Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Митрополит Виталий (Устинов), первоиерарх РПЦЗ. Некоторые проповеди и письма [история Церкви]


Слово архимандрита Виталия (Устинова) при наречении его во епископа Монтевидеосского

Преосвященнейшие Владыки!

С чувством страха, трепета и благоговения приступаю я к таинству епископской хиротонии. Когда мысленно взираю я на сонм архипастырей отошедших в вечность и еще здравствующих, украшенных ученостью, мудростью и благочестием, и величайшей церковной культурой, которую могла дать только в зените своей славы российская империя; когда подумаю я, что должен вступить в их ряды и принять их апостольскую милоть, то страх поражает мою душу, страх, что самым своим вступлением в этот освященный собор, я понижаю уровень епископского звания.

Страх проникает во все мое существо еще и потому, что сия сугубая благодать не может вместиться в нечистом сосуде, а я, кроме естественной унаследованной порчи человеческого естества, проявил еще и греховную озабоченность, прибавив к ней своей личной волей мною приобретенные грехи и страсти. Делаются для меня более понятными слова св. пророка Давида: "от лица Твоего камо бегу". Мыслится мне, что так будет и при кончине века сего, когда Сам Господь приблизится к земле, и все грешное и страстное от Его приближения взволнуется, взметется и выявится с такой силой, что каждый человек воистину будет искать щель в земле, чтобы укрыться в ней, если возможно, от Всевидящего Ока.

Господь призывает меня служить в апостольском чине Его Святой Церкви. Но в каких условиях живет Она? В древней-ли Римской империи, сумевшей железной рукой сковать в одно целое все народы мiра, которые с простотой детской души принимали радостную весть о христианском учении и не противились Божией благодати? Нет. Мiр, в котором так сиротливо живет теперь Православная Церковь, утратил свою духовную девственность. Лжеучители и лжехристы обтекли всю подсолнечную и каждому народу разсказали о Христе по своим лжеучениям, так что осталось только одно имя Спасителя, которым они прикрывают вымышленного Христа, и в нашей ревности, мы почти вправе воскликнуть: лучше было бы им совершенно не знать о Христе, ибо научать легче, чем переучивать.

Призывает ли меня Господь архипастырствовать в мiре, который управляется благочестивейшим Помазанником Божиим? Нет. Больше нет держащего скипетр, нет удерживающего, и после него, почти не осталось на земле правителей, которые почитали бы злом то, что почитает злом Православная Церковь. Лишенному столь могущественной поддержки светской власти, архиерею с болью в сердце приходится часто быть безсильным свидетелем, как чародеи и волшебники расхищают стадо Христово, губят малых сих, ибо нет над ними карающей руки Помазанника Божия.

Хотя мiр весь разделился на два стана, однако, в них обоих, с одинаковой силой действует одно и то же стремление к космополитизму. Границы между народами стираются, гибнут национальные ценности, превращая народы в одну безформенную массу. Странный парадокс перед нами: в мiре, когда он был разделен на мелкие народы, воюющие между собой, было гораздо больше любви, чем теперь, когда во внешнее единение вошло так много злобы.

Многие поспешные умы хотят и Церкви Православные подчинить этому опасному течению, подчиняясь которому, некоторые церковные массивы оставляют свою родную Матерь-Церковь, и как метеоры бросаются в бездну, исчезая совсем с православного небесного свода.

Вседушевно исповедую, что нельзя оставлять свою родную Церковь, иначе как только выросши из Нее в святости, как вырос святитель Николай, например, которого наш русский народ всегда чтил и любил как своего русского святого.

Впрочем, можно-ли вообще вырасти из своей родной Церкви, не выйдя сначала из своей земной оболочки?

Вот перед какими трудностями стоит наше епископство Православной Русской Зарубежной Церкви. И на этот крестный путь архиерейства вступаю и я. Много мне нужно помощи, а наипаче нужна сугубая благодать Божия, благодать премудрости и разума, которые помогли бы мне раскрыть в моей душе широкий диапазон от предельной снисходительности до непреклонности мученичества. Помолитесь обо мне, преосвященнейшие владыки, и ты, православный христолюбивый народ, чтобы Господь исполнил меня этими духовными богатствами. Это общее наше дело. Аминь.

  • ("Церковная жизнь", №1-2, 3-4 (двойной номер), 1986 г., стр. 30-31).

Слово Митрополита Виталия, сказанное в честь Иконы Матери Божией "Курской-Коренной"

В каждый период истории попущением Божиим Церковь Христова бывает обуреваема какой-нибудь разновидностью древнего зла диавола, этого настоящаго всегдашнего источника всякого бунта и всех революций в мире.

Были у Церкви враги внешние и внутренние, всегда Ее притесняющие и проливающие кровь Ее мучеников. Господь попускал все эти невзгоды, дабы выявить истинных рабов Божиих, кланяющихся Богу в духе правды и истины и одновременно отсеять все легкомысленное племя плевелов. В Церкви Христовой не может быть ни малейшего отклонения от Истины, от Христа. Кто совершит этот шаг, тот становится неизбежно на путь прогрессивного выхода из Церкви и завершит свой пагубный бег даже до дна адова, если не покается еще в сей жизни.

Каково же сейчас это искушение, что нас всех волнует? Я думаю, даже не именуя его, Вы все знаете о чем я хочу сказать, но я все-таки скажу: ИЕРАРХИЯ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ. Она нас волнует несказанно, потому что по внешнему она кость от костей наших и говорит, казалось, на одном языке с нами, но они вышли из нас и больше не стали нашими; говорим на общем языке русском, но расходимся с ними принципиально; те же слова, но не тот же смысл и совсем не та конечная цель — как идти к вечному спасению.

Теперь рассмотрим по историческим фактам этот постепенный уклон от Истины, от Христа во всем вселенском православии. На григорианский, новостильный календарь встал сначала патриарх Константинопольский, и за ним пошли греки, румыны, болгары, патриархи Александрийский, Антиохийский. Вот первый шаг, разрушивший молитвенное, богослужебное, сакраментальное единство во всем православии. Новостильники празднуют Рождество, а благоговейные старостильники еще постятся и ежедневно молятся другим святым по календарю. Не успел еще григорианский календарь полностью утвердиться, как появляется на мировой сцене экуменизм со своим Мировым Советом Церквей, приглашающим все церкви слиться во одно. Все новостильники спешат примкнуть к этому экуменизму и в данный период в этом "единстве" уже насчитывается более трехсот христианских церквей и сект. За этим новшеством следует следующее погружение в бездну: в Мировой Совет Церквей уже принимают всех индуистов, буддистов, просто шаманов и колдунов всего мира. Другими словами новая экуменистическая "церквовь", это все человечество, безразлично кто во что верит или ни во что не верит.

Наши три, во Бозе почившие первоиерархи хранили нас от такого соединения, все стоя у этой святой Курской Иконы Божией Матери. И я, четвертый Ее первоиерарх, по своему глубокому, искреннему убеждению и не только по наследству, смиренно присоединяю свой голос к почившим. Лично я не могу верить в благодатность иерархии Москвы.

И мы все здесь находимся у Иконы Божией Матери, которая, мы верим, как бы сопутствующая нас в Своей Иконе, 75 лет тому назад вышла с нами за границу, как наша Путеводительница, посланная Самим Спасителем нашим. И неужели теперь, Божия Матерь вдруг нас станет вести к соединению с иерархией Московской Патриархии, безнадежно погрязшей в ереси и неправде Москвы. Такого быть не может! Это граничит с кощунством.

Аминь.
Митрополит Виталий

Отзыв Митрополита Виталия об исключительной важности труда Протоиерея Михаила Польского "Положение Церкви в советской России"

Изданная брошюра отца Протопресвитера Михаила Польского, несмотря на ее 64-летнюю давность, в наше время является очень интересным, актуальным и поучительным документом.

Отец Михаил Польский — большого объективного ума человек, который прожил в тюрьмах, в ссылке и на Соловках в самые критические, судьбоносные и трагические годы Российской Церкви на родине. Он очень был близок ко всем тем преосвященным,которые были сосланы на Соловки. А так как его иногда освобождали из тюрьмы и ссылки для того, чтобы снова арестовывать, то это обстоятельство позволило ему быть очень близким к самому Патриарху Тихону. Он знал лично и очень близко всех наших знаменитых исповедников, которые полагали души свои за верность Христу. Вот почему все то, что он описывает в этой брошюре для нас, как опыт, необходимо и полезно.

В этой брошюре он не только описывает детально все критические моменты, переживаемые Церковью Христовой, но справедливо дерзает подвергать анализу и критике даже наших великих исповедников. Тут надо сказать, что большинство наших архиереев и священнослужителей смотрели поначалу на революцию, как на простую перемену власти, при которой Церковь, чуть утрясившись в новых условиях, будет продолжать жить и трудиться во славу Божию. У них не хватало того острого сознания единственности, исключительности, уникальности Церкви Христовой, как единственной в мире Истины. Москва — третий Рим — звучало у них почти что полусказочным мифом. "Россия является оплотом вселенского Православия", — пишет о. Михаил, а от себя добавлю, что это не de jure, a de facto. И России, как перламутровой ракушке, дано было хранить драгоценную жемчужину — Церковь Христову. Подобные мысли уже не господствовали в их умах, ни в духовенстве почти всех рангов, ни даже у светских благочестивых мыслителей. А ведь сатана именно и обрушился со всей яростью на этот оплот вселенского Православия, в безумии своем желая стереть с лица земли Истину.

Для всего общественного православного мнения, революция вдруг оказалась не просто переменой власти, не политической только, не мышиной возней партий стран Западной Европы, а богоборческой, яростной, звериной, безпощадной попыткой уничтожить самую Церковь, но уже было поздно опомниться. И не удивительно, что о. Михаил Польский позволяет выразить свое мнение, что такая преждевременная смерть и Патриарха Тихона, и Архиепископа Илариона, были в Промысле Божием для того, чтобы они не сделали бы еще других ошибок.

О. Михаил Польский в этой статье и сам кается в том, что и он поверил, что можно проповедывать и молиться и быть совершенно и честно аполитичным. Только когда ему, временно освобожденному, удалось вернуться в свой приход, простой русский народ, которому он проповедывал аполитичность, без логики, без силлогизмов, но в своем простом здравом разсудке, просветил его ум. Староста его прихода безхитростно ему сказал: "Батюшка, коммунистическое правительство — да это просто безбожие, и только потому, что мы молимся Богу — мы уже для них и антикоммунисты".

Теперь мы подходим к самому главному краеугольному камню всей статьи о. Михаила — к сергианству. Он раскрывает, в какую бездну падения сергианство низвергло Московскую Патриархию, а с ней и всю Россию, и все описывает так детально, так глубоко, так исчерпывающе, что я не дерзаю пересказывать его слова, ибо делая это я буду скорее умаливать глубину его мыслей. Поэтому я прошу, даже умоляю всех преосвященных и наших священнослужителей, внимательно прочитать эту статью. В этой статье есть момент, который я бы назвал вершиной, узлом всего сергианства. Отец Михаил пишет: "Митрополит Сергий у себя в покоях, спрашивал обычно протестующих против его деяний архиереев: "Скажите, что делать?". И архиереи, его собеседники, молчали! Это молчание трагично, исторически непоправимо и грозно. Но с другой стороны оно открывает нам возможность теперь ответить митр. Сергию и всем его последователям, ответить за всю Зарубежную Церковь!

Они все, к сожалению, так погрязли в безнадежных попытках найти какую-то приличную для себя договоренность с чекистами, в судорожных исканиях во что бы то ни стало сохранить внешний фасад Церкви и ее административный институт, что утратили чувство тайны догмата Церкви, непостижимого только для одного ума человеческого — догмата Христа-Богочеловека. Они просто забыли, как встретили 300-летнее гонение первомученики. Они шли толпами, часто поя псалмы, на страшные мучения. Их сжигали, топили, на них натравляли диких зверей. Их постепенно истязали невероятными, извращенными, тончайшими изобретениями мучений, но они никогда не сдавались. Эти славные мученики трех веков гонений сломили хребет великой Римской языческой империи. Почти все апостолы, кроме св. Иоанна Богослова, а за ними и главы поместных Церквей за эти три века гонений завершили свой жизненный путь мученической кончиной. И нет другого пути для православных христиан в борьбе за истину, как этот тесный, но славный путь. Когда первый русский князь отказался поклониться божеству Мамая, и его за это замучили, он нанес первую трещину монгольскому игу. С этой мыслью согласны все русские православные историки.

Договариваться с безбожной властью, которая держит над Вашей головой занесенный меч, нельзя. Надо идти или в катакомбы, или на славную мученическую смерть! Другого выхода нет. Всякий договор, который совершается под занесенным мечем, есть падение. И непременно будет падение, потому что человеческое естество не может выдержать над собою занесенного меча. Договариваться при таких условиях, это значит идти на сговоры с сатаной! С сатаной договариваться нельзя, это безнадежно.

Мы, Русская Зарубежная Церковь, стоим перед такой же задачей. И недаром Митрополит Анастасий нам заповедывал даже не общаться с ними в бытовом, повседневном общении. Все епископы, во главе с митрополитом Сергием, и все последующие патриархи, митрополиты и епископы Московской патриархии, договариваясь с коммунистической властью, утратили самый лик пастырства и его благодатную силу (выдел. ред. ЦЛ). Весь народ почувствовал, что они пастырей не имеют. А мы здесь почему-то не можем никак понять, что коммунистическая партия, облачившись в тогу демократов, осталась та же коммунистическая партия (как волки в овечьей шкуре), с которой Московская патриархия идет рука в руку. И Московская патриархия никогда не откажется от этого содружества, от этого сотрудничества. Именно от этого сотрудничества она получает свою внешнюю власть и все свое внешнее благополучие. В свое время патриарх Алексий I-й как-то сказал откровенно и честно: "Я себя чувствую хуже трубочиста!" Эти слова свидетельствуют, что в нем еще были остатки совести, которые его мучили. А последующие патриархи и архиепископы сошли с совести, и теперь они сами не нуждаются ни в каких уполномоченных. Они сами взяли на себя их роль, если это можно так сказать, без тени кощунства, ибо настоящее Православие несовместимо с коммунизмом. Эти два непримиримые врага — непримиримые до смерти.

Вот какие выводы мы позволили себе сделать из всей этой прекрасной статьи протопресвитера Михаила Польского. Он нам оставил шедевр полемического богословия на самые современные темы в борьбе Истинной Церкви с коммунизмом и социализмом.

И теперь я, как Первоиерарх Русской Православной Зарубежной Церкви, обращаюсь к нему, как к живому, ибо у Господа все живые: "Спаси тебя Господи за все твои труды. Я знаю, что ты слышишь меня".

Да примет тебя Господь, отче Михаиле, в Царствие Небесное, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.

Аминь.
+ Митрополит Виталий
("Правосл. Вестник", 1995 г., № 86, сс. 7-8)

Письмо молодым людям в России

В ваших письмах вы постоянно пишете, что от меня ожидаете некоторого руководства, ко мне прислушиваетесь и хотели бы знать, что я думаю обо всем, что творится сейчас в России. Со стороны, может быть, я и имею немножко больше объективности, да и сан мой мне в этом помогает, предоставляя мне просто по должности более широкий кругозор; но поверьте, что тут вопрос в Промысле Божьем о России, и вы таким образом просите непосильного для меня дара пророчества.

Вы правы в том, что по чисто человеческому, земному, логическому рассуждению только все выглядит крайне мрачным. Я даже сказал бы, что за всеми тучами со всех сторон света Божьего не видно. Если Россия не выберется из этих душных трущоб, то, по всей вероятности, мы идем - весь мир идет к Концу, и тогда можно сказать с апостолом: "Ей, гряди, Господи Иисусе". Однако вся наша русская духовная литература, наши старцы, наши святые, богодухновенные писатели и просто просвещенные люди Земли Русской более или менее предсказали и ужасы, и возрождение нашей Родины.

Препятствия этому возрождению я вижу два. Во-первых, нераскаянность нашего народа и натиск непомерных искушений в виде распущенности, бесстыдства, пьянства, наркомании. Как-то на одном собрании молодежи я сказал, что России придет полный духовный крах не от разгула большевизма, но тогда, когда будут избирать блудниц, называя их именами наших священных городов, прославленных нашими великими святителями и преподобными: когда выберут мисс Москву, мисс Киев, мисс Казань, мисс Новгород и так далее. Вы мне возразите, что это уже налицо. Но вы ошибаетесь. Да, мисс уже избраны, но это пока что простое, примитивное подражание Западу, но совсем не органическое явление, а потому не есть еще выражения глубинного нравственного растления. Дореволюционный общественный строй России именно и был глубоко растлен, и от такого органического повреждения Богом была допущена революция, кровавая купель, в которой многие безнадежно опороченные омылись и как-то спасли свои души. Так и в Великом Потопе многие люди спасли свои души, ибо всякое наказание Божье таит в себе милосердие, если кто примет его сердцем своим.

По всей вероятности, случаются в истории человечества такие глубинные повреждения, перерождения в зло, что необходимы для возможного спасения шквалы потрясения, даже катаклизмы, и все это по неизреченному милосердию Божьему. Во всяком грехе можно каяться, какой бы страшный грех ни был. Но попробуйте покаяться во всем своем порочном мировоззрении, которое вы себе сложили постепенно, день за днем, год за годом. Да ведь это вы весь налицо: вы срослись, сроднились с ним, а по закону естества человеческого вы непременно и живете по этому своему мировоззрению. Тут уже нет места покаянию, потому что человек не видит, в чем ему каяться конкретно. Ему, конечно, надо каяться во всем, с головы до ног, каяться, что он живет, дышит, ест и пьет, но это уже не покаяние, а перерождение полное - то, о чем говорил Спаситель с Никодимом: надо снова родиться. Для такого нового рождения у Господа суть бесчисленные пути - чудесное явление Савлу, будущему апостолу Павлу, чудесное перерождение Марии Египетской, болезни, потрясения и другие бесчисленные способы сокровенные, нам неведомые, для перерождения из безнадежно падшего в святого.

Но вернемся снова к России. Сейчас многие наши молодые люди и девушки посещают Россию, ее святыни, монастыри и поразительно чутко передают мне свои впечатления. Одна девушка написала мне замечательное письмо, в котором говорит: "Я ушла от одного иегумена, как от змеи"; от другого, претендующего на старчество, "я ушла обледенелая, пустая". Другой молодой человек мне пишет: "Какой чудный наш русский народ, верующий, простой народ. Среди них есть настоящие Христа ради юродивые, праведники, скромные, смиренные души. Сколько я видел этих русских глаз, молитвенных глаз, молчаливых, глубоких".

Есть еще одна опасность характера чисто умышленного, намеренного, планомерного. Злые силы столько потрудились, чтобы сокрушить Православную русскую державу, что для них возрожденная Россия - это ночной кошмар с холодным, леденящим потом. Один не то депутат, не то сенатор здесь, на Западе, заявил цинично: "Мы не допустим такого".

Что это значит?

Будут брошены все силы, миллиарды золота, лишь бы погасить пламя Русского Возрождения. Вот перед чем стоит сейчас Россия. Это почище Наполеона, Гитлера. Но если с нами Бог, то чего нам бояться? Все же только в этом и ни в чем другом. Итак, всем русским людям я хочу напомнить слова преподобного Серафима Саровского: "Спаси свою душу, и тысячи спасутся вокруг тебя". Мы же часто по своей деятельности уподобляемся евангельским словам о том человеке, увлекающемся желанием объять весь мир, губя свою душу.

Итак, оставим весь мир в покое и серьезнейшим образом займемся спасением своей души, и тогда, и только тогда, мы увидим много чудесного вокруг себя, нового, неожиданного, радостного. Не то уподобимся безумным людям, бьющим палками воздух. Масса энергии, движения, эффективности, а в итоге итогов - пустота, а все дело ни с места. Ну уж и хитер наш вечный враг дьявол! Так и ведет нас за нос, заставляя нас делать совершенно никому не нужные вещи, внушая нам, что это так важно, и одновременно исполняя нас чувством экзальтации, энтузиазма, эмоциональности и какой-то всегда нервной радости (страшно не люблю все эти слова на "э"-экуменизм, эволюция, эмансипация).

Мы же по нашей духовной незрелости и наивности принимаем эти чувства за Божью благодать, уловляемся на мякине и еще с большим рвением погружаемся в общественную, социальную суету. Тут кстати нам вспомнить и нашего Достоевского, как к старцу Зосиме пришла одна дамочка и заявила ему, что она весь мир возлюбила, так бы и заключила его в свои объятия. А вы уже знаете, что старец ей ответил. Итак, не будем уподобляться этой дамочке из Достоевского, а лучше от всего сердца обратимся к Богу, к Его Пречистой Матери и возопим: Боже, прости мне грехи и прегрешения мои, очисти меня, вразуми меня! - и скажем это от всего сердца, от всей души, вкладывая в эти слова все свое человеческое естество - и душу, и тело, так, чтобы ни одна клеточка нашего духовно-телесного существа не отсутствовала бы в этом вопле души.

И вы думаете, что Господь не ответит вам на такой крик вашей души?!

Непременно ответит! Да так ответит, что ног не почувствуете под собой, и просимое исполнится. Изыдет слово Божье от самого престола Пресвятой Троицы "Да будет...", и от слова сего вострепещет вся вселенная, весь космос, и все силы небесные устремятся исполнить это слово, и земля будет изгибаться перед волей Божьей. И там, где была гора, будет овраг, а там, где была равнина, станет гора. Все народы будут смотреть в священном ужасе на такое зрелище восстающей из моря крови очищенной, прощенной Святой Руси.

Можно, конечно, сказать, что я впадаю в фантасмагорию, взяв апокалипсический тон вещуна. Но мы ведь живем на самой грани этого. Откровения, даже, может быть, и вошли уже в последнюю фазу истории земной части Церкви Христовой, о чем и говорит нам эта последняя книга Священного Писания.

А разве можно говорить другим языком, когда пролито столько крови истинных свидетелей Христа Спасителя?! (По-гречески наше слово "мученик" звучит "мартириос", что и значит - свидетель и глубже определяет этот подвиг.) Наша Православная Русская Церковь дала столько мучеников, что можно одними святыми именами их заполнить все двенадцать книг новых месячных Миней и на каждый день. Мы ежегодно празднуем 40 мучеников Севастийских, а у нас есть где-то в тайге в Сибири яма, в которую падали по одному иереи Божий после выстрела одной пули в затылок и после утвердительного ответа на вопрос "Есть ли Бог?". Их было 60.

Да разве можно перечислить все роды жесточайших пыток, которым подвергались сотни тысяч православных?

Теперь уже, слава Богу, заговорили немного о Церкви Христовой, но еще неясно, как о каком-то учреждении, даже департаменте. Ее еще не чувствуют как сердце, как причину всего, как начало и конец, как средоточие во всем космосе. Ее голос еще не звучит ясно среди всяких течений: очень трудно разобраться в этом чертополохе мыслей, теорий, бесчисленных рецептов на возрождение, на обновление. Но настанет день, когда Церковь восстанет во всей своей красе и славе, и весь мир увидит Истину. Нашей Церкви будет дана власть встретить своего непримиримого врага Антихриста. А вы, молодые друзья мои, не падайте духом. Разве вы не видите, как благодать Духа Святого пробивает путь для Своей Церкви? Вся Россия волнуется, и волнуется весь мир. И вы, может быть, еще в своей жизни увидите это торжество.

Ну, вот и поговорил с вами. Призываю на всех вас Божью благодать.

Ваш искренний благожелатель.
Митрополит Виталий (Устинов), 1989 г.

Из писем (о Святой Руси)

Вы спрашиваете меня: "Русь Святая, где ты?" Не ищите ее нигде, она в Вас. Все письмо Ваше о ней говорит. Я даже сказал бы, что Вашими устами говорит Святая Русь, и это потому, что Вы каятесь в своих грехах, а выше покаяния здесь на земле ничего нет и быть не может. Слезы покаяния – это второе крещение, и это слезы сладчайшие. Только расширяйте эту Св. Русь в себе, ибо в духовной жизни не может быть остановки. Всякий застой – смерти подобный. Духа в себе не угашайте. Если вдруг почувствуете гнетущую тоску или печаль или уныние, а ещё хуже – безразличие и апатию, спохватитесь немедленно, бейте поклоны, бейте себя по лицу, вообщем, не жалейте себя, кричите к Богу, как утопающая кричит о помощи. Тогда Господь не оставит Вас и непременно ответит. Вы почувствуете себя окрыленной и хорошо поплачите и снова будете живой душой с Господом жизни не угасающей. Читайте жития святых, преп. Серафима Саровского, преп. матери нашей Марии Египетской. Чаще причащайтесь и много молитесь, посты соблюдайте строго, и Сам Господь будет Вас умудрять.

* * *

Я рад всем Вашим письмам и только потому, что в Вас я вижу русскую интеллигентную (в хорошем смысле, ибо это слово сильно испорчено было за последние полтора века) женщину, которая в сердце своем нашла Христа. Вся Ваша жизнь до этого обращения была не просто ошибкой; немного заблуждением ап. Павла, который гнал христиан, истинно веря, что они враги Божии. Вы по всей вероятности не были гонительницей, но были на стороне гонителей, мечтательницей, которой грезилось в большевизме что-то свежее, новое, привлекательное. Ваше счастье в том, что по причине Вашей молодости Вы не успели попасть в то поколение идейных идеалистов, атеистов и коммунистов, которых беспощадно уничножал товарищ Сталин, видя в них своих потенциальных врагов. Ваше счастье еще и в том, что Вы явились живой свидетельницей того, к чему привели коммунисты нашу родину после 70-ти лет их господства. Теперь Вам предстоит духовно и идейно укрепиться в вере православной. Духовно Вам надо научиться молиться, а идейно Вам надо расширить знание глубин неисчерпаемых святого православия. Сколько это будет возможно для меня, я помогу Вам.

Что касается молитвы, то начну с того, что напомню Вам слова св. ап. Павла в его послании к Фессалоникийцам: "Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите" (5, 16-18). Свв. Отцы Церкви Христовой от седых времен упорно стучали в двери этой тайны – непрестанно молиться, потому что в Священном Писании такие выражения такой важности являются не какими-то символами или отвлеченностями, а всегда были воспринимаемы, как заповеди, т.е. в буквальном смысле. Непрестанно – значит не больше не меньше непрестанно. Но как же можно это совершать, когда мы и трудимся в этой суетной жизни: должны постоянно обдумывать, планировать, загадывать на будущее, анализировать свое прошлое, да в конце концов просто спать, есть, наблюдать невольно за всем, что нас окружает, делается. А тем временем мы чувствуем над собой это слова, да не просто слова, а силы Божии, заповедь "непрестанно молитесь", от которой нам не уйти, не спрятаться, ибо это повелительно, звучит неуклонно, сильно, но все-таки не принудительно.

А когда мы посмотрим на свой этот котел – нашу голову, где непрестанно кипят мысли, которые мы даже не способны остановить, от чего Декарт даже сделал такой невероятный вывод: "я думаю, значит я есть", т.е. от факта, что человек непрестанно думает (Декарт заключил, что это и есть самое веское доказательство, что мы существуем) – то где тут вставить молитвенность, не говоря уж о непрестанной молитве?! Так вот свв. Отцы сделали поразительное открытие, что наша душевная сила чувства или, мы говорим, сердечная сила или, ещё проще, наше сердце обладает в нас самих некоей независимостью. От такого открытия только один шаг к тому, чтобы внимание духовного взора сосредоточить на этой сердечной силе и всеми своими усилиями привлечь сердце к молитве. Степени молитвы бывают разные: хорошо уже то, что притащишь свое тело в храм, а в том теле и свою душу. Выйдешь ли из храма таким, каким вошёл – не знаешь.

В храме все необыкновенно, иконы смотрят на вас, а вы смотрите на иконы, с которых смотрят на вас и люди, но не похожи на тех, что повседневно видишь; и пение ни на что не похоже, и ладан такой запах имеет, которого нигде не обоняешь. Все вообще необычное, но все куда-то приглашает, к чему-то лучшему, мирному, спокойному, и душа непостежимо на это откликается. Вот Вам один вид молитвенности. Ведь через глаза, уши, нос только душа, и ничто другое, смотрит, слушает, обоняет. Вот почему надо ходить в храм, и в особенности водить детей, у которых душа чище и глубже все впитывает. Затем начинаешь размышлять, слушать не молитвы, а смысл молитв, и невольно присоединяешься к смыслу, а смысл то пости всегда покаянная молитва. Поверхностно проходишь этапы своей жизни и ровно ничего греховного не видишь и таким возвращаещься домой. Однако, душа человеческая таинственно печатлеет в себе образы и мысли, которые глубже поверхностнаго впечатления, а потому медленно влияет и на ум, и на сердце. Вот Вам и другой тип молитвы.

Однако, все эти указанные виды молитв являются только преддверием, предисловием к молитве. Это предисловие необходимо. Ведь никто без азбуки не начнет писать сочинение. Так и в духовной жизни все последовательно и разумно. Господь говорит нам: "сыне, даждь Ми твое сердце" (Притчей 23, 26), не ум, а именно сердце, потому что в сердце заключается вся полнота личности человеческой. Вот и стала пред нами задача как молиться сердцем. И тут мы сталкиваемся с огромным первым препятствием, делаем какие-то потуги и ничего не добиваемся. Мы скоро себе отдаем отчет в том, что подумать мы можем о чем хотим, мыслью мы способны в одно мгновенье переселиться куда хотим, туда, где мы когда-то были хоть одну минуту во всей нашей жизни, что мысль наша подчиняется нашей воле. Но почувствовать что хотим не в нашей воле. Кроме того, Священное Писание нам красочно говорит о том, что "из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления" (Мф. 15, 19). Эти страсти и мешают сердцу молиться; оно как бы уже занято чужой силой, а выражаясь современным языком, оно оккупировано и не в нашей силе выгнать врага, т.е. диавола. Нодо, значит, прибегнуть к Богу с молитвой: "сердце чисто созижди во мне, Боже" (Псал. 50, 12), и только тогда Господь может очистить наше сердце. Поэтому св. прав. Иоанн Кронштадсткий говорит в своем труде "Моя жизнь во Христе": "Когда молимся сердцем, с нами происходит чудо изгнания бесов".

Свв. Отцы Церкви учат нас очень краткой молитве, которую называют Иисусовой молитвой: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного". Тут всего несколько слов и нет места для ума о многом задумываться. Эту коротенькую молитву надо повторять как можно чаще, стараясь сердцем, очищенным Богом, войти в слова этой молитвы. Так постепенно мы научаем наше сердце молитве, а оно так привыкает к этой молитве, что творит ее само без нашего волевого напряжения. Спим ли мы, делаем ли что, а сердце делает свое в любое время дня и ночи. Научившись так непрестанно молиться сердцем, мы становимся способными и любую молитву сердечно повторять. А когда кто молится сердцем, то весь человек без остатка молится Богу, и Господь такого человека слышит и внемлет ему. Конечно, за всю жизнь свою почти что каждый из нас испытал такие моменты, когда почти кричишь к небу о помощи и получаешь ее, потому что весь превращаешься в крик души, но святые не хотят ожидать всяких внезапных превратностей, но чтобы молитва их была бы всегда сердечной, как учит нас св. ап. Павел. Вот Вам краткий урок о молитве. Много было писано о ней, но я бы Вам не советовал придерживаться какой-нибудь системы, потому что системы молитвенной не существует, а если кто что и надумал, то это не от Бога, а что не от Бога, всегда кончается прелестью, опасной духовной болезнью. Когда одного святого спросили как научиться молиться, то последний ответил – молись, и сама молитва научит тебя всему.

Из писем Преосвященным

1. Архиепископу Лазарю, Тамбовскому и Обоянскому

Ваше Преосвященство, дорогой преосвященнейший Владыко!

Архиерейский Собор, на своем заседании в Лесненской обители во Франции, в присутствии трех чудотворных икон Божией Матери: нашей Одигитрии Курской-Коренной, Мироточивой Монреальской Иверской и Святыней обители Лесненской, окончательно убедившись, что Вы не только решили сами себя выделить в особую церковь, катакомбную, но уже и встали на этот путь, определяет Вас на покой.

Другими словами, Вы не запрещены в священнослужении, только отстранены от всякой административной деятельности. Если Вы хотите идти этим неканоническим путем, то будете запрещены в священнослужении со всеми грозными последствиями. Тут не может быть ни малейшего сомнения в силу этого законного Соборного решения, потому что это определение сделала та Церковь, которая возложила на Вас же святой Омофор при Вашей хиротонии.

Русская Православная Зарубежная Церковь, на основании всех правил может отобрать у Вас то, что дала Вам!

Прошу Вас, умоляю Вас опомниться и вернуться в строй нашего Архиерейского Собора.

Ваш искренний доброжелатель,

+Митрополит Виталий

2. Ему же

Ваше Преосвященство,

Посылаю Вам только что полученный мною факс от Вл. Лазаря. Прошу Вас познакомиться с этим текстом, а я скажу Вам свое мнение и мнение Вл. Евтихия.

Прочитав письмо, я соединился по телефону с Вл. Евтихием и просил его, как можно скорее, в ближайшее время посетить Одессу и поговорить лично с Арх. Лазарем, чтобы выяснить точно его положение. Кроме того, Вл. Евтихий уже получил сведения о сущности этого собрания, которое они имели.

Получив указ о запрещении, Вл. Валентин собрал свое духовенство и вызвал того же Вл. Лазаря из Одессы. На этом съезде присутствовал тоже Вл. Вениамин и духовенство его епархии. Помимо этого доклада, вот мнение Вл. Евтихия: На этом докладе, конечно, Вл. Валентин вел себя диктаторски, не принимая никаких совершенно поправок, никаких советов, а просто требовал от Лазаря и Вениамина согласия на полное отчуждение от нас. По мнению Вл. Евтихия, он не согласился с этим и уехал в Одессу вместе с Вл. Вениамином. Но настоящая причина его несогласия, этого его внезапного отъезда с совещания была та, что Вл. Валентин хотел послать в Одессу еп. Агафангела, как бы викарного или своего шпиона. Роль Агафангела была бы совершенно не понятная. Вл. Лазарь осознал, что он больше не глава, а главой всего этого только сам Валентин. А кроме того, у него будет под боком Агафангел, викарий Валентина и это совершенно парализует самого Вл. Лазаря. Вот, по нашему мнению, настоящая причина почему Вл. Лазарь отказался от участия и сотрудничества с Вл. Валентином. Так что это его "покаянное письмо" в данный момент имеет очень мало весу. Нам только следует вспомнить как два месяца назад он подписал все документы, в полном согласии с Валентином, а теперь он от него отходит. У нас за короткий срок от Вл. Лазаря два совершенно противоречащих документа. В первом он с ним согласен, а потом от него отходит по личным причинам...

...Пользуюсь случаем, добавлю еще одно Вам сообщение о том, что в Копенгагене на днях совершилось чудо, икона Божией Матери Иерусалимская, которая висела над царскими вратами стала чудодейственно слезоточить. Мое мнение, которое изложено в письме к Вл. Марку об этом событии, при сем прилагаю.

Ваш искренний доброжелатель,
+Митрополит Виталий

3. Ему же

Ваше Преосвященство, дорогой Владыка,

Много событий произошло за это короткое время. Вы подали на меня жалобу, на главу Церкви, что я вмешиваюсь в Ваши епархиальные дела. Вы должны знать, что по своей обязанности, я имею право увещевать архиереев, делать выговоры, посещать любую епархию не требуя никакого разрешения, а только уведомляя архиерея. Я даже имею право запрещать любого архиерея в служении, после чего должен немедленно известить весь наш архиерейский Собор о причинах такого мероприятия. Это моя священная обязанность. Слава Богу, мне не пришлось ни разу еще прибегать к таким крутым мерам, благо что весь наш епископат стоит на высоком уровне своих священных обязанностей.

Я опишу Вам картину, как она была по-настоящему в Петрограде. Мы стараемся там с помощью старосты А. Никитина и его супруги, Ольги Ивановны, основать свою собственную типографию, т.е. мы уже снабдили их самыми лучшими компьютерами. Теперь наша вторая задача дать им типографские машины, что мы скоро и осуществим. И вот я очень часто телефонирую им по делам, спрашиваю как обстоят наши типографские дела и как подвигается книга, которую они печатают за наши деньги. Он мне на все кратко ответил и сразу перешел на то, что у него болело в сердце. А вот, говорит он мне, нагрянула на нас комиссия из трех людей, которую прислал Вл. Лазарь, чтобы проверить нас, ибо поступила на нас Вл. Лазарю жалоба, что мы что-то делаем здесь не честное. И Вас никто не предупредил об этом? — спросил я. Нет, не предупредил. Хорошо, я говорю, тогда позовите того, который возглавляет эту комиссию, и к телефону подходит Кирилл. Я ему говорю, знаешь что, видимо Вл. Лазарь не знает способа как общается правящий архиерей со своими священниками, когда на одного из них бывает жалоба. Также как и жалоба может быть в Синод на архиерея. Во всех подобных случаях, эту жалобу непременно надо послать тому, кого это касается, чтобы он дал свой отзыв. Так это совершается в Церкви Христовой. Нельзя какую бы то ни было жалобу сразу принимать за истину и посылать комиссию, не предупредив священника, как некий карательный отряд. Делать это нельзя. Никогда это не делалось в Российской Церкви, ни у нас по традиции, которую мы продолжаем с Императорских времен. Я ему сказал, что теперь надо выйти из затруднительного положения. Ты скажи о. Сергию Перекрёстову, что тебе поручил Арх. Лазарь и, к сожалению, ты поспешил и не уведомил его. Бери всю вину на себя. Спасай лицо своего архиерея! Вот это точные слова, которые я сказал Кириллу. А потом, когда ты исполнишь это, скажи, что теперь мы все же приступим к делу приказа твоего архиерея. Лучшего трудно придумать, Владыка! И меня обвинять в том, что я вмешиваюсь в Ваши дела, просто абсурд. Вы должны благодарить меня за то, что я так прекрасно вышел из затруднительного положения и таким образом защитил Вашу честь. Вот как надо делать. Если возьмете наши правила еще царского времени, там так и указано как надо поступать со священниками. Не сразу же поверить любой жалобе и уже считать его виновным. Ибо когда Вы посылаете без предупреждения, да еще целую комиссию на автомобиле через всю Россию (из Одессы в Петроград), то значит Вы уже считаете священника виноватым. Как Вы можете так поступать, без следствия? И потому извольте всегда, дорогой владыка, поступать вот так: не верить никогда сразу никакой жалобе, а послать на отзыв, как мы это делаем. Когда была жалоба на архиерея, например на Вл. Валентина, то ему сразу эту жалобу дали, чтобы он дал свой отзыв на следующем Синоде. Так нормально поступают все. Тогда никогда не будет нарушена любовь. И никто ни над кем не будет иметь какой-то невероятной диктаторской власти, ибо это противно духу любви в Церкви Христовой.

Теперь второй вопрос, который мы разбирали на нашем Соборе. Вы объявили, что Вы глава катакомбной церкви и что Ваша церковь считается сестрой нашей Церкви. Это просто несерьезно! Кто может назвать сам себя главой церкви? Вас может назвать главой или выделить в особую митрополию только наш Собор и никто другой. Владыка, это просто авантюра. Я Вас умоляю прекратить это! Всеми силами прекратить эту затею. Я иначе не могу это назвать. Похоже это на то, что я вдруг провозгласил бы себя Китайским императором! Вы мне скажете, что Вы живете в Советском Союзе, что у вас условия особые. Владыка, каноны суть каноны и никогда каноны не могут быть упразднены. Боком вылезет все это. Канон есть канон и никакие события не могут этих канонов опровергнуть. А Вы поступаете совершенно антиканонически. Вы вступаете на путь авантюры, чистой духовной авантюры и, уверяю Вас, Владыка, это кончится бедственно.

Еще раз я Вас умоляю и прошу одуматься хорошенько и встать в строй, в котором Вы были и из которого Вы хотите выйти, или Вы, может быть, уже вышли. Вот это я должен Вам сказать, потому что мне просто жалко Вас. Вы были столько времени с нами и ушли, и обвиняете меня, что я окружен масонами. Владыка, это просто несерьезно! Уверяю Вас, что в моем окружении нет масонов. Это просто Ваша фантазия. И Вы обвиняете меня в такой вещи? Куда это годится? Прошу Вас одуматься и как-то выпрямить Вашу архиерейскую линию, чтобы она была в рамках и логики человеческой, и этики человеческой, и, главным образом, в рамках канонов Святых Отцов наших и правил Апостольских.

Храни Вас Господь.

Ваш искренний доброжелатель
+Митрополит Виталий

Письмо по поводу событий в Сербии

Мы не должны оставаться безразличными к последним событиям в Сербской Церкви. Как всем известно, Московский Патриарх Алексий приезжал в Югославию и сослужил с Сербским Патриархом Павлом.

Несмотря на то что не было еще нашего, ни соборного, ни на уровне Синода решения, благоразумие нам должно подсказать быть очень осторожными по отношению к Сербской Церкви.

Отныне мы не должны приглашать их участвовать в наших богослужениях, ограничиваясь просто молчанием без всяких, хотя бы даже справедливых укоров. Другими словами, молчаливо духовно от них отстраниться. В неизбежных бытовых частных встречах указать им на наше недоумение и несогласие.

Митрополит Виталий,
31 июля 1999 года"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования