Господнем и панихиду при гробе Никона патриарха, и отправился к отцу архимандриту. Он с отеческим добросердечием принял меня, и мы начали с ним пить чай. В это же время он показал мне записи о чудесах и о некоторых из них прочитал мне. Выслушав это, я от радости не знал, как благодарить Господа, удостоившего меня, недостойного, слышать о чудесах святейшего патриарха Никона, о котором я по сие время мало знал, и по неведению своему более обвинял его за самовольное оставление патриаршего престола; теперь же, как бы от уст его я слышу глас, что он Господу Богу угодил и от Бога оправдан, людьми быв оклеветан. При этом я вспомнил историю, случившуюся со святителем Николаем; не стерпев злой хулы еретика Ария, он ударил его в ланиту и за сие был лишен от Собора отцов святительского достоинства, причем от него отняты были омофор и Евангелие, но Господь наш Иисус Христос и Преблагословенная Его Матерь свыше наградили его, явившись к нему и вручив ему омофор и Евангелие (1). Подобно сему и святейший Никон от людей был осужден и лишен патриаршества, по клеветам своих врагов, но от Бога оправдан и прославлен, как добрый воин, дерзновенно стоявший за свою святительскую честь.

После довольно продолжительной беседы, отец архимандрит сказал мне, что от святейшего Никона осталось много памятников, которые сохраняются в их обители. Услышав это, я был весьма обрадован и просил показать мне все эти памятники. Отец архимандрит настолько был любезен, что сам вызвался повести меня в музей древностей, где, показывая все находившиеся там редкости, вкратце рассказывал мне и их историю. Тут я видел части одежды, обувь, посохи патриарха Никона, и два жезла его, которые он употреблял во время служения своего в храме. Эти жезлы увенчаны крестом, с двумя под ним маленькими полудужками, обращенными вогнутостью вниз. Стало быть, напрасно говорят раскольники, будто Никон вывел из употребления подобные посохи и заменил их змеевидными.

Когда мы осмотрели все редкости музея, я, взяв рукописи и еще одну печатную книжку, отправился в свой номер для списания записи о чудесах, в чем мне помогал и прибывший со мной студент И.Д. Н-н. Потом я возвратил отцу архимандриту взятые у него рукописи, и от души благодарил его за столь великое для меня одолжение. Затем мы осмотрели все священные окрестности обители и 21 числа июня отправились обратно в Москву. При прощании отец архимандрит Вениамин дал мне на память три экземпляра книги жизнеописания патриарха Никона (2), из которых один назначил для меня в благословение, а другие два просил отослать в наши обители, на Старый и Новый Афон.

Устройством Нового Иерусалима патриарх Никон хотел воссоздать подобие Старого Иерусалима, подобно тому, как у нас принято писать копии с настоящих чудотворных икон; но для верующих часто и копии с чудотворных икон бывают чудотворны, и благодать Божия при них пребывает и чудодействует. То же самое мы можем сказать и относительно Нового Иерусалима. Другое сравнение мы можем привести следующее: Иисус Христос Своим страданием освятил один Крест Своей Кровью, и этот Крест именуется Животворящим; но у нас, верующих, находится большое множество крестов, которые, хотя и не освящены Кровью Спасителя, но освящаются священнической молитвой и святой водой, и все эти кресты мы признаем святыми, и они для нас такие же животворящие, прогоняют бесов и совершают многоразличные чудеса. Подобно сему и Новый Иерусалим для верующих составляет святыню, как место благодатного присутствия Божия. При таком размышлении стал я выходить из обители Нового Иерусалима, и тут во вратах, на правой стороне, я увидел картину, изображающую святейшего патриарха Никона во весь рост. Проницательный взгляд его невольно всякого проходящего приводит в страх; он облачен в схиму с херувимскими изображениями; в правой руке у него патриаршеский жезл, а в левой руке свиток, на котором написаны слова: "Светися, светися, Новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия". Этими словами как бы подтвердилось все мое размышление об Иерусалиме, и я с чувством благоговения приложился к образу Никона, и мне представилось, что он в лике своем во вратах обители есть страж или охранитель ее, и благословляет всех входящих и выходящих из нее. По возвращении моем в Москву я принял себе за священную обязанность описать вам все, что служит на пользу вашу, духовные чада.

Наша Православная Церковь подобна маслине плодовитой. Она, как доброе древо, и плоды добрые творит; раскольнические же общества, подобно злым древам, и злые плоды родят, по слову Спасителя (Мф гл 7) Сим явно доказуется, что в нашей Православной Церкви благодать Святаго Духа пребывает и все живущие в ней спасаются, ибо сказано: "насаждены в дому Господни... процветут" (Пс. 91: 14). Еретики же и раскольники, отделяющие себя от Церкви или от дома Господня, не имеют благодати Святаго Духа; они, по слову апостола Иуды, "суть телесни, духа не имуще" (Иуд. 1: 19); они только гордятся своими безблагодатными обрядами, подобно тому как безплодная смоковница гордилась своей зеленью, но плодов не имела, за что и подверглась проклятию и истреблению. Подобно сему и все отступнические общества за свое самочиние и безплодие, по слову Иоанна Крестителя, секирой посечены будут в день Страшного суда и ввергнутся в печь огненную (Мф. 3: 10). И самая уважаемая раскольниками книга, именуемая Кириллова, также сильно изобличает их за то, что они не имеют в своей среде прославленных святых, и строго воспрещает православным сообщаться их прелестей, говоря: "Ведяще убо видите вы православнии, елицы аще верою прелести не последуете, и держитеся благочестия, яко все веры прочия, иже верами зовутся, не суть веры, но прелести, наченше от латинския и до прочих всех. И почто не суть достойни называтися верами? Того ради, яко ни едина от них не вмещает Духа Святаго дарования, ни пришествия Его сподобляется, ниже мощи имут, ниже освящаются. Наша же восточная вера истинная и не прелестная, Духа Святаго дарования вмещает, пришествия Его сподобляется; освящаются богоугодницы, и просвещаются, и в богови-дение приходят, богословствуют от Духа наставляе-ми, по совлечении ветхаго человека, и по смерти тело нетленно богоугодников пребывает, вонями благоуханными благоухает; и чудотворят кости мертвыя, с верою приходящим и во имя святаго милости от Бога в своих нуждах ищущим; еже в прочих верах ни в единой ничтоже от сих обрящеши, ниже услышиши, но еще блазнь и ругание с смехом на действо и благодать даров Духа Святаго, яко от неверных узриши" (3).

Не ясно ли сими словами изобличаются все нынешние раскольники, ибо как они ни хвалятся своими мнимыми добрыми делами и образом благочестия или, лучше сказать, своим пустосвятством, но в продолжение двухсот лет среди них ни в одной из сект не прославился ни один их наставник, ни наставница. Раскольнические лжеучители Аввакум, Лазарь, Никита, соловецкие челобитчики и подобные им, хотя прославлялись у раскольников святыми, и чествуемы были возжжением пред ними свечей, чтением им канонов, но все это, как самочинное и безбожное дело, разрушилось, и будут эти мнимые святые, подобно древним еретикам Арию, Македонию и Несторию, жертвой геенны и вечных мук, куда необходимо должны после смерти низвестися и все последователи их. В нашей же Православной Церкви и после отделения от нас раскольников явилось немало святых, которые прославились от Бога нетлением мощей и чудесами, о чем известно и всем отступникам; другие же святые, хотя еще и не все прославлены и находятся под спудом, но уже совершают многие чудеса, и по ним служатся панихиды, каковы: Иоасаф Белгородский, Серафим Саровский, Георгий затворник и, наконец, сюда же должен быть причислен святейший патриарх Никон, ибо еще при жизни его были от него и чрез него сверхъестественные знамения благодати Божией. То же продолжает совершаться и по смерти его. Таким образом сбывается на нем слово Премудрого: "...и во дни своя не по-колебася от князей, и не преможе его никтоже: всяко слово не превзыде его, и во успении пророчествова тело его: и в житии своем сотвори чудеса, и во умертвии дивна дела его" (Сир. 48: 13-15). Более двухсот лет раскольники ежедневно проклинают сего угодника Божия и всячески злословят его; но их проклятие и хула обращаются на их главу; теперь пред всеми Бог начинает прославлять своего угодника, на посрамление и обличение всех ругателей его, ибо сказано в Священном Писании: "прокленут тии, и Ты (Боже) благословиши; востающии на мя да постыдятся, раб же Твой возвеселится" (Пс. 108: 28). Уста раскольников исполнены дерзости и клеветы не токмо на святейшего Никона, но и на всех позднейших святых, в нашей Церкви прославленных, так как слава наших святых мучительным оружием служит для всякого отступника от Церкви: они вполне сознают в душе своей, что наши святые не ложной славой прославляются, но от Бога, и сие им нестерпимо бывает по их закоснению в заблуждении. И вот они славу наших святых затмевают разными хулами и кощунством. "Ругается гражданом (неба) лишенный разума" (Притч. 11: 12), нам же, православным, зело честни и славни друзи Господни, и мы с полной христианской любовью их чтим и просим их молитв и заступления пред Богом.

Что святейший патриарх еще при жизни благоугодил Господу Богу, в доказательство я сделаю для вас выписку из помянутой книги жизнеописания патриарха Никона о благодатных знамениях в жизни его.

"Когда Никону было всего двенадцать лет от роду и он еще был мирским человеком, под именем Никиты, один прозорливый старец, именем Анания, предвидел своими духовными очами великого светильника Церкви и предсказал ему быть патриархом в России" (см. стр. 16).

"Когда святейший Никон был уже митрополитом и просил благословения у предшественника своего, митрополита Новгородского Афония, то этот прозорливый старец предсказал ему быть патриархом и сам первый просил благословения у Никона" (стр. 29).

"Когда Никон выпил чашу отравы, поднесенную ему иеродиаконом Феодосием, принятый яд не повредил ему, и Господь спас силой Своею верного раба своего" (стр. 190).

"Во время мучительного путешествия в ссылку патриарха Никона, сам Господь, явившись одной благочестивой старице, возвестил ей о скором прибытии к ним Своего страдальца, сказав: "вот, раб Мой Никон идет в заточение, и терпит в пути великую скорбь и скудость; ты помоги ему в нужде сколько можешь" (см. стр. 333).

"Сам Господь в сонном видении открыл патриарху Никону о его будущем страдании от завистливых врагов, и показал ему во сне великую награду за терпение (стр. 338), что действительно и сбылось с ним".

"Об избавлении от заточения и возвращении в свою обитель предвидел святейший патриарх, и, за несколько дней до получения царского приказа о возвращении его, он собирался в путь, побуждая к этому и окружавших его, чем сильно всех изумлял".

"Многострадальный раб Божий Никон получил дозволение возвратиться в Новый Иерусалим после пятнадцатилетнего заточения, но уже не мог вынести трудного пути при переезде из Ферапонтова монастыря в Новый Иерусалим, и на пути 17 августа 1681 года скончался. Тело умершего было привезено в Воскресенскую обитель и 26 числа августа предано было погребению. В течение десяти дней оно находилось, день и ночь, в путешествии, подвергаясь всем влияниям погоды, в то время когда стояли теплые дни, и ни малейшая порча не коснулась его, и не было от него никакого зловония, что особенно удивляло всех, даже врагов его".

Что касается до свидетельств о чудных знамениях благодати Божией ради святейшего патриарха Никона по смерти его, мы ограничимся покуда выпиской сих свидетельств из одной печатной книги и из рукописи Публичной Библиотеки.

В Очерке о жизни архимандрита Петра, настоятеля первоклассного Тихвинского большого монастыря, изданном в 1859 году в С.-Петербурге, читаем:

"Однажды среди забот по своей обязанности, отец Петр сильно простудился и впал в горячку. При таковом состоянии болящего одному из келейников диавол вложил в голову злой умысел против своего наставника и благодетеля, и уже наступила удобная минута к совершению злодеяния; но десница Вышняго, назирающая люди Ему покорныя, чудесно удалила ее. За час до того времени, в которое келейник намеревался исполнить задуманное, отец Петр находился в легком сне, и в нем видел святителя в полном облачении с архипастырским жезлом в руке. По висевшему в келье портрету болящий узнал святейшего патриарха Никона, к которому с самого вступления в монастырь питал особенное почтение. Представший ему святитель спросил: "Почему ты не в церкви и не наблюдаешь за врученной тебе братией?" - "Слабость сил не позволяет мне быть там", -ответствовал старец, прикованный лютой болезнью к своему ложу. Тогда святитель коснулся его концом жезла со словами: "Будешь здоров, только не ленись: ходи в церковь", после чего стал невидим. Пораженный видением и чудесно исцеленный, отец Петр немедленно воспрянул с одра и поспешил в церковь. Это было около полуночи, и братии там еще никого не было. Предварив всех приходом, он стал на свое место; но замеченное во время службы неожиданное появление его привело всех в удивление, почти в ужас (ибо известное всем болезненное состояние не допускало и возможности его прихода), пока он не рассказал всего, с ним случившегося. По окончании утрени, когда он возвратился в келью, то был встречен келейником, с глубоким раскаянием передавшим ему злое свое намерение. Уразумев на себе милосердие Божие, с искренним душевным утешением отец Петр простил виновного и отпустил его с миром из своей кельи. Отец Петр скончался в 28 день июля, в 1855 году".

В рукописи Публичной Библиотеки № 1, 413 (л. 208 об.) помещено описание следующих двух чудес:

"Бысть в оной обители Воскресенской в лето в 1691 года месяца мая на день 24, на память Никиты Столпника Переяславского (патрона Никона), чудотворца; бысть в оной обители определенный у большой Воскресенской церкви сторож Диомид и глазами своими не виде света нимало и не мог положенное ему исправлять послушание. И по вседневному обыкновению, бывшим у той церкви двум сторожам, и пред утренними благовестами за полчаса из них один пошел на колокольню благовестить, а другой сторож, слепой Диомид, отперевши большую церковь, взошел в нее, и по обыкновению своему, церковные висящие замки и ключи положил на полку в церкви за персону (портрет) святейшаго Никона патриарха, которая стоит у стены церковной, взошед в двери церковныя, на левой стороне, и бысть от этой персоны глас: "Диомиде, прозри!" И виде свет велий во всей церкви, зажжены бяху все свещи пред святыми образами и в хрустальных висящих лампадах елей налит на всех хорах и возжен. Он же страж увидел в большой церкви святейшаго патриарха Никона в отверстых Царских вратах стояща, в одеянии святительском и осеняющаго, в руках своих имуща трикирий и дикирий, стоящих в белых одеждах и перед ним поющих много в той церкви слышаше. И пойде (Никон) из Царских дверей в малую церковь Иоанна Предтечи, где есть гроб его святейшаго патриарха Никона, и сие увидев, от страха падох на землю и не вем, кто подняше меня с земли, и приидох в Предтечеву церковь святейшаго Никона патриарха (и сие увидех). Аз же не можах стояти на ногах от страха, но на коленях стоях пред ним. Святейший же Никон сидяше на гробе своем и рече ми: "Мир всем на месте сем живущим! Не ужасайся, Диомиде, аз бо месту сему фундатор: но глаголи без боязни обители сея порученному начальнику, чтобы в церкви Иоанна Предтечи над сим гробом моим, чтобы по вся дни отправляли литургию, и панихиды пели бы на память мою, в сей же день тезоименитому мне угоднику Никите, Переяславскому чудотворцу, празднество творили, а близ гроба моего не погребали бы, утеснение (ми) чинят". И благослови мя десницею и помаза ми очи елеем у гроба горевшим, и невидим бысть от очию моею, аз же пад, поклонихся на землю и лежа в безпамятстве. И в благовест утренний пришед пономарь, монах Трифон, в церковь, видев свещи и лампады зажженныя, начат гасити, но не можаше погасити, и искаше сторожа церковнаго, но не нашед, поиде из церкви в сторожную палату, подумав, что спит, но не обрете никаго. И в это время пришедше по обычаю братия в церковь, видевше свещи зажженныя, все удивляющеся вельми, что благовест в малый колокол, а свещи возжжены все, и спрашиваху пономаря. Он же рече: "Не вем для чего и не могу найти сторожа череднаго". Братия же пришедшие: иеромонах Евстратий и иеродиакон Гедеон, взошедше в Предтечеву малую церковь и видевше у гроба лежаща сторожа Диомида и поднявше его от земли спрашиваху, кто и для чего горят свещи с лампадами. Он же им всем бывшим ту поведа вся подробну, что видел своими очима и что слышал от святейшаго Никона патриарха из уст. Его святыми молитвами очима своима прозре, а не виде своими очима 28 лет. И так с того времени никогда служба не оставляшеся, но вся дни совершаху литургию и панихиды пояху по вся субботы над гробом его святейшаго Никона патриарха, и на память угодника Божия, св. преподобного отца Никиты, Переяславского чудотворца, мая в 24 день празднество творяху".

"Дому царского величества окольничего Родиона Матвеевича Стрешнева, жены его сестра родная Мария Васильева, бывшая дворянская жена Саввы Волкова, жила в вотчине своей Волоколамского уезда в селе Дмитровском, близ Вознесенского монастыря. Бысть на ней велия скорбь в руках и ногах, не имела нимало има движения, но от скорби великой скрючена быша. Бысть же в 1685 году апреля 3 дня явися в ночи сей святейший Никон патриарх, повелевая: в обитель мою вели себя привести и на гробе моем вели отпеть панихиду и узришь над собою благодать Божию и скорби твоей будет облегчение. Она же от сна воспрянувши, повеле себя нести в обитель Воскресенскую, и приведена к монастырю, повеле себя на своем носиле внести в большую церковь Воскресенскую, и стоящую персону (портрет) у стены, на левой стране, святейшаго Никона патриарха увидев, дворянская жена Мария, скоча с носила своего на ноги своя и побеже до персоны (портрета) Никона патриарха и глагола со слезами: (сей) повеле прийти в обитель сию, сей ми явися ночью в доме моем и обеща ми исцеление подать рукам и ногам моим, и осязаше руками своими персону (портрет), стоящую на стене святейшаго Никона патриарха, и отпеша над гробом его панихиду, и братии тоя почтение по-даде и хваля Бога и угодника Его святейшаго Никона патриарха, возвратися здрава в дом свой, а о болезни своей объявила, что не владела ногами и руками своими семь лет, и молитвами его святейшаго Никона патриарха стала здрава. И ныне приходящие с верою ко гробу его, просяще исцеление, получают нескудно".

В заключение выслушайте от меня краткое наставление, мои духовные чада, новообратившиеся в Православную Церковь из разных сект.

Всегда благодарите Господа за то, что Он вывел вас из духовного вашего пленения, подобного египетскому, и Своей благодатью благоволил вас привести, как в обетованную землю, в Свое наследие, -- Святую Восточную Церковь. Сынам Израилевым сказано было от Бога через Моисея предостережение, чтобы они, по выходе из плена египетского, не попали в плен духовный, языческий и, избавившись от рабства фараонова, не попали в рабство языческого идолослужения, так как в земле обетованной в то время находилось множество капищ многобожных язычников, отчего была опасность погибнуть, как и в Египте. Так и вы, духовные чада, по выходе из своих сект, как из рабства египетского, и придя в Церковь, как в землю обетованную, должны остерегаться, чтобы не попасть в какой-либо другой грех или духовный плен, так как вражеских сетей для нашего уловления повсюду расставлено безчисленное множество; и как для Израиля были в преткновение и соблазн языческие капища, так и ныне у врага находятся всюду ловушки для нашего духовного пленения. С прискорбием мы должны сознаться, что многие ныне из христиан и слышать не хотят гласа своих пастырей, внимая чуждому для них гласу нехристианского учения, и читают те книги, которые составлены по стихиям мира, а не по Христу, и которые не следует читать христианам (Кол. 2: 8). Начитавшись этих безбожных книг, многие не хотят признавать ни Бога, ни царя, ни загробной жизни, ни основ государства и семейной жизни. Всемерно бойтесь сближения с этими сынами погибели, будьте истинными чадами Церкви. Каждый праздник неопустительно посещайте храм Божий, а особенно в посты не оставайтесь без исполнения своих христианских обязанностей, как то: говеть и бывать у исповеди и святого причащения и детям своим то же внушайте и всячески их благочестию научайте. Бог, благоволивший Своей благодатью извести вас из пленения египетского и от области адского фараона в Царство Своей благодати, Он да сохранит вас Своей благодатью, и сподобит всех вас быть истинными и послушными Его словесными овцами и любить глас Его Евангельской истины. Призывая на вас благословение в Троице славимого Бога, и поручая вас заступлению Пре-благословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и молитвам святого великомученика и целителя Пантелеймона и святого апостола Симона и всех афонских преподобных, остаюсь ваш недостойный богомолец

иеромонах Арсений
Москва
1884 год

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Декабря 6 дня. Четии Минеи.

2) Книга составлена протоиереем Самуилом Михайловским и издана с рисунками обителью Ново-Иерусалимской в 1878 г. Первоначально она напечатана на страницах журнала "Странник" в 1863 году.

3) Книга Кириллова, послание 10-е Мелетия, патриарха Александрийского, лист 505


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования