Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
09 апреля 22:16Распечатать

ИВАН ИЛЬИН: ВЕРА КАК ЖИВОЙ КЛЮЧ К ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ. К 120-летию со дня рождения


9 апреля исполняется 120 лет со дня рождения выдающегося философа Ивана Ильина.

Иван Александрович Ильин, великий русский религиозный мыслитель, ученый-правовед, культуролог, оратор и литературный критик, родился 28 марта (9 апреля по н.ст.) 1883 года в Москве в дворянской семье. Его дед строил Большой Кремлевский Дворец, состоял его смотрителем и комендантом. Крестным отца был император Александр II. Дед по матери врач Ю.Ш. фон Штадион эмигрировал в Россию из Германии в 1830-х гг.

В 1901 году Иван Ильин поступил на юридический факультет Московского университета, где изучал право под руководством известных философов-правоведов П. И. Новгородцева и кн. Е. Н. Трубецкого. По окончании курса был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Стал доктором государственных наук (1918), защитив диссертацию "Философия Гегеля как  учение о конкретности Бога и человека". Был приват-доцентом и профессором философии Московского университета (1918-1922).

Февральскую революцию воспринял как "временный беспорядок", а большевистский октябрьский переворот - как катастрофу, активно включившись в борьбу с новым режимом. Неоднократно арестовывался, в последний (шестой) раз – в сентябре 1922 года, после чего вместе с большой группой философов, ученых и литераторов был выслан из России в Германию на "философском" пароходе "Обер-бургомистр Хакен".

После этого жил и работал в Германии, занимая должность профессора в Русском Научном институте (1922-1934). Активный идеолог белого движения, он выступал с многочисленными лекциями в городах Германии, Франции, Швейцарии, Чехословакии, Югославии и Латвии, занимался издательской деятельностью. Его основной темой стал анализ духовной сущности революционной катастрофы и духовное возрождение России. Бурную и горячую полемику вызвала его книга "О сопротивлении злу силою" (1925). В 1927-30 он редактирует и издает "Русский колокол" - журнал "русской волевой идеи".

После прихода к власти национал-социалистов мыслитель подвергался преследованиям гестапо. В 1938 году, после того как нацисты наложили запрет на его печатные труды и публичные выступления, Ильин выехал в Швейцарию, где смог обосноваться с помощью денежного залога, внесенного С.В. Рахманиновым и избавившего его от насильственного возвращения в Германию (он был лишен, однако, права на работу и политическую деятельность). В последующие годы жил в пригороде Цюриха Цолликоне, писал философские книги, выступал с лекциями и анонимно занимался политической публицистикой.

Умер Иван Александрович Ильин под Цюрихом 21 декабря 1954 года.

Иван Ильин является автором более 40 книг и 300 статей на русском и немецком языках. Написанные более полувека назад, книги и статьи Ивана Александровича Ильина стали явлением нашей жизни в конце 80-х годов. Круг тем, охваченных Ильиным, исключительно многообразен. Среди них – проблемы идейной разъединенности русской эмиграции, размышления над феноменом внешнеполитической и внутренней жизни коммунистической России, анализ причин и существа русской революции 1917 года. Перу Ильина принадлежат "Опасности и задания русского национализма", поразительные по ясности ума пять рассуждений на тему "Что сулит миру расчленение России" и многие другие вещи, в которых он формулирует русскую идею, столь весомую для осознания нашей национальной идентичности.

Его двухтомная диссертация считается одним из лучших комментариев философии Гегеля. Рассматривая ее как систематическое раскрытие религиозного опыта пантеизма, Ильин констатирует "кризис теодицеи" у Гегеля и неспособность "разумного понятия" полностью подчинить себе "иррациональную стихию" эмпирического мира.

Идеи правового государства были сформулированы Ильиным в серии брошюр, изданных после февральской революции. Законченный им в 1919 фундаментальный труд "Учение о правосознании" был опубликован уже после его смерти ("О сущности правосознания", Мюнхен, 1956). Относя право к духовной среде, Ильин сформулировал три "аксиомы правосознания", лежащие в основе правовой жизни любого народа: "закон духовного достоинства", "закон автономии" (гражданин как внутренне свободный ответственный волевой центр, истинный субъект права) и "закон взаимного признания" (взаимное уважение и доверие между другими гражданами и государственной властью).

Ильин не принадлежал к плеяде последователей В. Соловьева, с которыми связывают обычно русский религиозно-философский ренессанс начала 20 в. О своей книге "Поющее сердце. Книга тихих созерцаний" (закончена в 1947 г., опубликована в 1958 г.) Ильин писал: "Она посвящена не богословию, а тихому философскому Богохвалению... Я пытаюсь заткать ткань новой философии, насквозь христианской по духу и стилю, но совершенно свободной от псевдофилософского "богословствования" наподобие Бердяева-Булгакова-Карсавина и прочих дилетанствующих ересиархов... Это философия простая, тихая... рожденная главным органом Православного Христианства - созерцающим сердцем". В центре описываемой Ильиным феноменологии религиозного опыта стоит понятие религиозного "акта" как личного духовного состояния человека в его предстоянии Богу ("Аксиомы религиозного опыта", т. 1-2, 1953).

Рассуждая о национальной духовной культуре, Иван Ильин подчёркивал, что духовное творчество невозможно без облагораживания его религиозной верой. "История не знает культурно-творческого и духовно-великого народа, пребывавшего в безбожии. Самые последние дикари имеют свою веру. Впадая в безверие, народы разлагались и гибли". От совершенства религии зависит и высота национальной культуры.

Когда русский народ творит, говорит Ильин, то он "ищет увидеть и изобразить любимое. Это основная форма русского национального бытия и творчества. Она взращена Православием и закреплена славянством и природой России".

Ильин верил в неискоренимость народной веры. Говоря о подвиге исповедничества русского народа спустя двадцать лет после установления большевистского ига, он свидетельствует: "За двадцать лет русский народ научился сосредоточиваться в молчании, очищать и закалять свою душу перед лицом смерти, молиться шепотом, организовывать церковную жизнь в гонениях и закреплять ее в тайне и тишине. Закладывается фундамент новой России: она будет строиться на священной крови и на молитвенных слезах. И ныне, после двадцати лет гонений, коммунисты должны были признать (зимой 1937 г.), что одна треть городских жителей и две трети сельского населения продолжают открыто веровать в Бога. А сколькие из остальных веруют и молятся втайне?"

Но мыслитель не мог не видеть и оборотную сторону медали. Сам изгнанный со своей земли, он равно скорбел как о потерявших родину, так и о лишившихся веры соотечественниках: "Горько за русских людей, или порабощенных и (что всего ужаснее!) постепенно приобретающих привычку к рабству и тирании, или же рассеянных по чужим землям и народам на положении бесправных, подозреваемых, еле терпимых чужестранцев. Больно; и горько; и стыдно за наше гнилое время, и за недостаток людей с духовным хребтом и характером; и тревожно за поколения, разучающиеся любить и веровать".

Ильин считал, что всё лучшее, что есть в русском народе и что было в его добольшевистской государственности, он почерпнул в своей тысячелетней православной истории: "Православие вскормило в России чувство ответственности гражданина, чиновника и Царя пред Богом, и прежде всего упрочило идею призванного, помазанного и Богу служащего монарха. Благодаря этому тиранические государи были в истории России сущим исключением. Все гуманные реформы в русской истории были навеяны или подсказаны Православием".

Будучи убежденным монархистом, Ильин всегда оставался "непредрешенцем", считал, что навязывать монархию народу, "разучившемуся иметь царя", неосмотрительно и вредно.(Непредрешенцы признают богоустановленность власти Царя, но готовы подчиниться воле народа). Для России после крушения большевизма Ильин считал необходимым найти разумное сочетание монархических и республиканских начал с аристократическим, ведущим слоем "национальной диктатуры". Истинный патриотизм он определял как любовь к духу своего народа.

Ильин приходит к следующему выводу в своих размышлениях о русском национальном сознании: "Мы Западу не ученики и не учителя. Мы ученики Богу и учителя самим себе". Мы должны искать "русского видения, русского содержания и русской формы". "Русским людям надеяться не на кого, кроме Бога и своих собственных сил. Но чтобы найти в самом себе необходимые для борьбы силы и умение, необходимо отчаяться во всем и во всех, кроме Господа; необходимо восстановить свою религиозную веру как таинственный и живой ключ к духовной жизни".

По материалам издания "Русское поле" и интернет-проекта "Иван Ильин"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования