Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 апреля 11:45Распечатать

Иван Федоров. АКСИОМА ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ: 1=3. Как владимирские чиновники ущемляют права верующих и интересы государства


В последнее время регион-33, как называют Владимирскую область, сотрясают волны, расходящиеся от скандального дела, связанного с изъятием у Суздальской епархии Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) 13 храмов (а точнее, 11 храмов, колокольни и святых врат). 

Так, по крайней мере, выглядит - с точки зрения прав верующих - процесс, продолжающийся в находящемся во Владимире Первом апелляционном арбитражном суде. Между тем, закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" суд предпочитает вообще не учитывать, утверждая, что все дело сводится якобы к защите государственных интересов против частных лиц.

В зале суда разыгрывается спектакль, в котором якобы некие частные лица (на самом деле коллективы церковных общин) распоряжаются памятниками истории и культуры, а государство (на самом деле частные чиновники Владимирского территориального управления Росимущества) хочет восстановить над ними свою власть. Но, как говорят в политической науке, если считать, что власть есть игра, то следует выйти за пределы игрового поля и посмотреть, как формируются правила этой игры.

Начнем с того, что этот процесс ущемляет права верующих, а стало быть, наносит ущерб интересам государства, поскольку Российская Федерация в соответствии с конституционными нормами и соответствующим законодательством выступает гарантом этих прав. Особенно заметно, как пытается скрыть эту неприятную особенность данного дела истец, когда суду приходится рассматривать документы, касающиеся церковной общины Цареконстантиновского собора и Скорбященской церкви – главных приходов РПАЦ в Суздале. Как без всяких сомнений можно заключить из представленных суду документов, церковная "двадцатка" была зарегистрирована еще в 1978 году, когда каждому, как теперь говорят, "физлицу" приходилось рисковать за участие в ней отнюдь не бумажными деньгами, а подлинным противостоянием с системой атеистического государства. Но представитель Владимирского теруправления Росимущества Елена Кострова (особа молодая и краснощекая) утверждает, что в нынешнем арбитражном суде эти частные лица уже никого не представляют, потому что после 1991 года в документах появляется "юрлицо".

Между тем, именно в интересах государства пресловутые "физлица", формировавшие с позволения госуправления по делам религий церковные приходы, получили в 1990 году законное право регистрировать общины в качестве юридических лиц. Тогда как выступающая от имени государства г-жа Кострова потребовала от суда установить, что первая "20-ка" не имеет никакого отношения к церковной общине 1991 года, а та – к зарегистрированной в 1997-м. Довод о наличии в составе учредителей одних и тех же людей она с легкостью необыкновенной парировала: мол, закон не запрещает одним и тем же лицам участвовать в учреждении разных фирм и фирмочек. Ну да что взять с молодого юриста – как начальство приказало, так и передает. Только за верующих обидно – ведь 30 лет истории нашей страны прошло, а для этой девушки вся история выразилась, похоже, в примитивной аксиоме современной теневой экономики: 1=3.

Но зачем же ведущим этот процесс судьям понадобилось (а именно такие вопросы они задают) испытывать сомнения в том, что приход состоит из верующих, а епархиальное управление без объединяющей приходы епархии не должно существовать? В первую очередь, напрашивается такая очевидная мысль: здесь хотят применить практику ликвидации фирм-однодневок, достаточно отработанную судьями, трудившимися ранее в обычном арбитражном суде. Есть и соображение второго порядка: представители истца и судьи прорабатывают практику создания и ликвидации "церковных общин-однодневок". Впрочем, это неприятное предположение еще должно найти свое подтверждение в будущем, а пока можно констатировать лишь, что во Владимире мы имеем такой процесс, который соответствует стандартам времен застоя, когда законодательного обеспечения права на свободу совести попросту не было.

Тем более, когда речь шла об охране памятников истории и культуры. Какие только учреждения ни располагались тогда под церковными сводами – от планетариев и домов культуры до гаражей и вытрезвителей. Если бы не было таких церковных общин, судьба которых решается ныне в стенах Арбитражного суда Владимирской области, то страна не досчиталась бы многих своих храмов. Ни для кого не секрет, что в бурные 90-е памятники нередко имели значение только в качестве выгодных коммерческих точек, а то и хуже – просто точек, которые можно стереть с лица земли. Теперь, казалось бы, пора озаботиться их состоянием. Однако и сегодня в регионе, известном своей древней историей, где еще достаточно серьезных проблем в сфере охраны памятников, нашлась группа чиновников, которые и в этом вопросе сумели отделить себя от интересов государства.

Вместо того, чтобы делать работу, они ее имитируют. Словно бы забыв, что памятники, оказавшиеся в распоряжении РПАЦ, именно для того и были переданы государством Церкви, чтобы уберечь их от разрушения, они пытаются доказать, что хотят "спасти" объекты, оказавшиеся в пользовании верующих. В то время, как уместнее было бы заняться разрешением вопросов, связанных с отношением к памятникам со стороны строительных фирм и прочих коммерческих структур, они затеяли шумный процесс, нацеленный против общин РПАЦ, своими силами восстановивших и поддерживающих отданные им в пользование храмы в достойном виде. Когда читаешь, как бессмысленно утрачиваются в области памятники архитектуры, как походя снесли в Суздале старинный особняк, помешавший строительству коттеджа, возникает резонное недоумение относительно мотивов данного дела.

Либо за этим скрывается очевидное нежелание связываться с более трудными задачами (ведь справиться с верующими РПАЦ наверняка показалось не так уж сложно), либо во Владимирской области зреет новый проект, нацеленный на извлечение незаконных доходов в сфере охраны памятников. Потому что к закону и интересам государства нынешний процесс против РПАЦ имеет отношение весьма отдаленное. Отобрать храмы у тех, кто жертвовал свои силы и средства, чтобы сохранить их, – это не заслуга перед обществом. Заявлять в суде, что созданная более трех десятков лет назад приходская община была просто утратившей свой статус "группой физлиц", – это не язык закона.

Так что тем, кто надеется в результате этого скандала "заработать себе очки", кто, прикрываясь интересами государства, преследует свои личные цели (могут найтись и такие, кто спит и видит, как за изъятие храмов у РПАЦ получит какой-нибудь орденок), рассчитывать на благодарность родины особенно не за что. Общины РПАЦ непременно сохранятся, ибо там есть место и помощь для престарелых и больных, для бедных и многодетных – то есть для тех граждан, кто чиновникам представляется лишь ненужной обузой, народом без коттеджей и дорогих "тачек". А вот в отношении обеспеченных приличной государственной зарплатой любителей пускать пыль в глаза оргвыводы непременно последуют.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования