Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
07 апреля 14:03Распечатать

Доминик Блехер. ОРДЕН БРАТЬЕВ-ПРОПОВЕДНИКОВ (ДОМИНИКАНСКИЙ ОРДЕН). Часть первая. Образование Доминиканского ордена и его развитие


Понятие "ересь" большинству наших современников кажется достаточно безобидным. Чаще всего оно даже окрашивается массовым сознанием во вполне положительные оттенки: свободомыслие, неподвластность авторитетам, готовность восстать против устаревшей, окостеневшей догмы…

Принципиально иной была ситуация девять веков назад, когда Церковь была основной культурообразующей и организующей силой, когда, сумев воспрянуть после падения Рима, она объединила вокруг себя Европу, став фактически своеобразным "стержнем", на котором держался весь тогдашний миропорядок.

При таком построении цивилизации еретик являлся не только и не столько "борцом за идею", сколько бунтовщиком против государственного и общественного строя как такового. Ересь была грозной силой, которая зачастую использовалась разнообразными представителями "антисистем" в их противостоянии господствующей системе. Ergo борьба против ереси была адекватна борьбе против хаоса, который неизбежно наступил бы, если бы Церковь пала.

Самая страшная опасность нависла над Европой в конце двенадцатого – начале тринадцатого веков. Маркграфия Тулузская, современный Лангедок, была фактически целиком заражена вероучением так называемых катаров, или альбигойцев. Катаризм, зародившись в лоне христианской Церкви, развился в совершенно самостоятельную религию, воспринял многие идеи античных манихеев и их наследников – болгарских богумилов. И манихеи, и богумилы, и катары отрицали благого Бога-Отца, именуя его "Творцом Зла" (в обиход современного религиоведения вошел термин "Демиург", означающий собственно "Творец", но следует уточнить, что катары признавали за Богом-Отцом только право на творение материи, косной и отягощенной грехом). Христос, или, по катарской терминологии, Логос почитался ими за нетварного духа, принявшего зримый облик во имя избавления людей от власти Демиурга и освобождения чистых изначально душ (собственно, от греческого слова "чистые" – καθαροι – и произошло самоназвание секты) от порочных и отягчающих их бытие тел. Католическая Церковь, по учению катаров, есть служанка Демиурга-Сатаны, и служение ей есть служение вечной погибели.

Раймоны Тулузские, правители Лангедока, охотно ухватились за новое вероучение, видя в нем средство к обособлению от католической французской монархии и образованию независимого государства.

Главная проблема состояла в том, что Церковь не имела оружия против данной ереси. К тому моменту она уже достаточно долго правила Европой, а следствием власти неизбежно становится разложение и потеря морального облика. Существующие монашеские ордена достаточно прочно погрязли в жажде наживы и накопительстве, благодаря чему все сильнее утрачивали народное доверие, в то время как катарские учителя, подчеркнуто аскетичные, живущие только подаянием и не имеющие даже сменной одежды, являли собою гораздо более яркий пример подражания Христу.

Нужно было найти какой-то новый способ воздействия на массовое сознание, непохожий на прежние. А для этого нужно было найти человека, способного измыслить этот способ и воплотить его в жизнь.

И такие люди нашлись. В 1206 году Святой Престол направил в Лангедок группу священников, возглавляемую монахом-цистерцианцем Диего де Асеведой и его учеником Доминго де Гусманом. Почти сразу им стало ясно, что, дабы бороться с катарами, надо во многом уподобиться им и, подражая их аскетизму, нестяжанию и добродетели, при этом сохранить истинную веру. У катаров была традиция ходить по дорогам парами, и, прибывая в каждый город, собирать народ для публичной проповеди. Группа Диего и Доминго начала действовать подобным же образом. Зачастую катарские и католические проповедники прибывали в какое-либо селение одновременно; тогда начинался диспут, которому городское население внимало с неизменным интересом.

Начинаниям Диего и Доминго способствовал успех. В первые же годы своей проповеди они сумели увеличить свою общину примерно втрое и вырвать из тенет катаризма немалое количество городов. После смерти Диего Доминго, возглавивший общину, решил узаконить ее существование, организовав новый монашеский орден. Что и было утверждено 22 декабря 1216 года буллой Religiosam vitam Папы Гонория III.

Девизом нового Ордена стало воззвание "Laudare, Benedicere, Praedicare" - "Восхвалять (Господа), благословлять и проповедовать". Таким образом, в отличие от, например, бенедиктинского ордена (девизом которого было "Orae et Laborae" - "Работать и молиться") ученики Доминго сразу заявили о себе как о сообществе, деятельность которого направлена вовне, в мир. У братьев-проповедников не было монастырей, стоящих в уединении, их обители традиционно располагались прямо в городах, а основная деятельность их сводилась к проповеди и просвещению.

Орден изначально был организован как двойной – параллельно существовали мужская и женская ветви, или Первый и Второй Ордена.

При жизни Доминго название "доминиканцы" не употреблялось. Зато после его смерти и канонизации оно достаточно быстро стало общеупотребимым. Также получило широкое распространение образное именование ордена – Псы Господни. Оно было основано, во-первых, на своеобразном каламбуре (по-латыни Псы Господни – Domini Canes), а во-вторых, на том, что гербом Ордена было изображение собаки с факелом в пасти – доминиканцы осознавали собственную роль в Церкви как роль пастушеских собак при стаде Овец Христовых.

Если вначале доминиканцы осуществляли пастырскую деятельность главным образом в приходских церквях, то впоследствии, чтобы избежать трудностей во взаимодействии с приходским духовенством, деятельность доминиканских проповедников постепенно переместилась в церкви при монастырях. При них же возникали различные церковные братства и общины мирян-доминиканцев.

Образовательная деятельность достаточно быстро стала второй главной целью для братьев Ордена (наряду с первой и главной – проповедью). Во многих городах создавались богословские учебные заведения доминиканцев, имевшие тесные связи с университетами; доминиканские богословы вели преподавательскую деятельность в высших школах Парижа, Оксфорда, Болоньи, Падуи, Флоренции и Кёльна. В числе наиболее известных средневековых доминиканских богословов и ученых – Альберт Великий, Роберт Килуордби, Пётр из Тарантеза (впоследствии Папа Иннокентий V) и прежде всего св. Фома Аквинский, учение которого (томизм) стало основой доминиканской богословской школы, а впоследствии было принято как базовая теологическая доктрина Церкви. У доминиканцев появился второй девиз – "Contemplare et contemplata aliis tradere" ("Созерцать и созерцаемое передавать другим").

Впоследствии лицом Ордена стали именно доминиканцы-преподаватели. Сейчас сеть доминиканских учебных заведений охватывает всю Европу, лишь ненамного уступая иезуитской. Широко известны библейско-богословские общества братьев-проповедников, более того, именно доминиканские библеисты чаще всего выступают на разнообразных межконфессиональных конференциях от лица католической Церкви.

Вообще доминиканцы – один из наиболее социально активных католических орденов. Когда в середине XX века было организовано движение "рабочих священников", члены которого устраивались на фабрики, заводы и таким образом занимались "проповедью изнутри" среди рабочего класса, именно доминиканцы стали его первыми членами. Они же участвуют сейчас в оформлении большинства социальных доктрин Церкви.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования