Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 марта 16:20Распечатать

Антон Виноградский. АРХАНГЕЛЬСКОЕ ХЛАДНОКРОВИЕ. Архангельская область - редкий пример почти бесконфликтного сосуществования религиозных конфессий в России


Архангельская область представляет собой в определенном смысле пример бесконфликтного сосуществования конфессий в стране, имеющей свою культурообразующую религию.

В отличие от многих регионов РФ, администрация Архангельской области не отдает предпочтения какой-либо конфессии, здесь нет административно "приближенных" и "отдаленных" вер. В Архангельске вы не встретите угрожающих листовок "Осторожно – секта!", не услышите объявления о проведении пикета против "нашествия инославных". В то же время, если вы пожалуете "в гости" к какой-либо нетрадиционной для гипербореи конфессии - типа "Новоапостольской церкви" или неосикхской "Сурапт-йоги", - то Вам не придется выслушивать от них сердечные признания в стеснении со стороны господствующей в России религии.

И это при том, что в Архангельской области, как и в самом областном центре, религиозные организации представлены немалым спектром харизматических неопротестантских движений. Отпочковавшаяся от баптистов Церковь "Новое поколение", "Жизнь во Христе", пятидесятнического толка "Новый Вефиль", бостонская "Церковь Христа", "Всемирная Благодать" и подобные им организации открыто арендуют бывшие "культпросвет"-помещения для своих культовых мероприятий, либо обустраивают отдельные дома.

Община католиков, вопреки общей для России конфликтной ситуации, разразившейся в связи учреждением Ватиканом российских епархий, недавно получила земельный участок в центре города (на Поморской улице, примыкающей к Новгородскому проспекту). Поскольку проект постройки костела находится в стадии утверждения, то на данный момент последователи Римского понтифика арендуют 4-комнатную квартиру, в которой собираются около 20 человек.

Лютеранам безвозмездно помогает администрация города, предоставляя для богослужений шикарный концертный зал архангельской кирхи вместе с органистами (!). Последние, однако, обеспечивают музыкальное сопровождение лютеранских богослужений не совсем бесплатно. Зарплату они не получают, но их труд компенсируется финансовыми пожертвованиями лютеранской общины.

Не испытывают стесннений и такие религиозные новообразования как "Церковь Божьей Матери Державной" (богородичники). Они не только обустроили в отдаленном от Архангельска районе "Лайский док" (примерно 35 км от города) свой духовный центр, но и создали скит, где, по сведениям местных религиоведов, формируют женскую монашескую общину. Более того, даже пресловутые "Свидетели Иеговы" спокойно распоряжаются "Залами царств" в Северодвинске, активно миссионерствуя и в других районах Архангельщины, не вызывая со стороны общественности каких-либо протестов.

При всем "межконфессиональном хладнокровии" Севера, успехи Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП) в Архангельской губернии ничуть не ниже, чем в других регионах России. С 1996 г., за 7 лет служения епископа Архангельского и Холмогорского Тихона, которому в начале марта исполнилось 40 лет, число действующих храмов в области увеличилось втрое. Епископу удалось найти монаха даже для беспрецедентно удаленного от населенных пунктов Кожеезерского монастыря (70 км пешком по старой монастырской дороге до самого близкого поселка – Анциферова бора - или 30 км пешком по тайге до ближайшей лесовырубки). В этой связи, однако, наместник Кожеезерского монастыря отец Михей в течение нескольких лет остается единственным иноком этого монастыря. Кроме того, ему приходится "управляться" с 5-7 "трудниками", которые не выдерживают тяжестей почти древнеегипетской монастырской жизни и периодически меняются. Один из них даже совершил покушение на жизнь о. Михея, которого спас оказавшийся рядом рыбак.

В то же время Антониев-Сийская обитель, располагающаяся в 170 км от Архангельска, свидетельствует, что монастыри сегодня в России могут снова стать очагами просвещения. Этот монастырь, преодолевая повсеместные трудности, связанные с восстановлением и материальным обеспечением, одновременно ведет реальную миссионерскую и просветительскую работу. Ему удается выпускать два печатных периодических издания - "Духовный сеятель" и "Сiйский хронографъ". Иноческая жизнь в монастыре не ограничивается молитвой и трудовыми послушаниями, так называемым "трудничеством", – для всех монахов предназначена некая образовательная программа по изучению святоотеческой литературы, русской культуры, истории, для чего выделяется соответствующее время. Естественно, для каждого новичка, приходящего в обитель, содержание программы варьируется в зависимости от его изначального образовательного уровня.

Кроме того, Сийский монастырь ведет миссионерскую работу в миру, его настоятель архимандрит Трифон (Плотников) организует почти ежегодные Иоанновские чтения, где выступают не только "депутаты от Православия", но и религиоведы, знакомя участников чтений с общей религиозной ситуацией Русского Севера, что практикуется в подобных мероприятиях не всегда. О. Трифоном было организовано открытие филиала Православного Свято-Тихоновского богословского института и создание Архангельского общества местных краеведов.

Особенности "кадровой политики"

Не беря в расчет убежденных православных, в конфессиональном пространстве Архангельска можно выделить определенный слой "мигрирующих христиан" - тех искателей религиозности, которые частенько переходят из одной христианской конфессии в другую. Эта категория окончательно сложилась к концу 90-х годов, сегодня она состоит из тех, кто "попробовав себя" в разного рода харизматических неопротестантских движениях, так и не остановился в своем поиске, и продолжает мигрировать между адвентистами, новоапостальцами, "Новым Вефилем", "Всемирной благодатью" и т.п., заглядывая порой и к нехристианским НРД.

В этой связи иллюстрацией "северного межконфессионального хладнокровия" а, вернее, прозелитической выдержки, является кадровая политика католиков и лютеран, которые если и соглашаются принять кого-либо в свои ряды, то делают это не сразу, выдерживая "кандидата" немалый срок, давая ему лишний раз поразмыслить над "выбором вер". Так, "кадровая политика" Генриха Богдана–Левандовского, польского ксендза, возглавляющего католическую общину в Архангельске, создает впечатление, что он соблюдает некий "договор" о непосягательстве на другое "конфессиональное пространство". Имея хорошее представление о категории "мигрирующих христиан", ксендз тратит основные усилия не на привлечение людей в общину, а на то, чтобы отговорить очередного любителя религиозной экзотики в России от "искушения католичеством".

Любого крещенного в какой-либо христианской деноминации (не только в православии) ксендз просто отговаривает переходить в католичество, а некрещеным назначает "испытательный срок" в 6 месяцев катехизации. Вероятно, такая осторожность связана не только с уважением "главной конфессии" России, но и с пониманием недолговечности вероисповедных убеждений любого "искателя религии", а также того, что у россиян нет каких-либо прочных корней в "католической духовной традиции". Поэтому, не желая плодить номинальных католиков в России, священник осторожничает.

С одной стороны, такая "кадровая политика" помогает избежать лишних нареканий в прозелитизме на чужой "канонической территории", с другой стороны, создать, если вообще получится, серьезную общину, состоящую из убежденных приверженцев Римского понтифика.

Вопрос о межконфессиональных браках ксендз решает по правилам Синодального уложения, действовавшего еще в начале XX века. То есть, венчание предлагается совершить в той Церкви, к которой принадлежит муж – своеобразный "конфессиональный патриархат".

С подобной строгостью подходит к приему новых членов в свою Церковь староста архангельской лютеранской общины Нина Авгулевич, уполномоченная Северо-Западным пробством проводить весь лютеранский культовый ритуал, за исключением причастия. По ее словам, она исполняет обязанности пастора "на уровне проповедницы", учится в лютеранской теологической семинарии С.-Петербурга, по окончании которой должна состояться ее ординация.

Авгулевич на себе испытала опыт "быстрого роста" и стремительного распада прежней общины. Нужно сказать, что существовавшая вплоть до 1999 года лютеранская община Архангельска, оказалась жертвой амбициозных планов ее прежнего старосты старосты И.В. Бородина, пытавшегося взять курс на "русификацию" и эмансипироваться от лютеранского церковного начальства по примеру харизматических движений. В итоге для всех членов прежней общины оказались более привлекательными адвентизм и новоапостольство, чем собственно лютеранство.

В этой связи всем кандидатам в лютеранство также предлагается "испытательный срок", лишь по прошествии которого они могут считаться "благонадежными" единоверцами. Для уже крещенных в какой-либо христианской конфессии обязателен обряд конфирмации. Поэтому неудивительно, что Нине Авгулевич понадобилось чуть ли ни два года, чтобы сформировать необходимую "двадцатку".

Конспирологический рецидив атеистического 70-летия

В Архангельской области есть любители современной "катакомбной духовности". К ним, как ни странно, принадлежит община Международного союза евангельских христиан-баптистов, отказывающаяся регистрироваться. Ветеранами общины являются пожилые женщины, отказавшиеся регистрироваться еще в советское время и входить в официальный Совет евангельских христиан-баптистов, а "передовую часть" составляет среднее поколение, которое предпочитает играть в неофитско-сектантскую конспирологию.

Логика здесь следующая. Как сказала автору статьи одна из лидеров общины Екатерина Степанова, Церковь живет своей "внутренней жизнью", понять которую можно лишь "принявшим Духа", "детям Божиим" и т.д. Поэтому для религиоведов такая информация, как фамилия пастора Алексея, возглавляющего общину, принципы назначения или выбора главы общины, а уж, тем более, экономическое положение, не предназначена. По словам Степановой, все это – "внутренняя жизнь Церкви", доступная пониманию лишь ее членов.

Вероятно, поэтому для жизни подобной общины, как считает Е. Степанова, безразлично, признается или не признается свобода совести в том или ином государстве – "внешним" все равно никто ничего не скажет...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования