Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 марта 16:17Распечатать

Протоиерей Валерий Алексеев. КАНОНИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАСКОЛА, САМОЧИННОГО СБОРИЩА, УНИИ, РАЗДОРА И КАНОНИЧЕСКОГО РАЗРЫВА. "Иерархальный" подход. Часть первая


Господь Иисус Христос, основывая на земле Церковь, завещал Своим последователям: "Да будут вcu едино" (Иоан. 17, 21), утверждая это единство на Божественном принципе Лиц Пресвятой Троицы.

О таинстве единства Кафолической Церкви священномученик Киприан Карфагенский, в своё время, писал: "Таинство единства, этот союз неразрывного согласия, обозначается в сказании евангельском о хитоне Господа Иисуса Христа. Хитон не был разделён и разодран, но достался целостно одному, кому выпал по жребию, и поступил в обладание неиспорченным и неразделённым (Иоанн. 23,24). Он имел единство свыше, происходящее с неба от Отца, и потому не мог быть раздран теми, кто получил его в обладание; но целостно, раз навсегда, удержал крепкую и неразделимую связь свою. Поэтому не может обладать одеждою Христовою, кто раздирает Церковь Христову. Напротив, когда, по смерти Соломона, царство и народ его должны были разделиться, то пророк Ахия, встретившись с Иеровоамом царём, разодрал одежду свою на двенадцать частей... (III Цар. 11, 31,32,36). Итак, когда двенадцать колен Израильских должны были разделиться, то пророк Ахия раздирает свою одежду. Но как народ Христов разделиться не должен, то и хитон Христов, сотканный навсегда, не был разодран возобладавшими им: нераздельною крепостию своей связи он указывает на неразделимое согласие всех нас, которые облеклись во Христа. Таким образом, таинственным знамением своей одежды Господь предъизобразип единство Церкви".

Церковь - общество не национальное, не гражданское, не политическое, а мистическое. Общество, где иерархия, которая как условие её целости и единства, через совершаемые Таинства, приобщает верующих к спасительной жизни во Христе Иисусе.

Но Таинства действительными, спасительными и благодатными могут быть только тогда, когда законна и действительна иерархия Церкви.

Установление церковной иерархии имеет своё основание в Ветхом Завете. Только из дома Аарона выходили первосвященники и священники. Только им было дано право совершать богослужения. Любой израильтянин из другого колена, попытавшийся бы стать священником, стал бы не священником, а похитителем духовной власти священнодействия.

Ещё более высокое значение приобретает иерархия новозаветная. Ныне "существующая в церкви иерархия имеет своё основание в праве преемства пастырского, преподанного ей апостолами, имеющего, в свою очередь, свой корень во власти Иисуса Христа, пославшего апостолов, подобно тому, как Сам Он был послан от Бога", - пишет св. Климент. Таким образом, новозаветная иерархия основана Первосвященником по чину Мелхиседекову, Господом Иисусом Христом (Евр. 4,14; 5,6) и имеет Божественное происхождение.

"К основным нормам церковного порядка относится и то, что главным условием церковной организации служит богоустановленность церковной иерархии", - пишет профессор Бердников.

Итак, главное - это законность церковной иерархии. И здесь сразу возникает противоположность: если в деле спасения так важна законность иерархии, значит, может иметь место и незаконность таковой. Значит, параллельно с Церковью может существовать не только легион сектантских обществ, но и псевдоцерковь, квазицерковь, или безблагодатное общество, которое отсечено или отпало от тела Церкви, а лжеиерархия таковой незаконно присваивает себе функции и прерогативы законной иерархии.

Это особенно остро чувствуется в современной истории, когда от Единой Христовой Церкви отпадают или отщепляются религиозные общества, называющие себя "церквами", с размножающейся незаконной лжеиерархией, когда даже внутри Православных Поместных Церквей возникают теории и доктрины, течения и движения, в корне противоречащие евангельскому учению о Церкви, о церковном управлении, о чистоте веры; когда под видом правоверия поселяется ересь; когда под видом иерархической власти внедряется авторитаризм, за которым следует угасание соборности.

А что такое церковная власть в Церкви Христовой? "И церковная власть, и церковное властвование по своему характеру коренным образом отличаются от власти и властвования, существующих вне Церкви. Церковная власть есть иерархия, т.е. священная власть, преемственно существующая от Христа Спасителя и св. Апостолов, осуществляющая специальные, воспринимаемые в таинстве священства, церковные полномочия, специальные права и обязанности, всецело направленные к одной цели - служить вечному спасению людей. По своему характеру эта власть - не господствование, соединённое с внутренно-принудительным воздействием, таким воздействием, которое сильно не внешне, а внутренне, поскольку оно свободно реципируется церковным обществом, как основанное на Богооткровенной истине и осуществляющееся при таинственной помощи Божией".

Рецепция подчёркивает соборность Церкви, участие в её жизни всего голоса Церкви, "где в вопросах веры нет различия между учёным и невеждою, церковником и мирянином, мужчиною и женщиною, государем и подданным, рабовладельцем и рабом, где, когда это нужно, по устроению Божию отрок получает дар ведения, младенцу даётся слово премудрости, ересь учёного епископа опровергается безграмотным пастухом, дабы все были едины в свободном единстве живой веры, которое есть проявление Духа Божия. Таков догмат, лежащий в основе идеи собора".

Св. Василий Великий в своём Первом каноническом правиле говорит не только о еретиках, которые "совершенно отделились от Церкви и лишились самой веры",8 но и о двух других обществах, отпадших от Церкви: о раскольниках (схизматиках) и самочинниках (парасинагогах): "Расколы (схизмы) составляют те, которые иначе мыслят о некоторых церковных предметах и вопросах (канонических и дисциплинарных - прот. В.А.), кои, однако, легко могут быть примирены".

Зонара, толкуя и это, и 33-е правило Лаодикийского Собора, пишет: "Раскольниками (схизматиками) называются те, которые относительно веры и догматов здраво мыслят, но по некоторым причинам отделяются иустрояют свои отдельные собрания". А епископ Никодим Милаш дополняет: "Вообще на расколы церковь всегда смотрела как на одно из самых больших преступлений против церкви. Так, например, Оптат Милевитский (IV века) считал раскол одним из величайших зол, большим, чем человекоубийство и идолопоклонство. Сравнивая раскол с ересью, Златоуст говорит, что разрывать единство и полноту церкви - не меньшее зло, чем создавать ересь. И поскольку раскол, в виду этого, достоин осуждения, постольку он ещё большего осуждения заслуживает по своим последствиям, ибо в конце концов всякий раскол превращается в ересь".

В толковании на 6-е правило Второго Вселенского Собора тот же епископ Никодим, основываясь на писаниях Отцов, пишет: "В творениях святых отцов и учителей церкви раскольники довольно часто обозначаются именем еретиков. В действительности мы находим много расколов, которые при возникновении своём ещё держатся православия, но потом мало-помалу отступают от него и усваивают себе ту или иную ересь, от которой уже больше никогда не отделяются".

Далее: самочинное сборище (парасинагога) "является, когда какой-либо из непокорных епископов или пресвитеров, вместе с простым народом, собираются отдельно от церкви на молитвенные собрания, например, когда духовное лицо, запрещённое в священнослужении подлежащею духовною властию и не желающее подчиниться ей, соберёт вокруг себя ещё и других, отделится от кафолической церкви и начнёт самочинно священнодействовать. Это определение Василия вел. парасинагоги напоминает тех непокорных власти духовных лиц, кои, обходя своих законных епископов, самочинно хотят служить в церкви и против коих издано было много правил (An. 31; IV всел. 18; Трул. 31 и т.д.).

Заметим, что раскол (схизма) и самочинное сборище (парасинагога) по своей природе бывают сродни с ересью, что наблюдалось в прошлом и замечается в настоящем. В схизматическое общество со стороны, извне, вторгаются неправославные учения, да и в самих больных схизмой, или нарушением канонического порядка, обществах, в их богословии, возникают новые теории и доктрины, в корне противоречащие Евангельскому вероучению, святому Православию, святоотеческой традиции. И наоборот: возникшее на высоком иерархическом уровне неправоверие, или ересь, может стать основанием для раскола, ввергнуть в схизму. И, несмотря на все утверждения раскольников, что они принадлежат к Церкви и, собственно, есть Церковь, являются прикрытой неправдой, цель которой - оправдать себя и ввести в заблуждение верующих.

Кроме схизмы и парасинагоги, в случаях отпадения от Церкви, в её истории, со временем, появился ещё один прецедент, определяющий структуру общества, отпадшего от Церкви, и получивший название унии. Каноническое право Православной Церкви не знает такого определения, ибо унии возникали уже после Вселенских и Поместных Соборов первого тысячелетия по Р. X. Заметим, что "еретичествующие Церкви", или полностью отпадшие от Церкви еретические Исповедания, всегда стремятся присоединить и подчинить себе пребывающие в догматической и экклезиологической чистоте те или иные Поместные Церкви, или церковные области, навязать им своё догматическое учение, поставить их в каноническую по отношению к себе зависимость через союзы, или унии, краеугольным камнем которых всегда является вероисповедный компромисс, который выдаётся за икономию, чего, как мы увидим ниже, быть не должно.

Раскол,или самочинное сборище, может возникнуть снизу, когда от Церкви отпадают некие "безумные раскольники", и это отпадение перерастает в "рассечение тела Христова" - учреждение схизматического или самочинного общества (создания новой "церкви"), т.е. парасинагоги, в котором участвуют один или несколько "не ведающих своей меры" епископов, рукополагая тут же "своих епископов" и отпадая от единства с Поместной Церковью. Такие схизматики, на основании правил 13, 14 и первой половины 15 Двукратного Собора, аще пресвитер, или диакон, да "подвергаются извержению и лишаются всякия священническия чести"; монахи и миряне "да отлучаются вовсе от церкви", а епископ "да будет низложен".

Сложнее, когда схизма или уния возникает сверху, когда её возглавляют высшие иерархи Церкви, увлекающие за собой большую часть духовенства и народа Божия, а малая часть Церкви, исповедуя истинное Православие, тем не менее, из самих только себя не правомочна созвать Собор Поместной Церкви и осудить схизматиков. Ещё более дело осложняется, если схизма приобретает черты ереси, а сами ересиархи, обеляя себя, обвиняют в расколе исповедников.

В этом случае наступает такое состояние, которое получило название канонического разрыва. Надо отметить, что ни в правилах Апостольских, ни в правилах Вселенских и Поместных Соборов, ни в правилах Св. Отцов такого термина как канонический разрыв не встречается, хотя разрыв, как между Церквами, так и между иерархией, клиром и народом, наблюдается уже в истории ранней Церкви.

Подобных прецедентов в истории Церкви было много, особенно когда в какой-либо Церкви возникало неправославное учение, прогрессирующее к ереси, или утверждалось засилье ереси, когда какая-либо Церковь заболевала духовно, и еретические плевелы служили поводом к схизме. Истинно-православные христиане, а в первую очередь клирики, разрывают тогда свои отношения с еретичествующими, с заболевшими ересью, отделяются и ограждаются.

В этом случае вступает в действие вторая половина 15-го правила Двукратного Собора, которая провозглашает: "Ибо отделяющийся от общения с предстоятелем ради некия ереси, осужденныя святыми соборами и отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений".

Послушаем ещё комментарий епископа Никодима Милаша на эту часть 15-го правила: "Но если кто-либо из епископов, митрополитов или патриархов начнёт проповедовать какое-либо еретическое учение, противное православию, тогда прочие священно- и церковнослужители вправе и даже обязаны отделиться от подлежащего епископа, митрополита или патриарха, причём за это не только не будут подвержены какому бы то ни было каноническому наказанию, наоборот, удостоены будут похвалы, ибо этим они не осудили и не возстали против настоящих, законных епископов, а против лже-епископов, лже-учителей, и не раскол образовали они этим в церкви, напротив, по мере сил освободили церковь от раскола, предупредили разделение".

К этому можно только добавить, что клирики, знающие о еретичествесвоего епископа, митрополита, патриарха и не отделяющиеся от общения с ним, согласно второй половине 15-го правила Двукратного Собоpa, пo причинам различного характера, вольно или невольно, становятся "прикосновенными" и "совиновными" в проповеди их еретических высказываний.

(Продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования