Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 января 14:49Распечатать

Людмила Суходольская. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ КАК РЕАЛЬНЫЙ ПРЕТЕНДЕНТ. Искусство стать выше личных предпочтений, умение выжидать и не срываться по мелочам делает эту кандидатуру весьма подходящей


По мере приближения к Поместному Собору предвыборная обстановка в РПЦ МП все более накаляется и усложняется. Берут свои слова обратно даже те, кто прочил безусловную победу на выборах митрополиту Кириллу, патриаршему местоблюстителю, самому публичному и популярному на данный момент архиерею.

До недавнего времени в качестве реальной альтернативы ему виделся только управляющий делами Московской патриархии митрополит Климент. Ожидалось, что время перед Поместным Собором пойдет в кулуарном перетягивании канатов и подковерном лоббировании двух основных претендентов. Однако формально никто еще не выставлял своей кандидатуры на патриарший престол, да и не мог выставлять ранее Архиерейского Собора, который состоится непосредственно перед собором Поместным. Так что предвыборного соперничества вроде бы нет, а наблюдателю со стороны остается только предполагать и догадываться. Учитывая же крайне закрытый характер всего, что касается иерархии в РПЦ МП, предсоборный период, как ожидалось, внешне должен был пройти в тишине и спокойствии. Но не тут-то было.

Как мы знаем, особо ретивые сторонники одного из претендентов постарались приложить все свои "миссионерские" таланты к тому, чтобы столкнуть две фигуры кандидатов с максимально возможным публичным треском. Зачем это было нужно, теперь уже поздно гадать. Но, похоже, что в результате столкновения пострадали обе стороны. "Кирилловцы" явно переборщили, нанеся непоправимый урон репутации своего лидера.

В результате все более реалистичным видится вариант, когда во избежание дальнейшего кровопролития потребуется выдвижение компромиссной и сбалансированной фигуры. Скорее всего – не меньшей весовой категории. Об одной из таких фигур мы уже писали, но в ракурсе не столько реалистичном, сколько в качестве воплощения определенных мечтаний и чаяний церковного, если можно так выразиться, электората.

Итак, Патриарший экзарх всея Беларуси, митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев). Его реальные качества, возможности и шансы для восхождения на патриарший престол. Не в последнюю очередь высказать свои соображения на этот счет нас побудили совершено ошибочные, как нам кажется, стереотипы и выводы относительно этой персоны, которые зачастую приходится слышать. Поскольку такого рода выводы выставляются в качестве решающих для оценки шансов этого претендента, то, ради возвращения к реальности, позволим себе эти выводы покритиковать.

Во-первых, на основании принадлежности митрополита Филарета к группе так называемых "никодимовцев" делается поверхностный вывод, что он должен безусловно быть на стороне такого же "никодимовца" митрополита Кирилла. Следуя такой логике, можно было бы тогда утверждать, что и митрополит Климент, как выдвиженец ОВЦС МП, сторонник митрополита Кирилла. В чем нас, кстати, и пытался в самом начале кампании убедить Андрей Кураев, вскоре сам ставший зеркалом той борьбы, существование которой так решительно опровергал, называя это выдумками светских, а то и антицерковных СМИ.

"Никодимовцы", при всем их взаимопонимании, общем стиле, а иногда и согласованности действий, все же не представляют собой ни партию, ни масонскую ложу. Все они чада одного родителя, но, как известно, братские узы далеко не всегда являются гарантией преданности. Достаточно вспомнить хотя бы житие библейского Иосифа и его братьев. Наличие общего наследия и даже общих интересов отнюдь не исключает наличие интереса личного и собственной политики. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь. Да в последние годы как-то особенно и не наблюдалось такой уж большой дружбы между "никодимовцами".

Еще более странно делать выводы о "кирилловской" ориентации всего белорусского корпуса соборных делегатов. Быть может, где-то в РПЦ МП избранные на Собор как-то публично и проявили свои взгляды и симпатии, но вот каким образом в серой без преувеличения массе белорусской делегации удалось рассмотреть признаки принадлежности к той или иной партии, это уж точно остается загадкой. С уверенностью можно сказать только одно – белорусы будут голосовать так, как повелит начальство, а какие у этого начальства соображения, судить нелегко, поскольку митрополит Филарет как умудренный политик скуп на излишнюю определенность, и если он что-то и говорит, то совсем не обязательно, что он так и думает, а тем более в соответствии с этим будет поступать. Логика его действий совершенно автономна от каких-либо привязанностей и идеологий. Можно было бы сказать, что он руководствуется практической церковной целесообразностью, но с некоторой поправкой на собственное понимание и церковности, и целесообразности.

В частности, хотя бы из той же практической целесообразности кандидатура митрополита Кирилла не выглядит абсолютно приемлемой хотя бы потому, что Белорусская Православная Церковь Московского патриархата, особенно под руководством нынешнего митрополита, связана довольно тесными отношениями с западными христианами вообще и с "мировым православием" в частности. Опять же, не столько по идеологическим, сколько по практическим соображениям. Что, между прочим, как раз в традиции "никодимовщины". А вот политика митрополита Кирилла, как известно, ориентирована ныне на русский церковный и национально государственный изоляционизм. То есть его практический вектор обращен не на щедрый Запад, а на могущественный Кремль.

И здесь мы переходим к следующему стереотипу, согласно которому митрополит Филарет якобы "привязан к белорусскому президенту", а потому якобы неудобен российской власти. Можно было бы спросить, а какой смысл тогда привязанному к белорусскому президенту митрополиту Филарету поддерживать ориентированного на российскую власть митрополита Кирилла. Но мы не будем этого спрашивать, поскольку тезис об этой привязанности не имеет под собой никаких оснований. На самом деле отношения белорусского предстоятеля православной Церкви и белорусского президента не так просты и однозначны, как это может показаться на первый взгляд. Просто в той же "никодимовской" традиции принято всей душой и сердцем поддерживать существующую власть. Но это отнюдь не предполагает какой-то личной привязанности. Окажись нынешний белорусский предстоятель в Москве, он точно так же совершенно естественным и безболезненным образом оказался бы "привязан" к власти российской. Кстати говоря, президент России Дмитрий Медведев направил в этом году личное рождественское поздравление митрополиту Филарету, что в период подготовки к выборам Патриарха имеет весьма немалое значение и уж никак не выглядит демонстрацией "нежелательности".

Большой вес кандидатуре митрополита Филарета придает и тот факт, что он всегда был в стороне от закулисной борьбы за московский престол, которая тихой сапой ведется уже многие годы. По умолчанию, среди первых кандидатур всегда был митрополит Кирилл. Его же предполагаемые соперники постоянно менялись: одно время ему противопоставлялся бывший Воронежский, а ныне Казахстанский Мефодий, затем -занимавший пост управляющего делами митрополит Сергий, и, наконец, нынешний глава патриаршей администрации митрополит Климент. Периодически внимание прессы переключалось и на митрополита Филарета, но ненадолго и, что интересно, не в противовес митрополиту Кириллу.

Если сейчас оглянуться назад, то волей-неволей приходит мысль о грамотной и дальновидной стратегии. У нас нет оснований утверждать, что действительно была такая обдуманная стратегия, но как-то все само собой сложилось в пользу белорусского экзарха. За ним, в конце концов, прочно закрепилась репутация иерарха объективного и лично незаинтересованного. Обладает митрополит Филарет и замечательным умением находить общий язык с представителями самых разных церковных партий – от "черносотенцев" до "кочетковцев", что трудно переоценить в нынешнее время внутрицерковных стычек и разрывов. Вообще митрополит Филарет не выносит скандалов и прилагает все старания любую ситуацию решить "в мире и спокойствии". Думается, что и ситуацию с епископом Диомидом он, если бы это было в его власти, до скандала не довел. Сумел же он "разрулить" напряжение вокруг Кочеткова, которое, казалось бы, уже неотвратимо вело к скандалу. И это притом что сам митрополит Филарет относится к движению "кочетковства" весьма критически. Вот это искусство стать выше личных предпочтений ради церковной целесообразности, умение выжидать и не срываться по мелочам делает его кандидатуру весьма достойной и подходящей для высшего церковного поста.

Минус только один, но, к сожалению, весьма существенный – сложное состояние здоровья. Хотя все во власти Божией, даже четырехдневный Лазарь не только восстал из мертвых, но успел, согласно церковному преданию, побыть епископом на Кипре. Так что все возможно верующему, была б только молитва. Может быть, этого и не достает?


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования