Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
26 декабря 18:26Распечатать

Людмила Суходольская. ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА ИЛИ СИМФОНИЯ ПРЕДВЫБОРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ. Митрополит Кирилл и его сподвижники раскручивают настоящую предвыборную гонку


Несмотря на пламенный призыв местоблюстителя не уподоблять процесс избрания патриарха светской предвыборной кампании, в первую очередь он же сам и его сподвижники мало-помалу раскручивают настающую предвыборную гонку, да еще и с куда большим накалом интриги, чем в миру.  Ведь что ни говори, а обычный предвыборный процесс предполагает как  минимум официальное выдвижение кандидатов, обнародование их программ, в той или иной мере публичные дебаты и прочие известные атрибуты.  Ничего такого в нашем церковном варианте нет и близко. Кандидаты всем известны, но их как бы и нет. Они обсуждаются, но не официально, в виде досужих размышлений. Агитация тоже в наличии, но как бы исподтишка. Да и цели этой агитации не совсем понятны. То ли на узкий круг выборщиков косвенно повлиять, то ли народ к итогу выборов подготовить.

Так что нам сегодня предоставляется редкая возможность полюбоваться на такое изощренное искусство пиара, которое при нормальной предвыборной кампании нам не увидеть. Для такого искусства нужны, конечно, и соответствующие мастера словесного материала. Такие, например, как диакон Андрей Кураев, из-под пера которого и вышел недавно классический образчик такой предвыборной агитационной продукции. Просто невозможно  пройти мимо, чтобы не насладиться тонкостями манипуляционных технологий, которые представлены под,  казалось бы, таким незатейливо прямолинейным заголовком: ""Патриарх Кирилл"- пора привыкать?"

Все в этой симфонии пиара построено на  контрапункте контрастных мелодий, которые то и дело неожиданно превращаются и перетекают друг в друга. Читатель, что называется ведомый автором, нежданно-негаданно оказывается в ловушке тех выводов, к которым вряд ли привела бы его собственная логика, ибо ориентирована статья, в основном, именно на тех, кто ставит под сомнение утверждение, вынесенное в заголовок. Неспроста поэтому первые абзацы, вопреки вроде бы уже заявленной безаппеляционности, представляют собой рассуждение о том, что мы ничего не знаем и знать не можем, что все "аналитики" здесь не более чем гадатели и прорицатели, раскладывающие пасьянсы под  Святки или Новый год. Поначалу напрягшийся читатель уже расслабился – вроде бы никто его не собирается агитировать, а святочно-навогодний дискурс, окрашенный прибаутками о Штирлице, погружает в еще более радушную и беззаботную атмосферу... Но чу, читатель,  готовься ловить блесну.

Незаметно безмятежный говорок автора переключается на католиков. У вас ведь сомнения по поводу филокатоличества основного претендента на патриарший престол, не так ли? Нет, тут никто вас не собирается разубеждать или, напротив, оправдывать симпатии к католичеству. У вас таких симпатий нет? Нет их и у автора, противопоставляющего исконную "надмирность" иерархии православной  и якобы неизбежную политическую ангажированность иерархии католической. И если вы вдруг заподозрили – естественно, только в глубине души, – что православный епископ предпочитает отмалчиваться по поводу своих мировозренческих или жизненных позиций, потому что считает ниже своего достоинства объясняться с вами или просто побаивается  публично засветиться и чем-то выделиться, то вас успокоят – все ведь потому, что он – "образ Вечности, а не "зеркало недели". Он говорит о церковных традициях и церковных праздниках, вновь и вновь повторяет святые библейские прописи".  И если религиоведы не могут уловить отличия одного митрополита от другого, то  "винить их в этом даже не стоит".  Их, то есть, конечно, религиоведов, – винить митрополитов вам и в голову не должно прийти, иначе статья не для вас.  Будь же горд, о православный, сколь выше всего мирского твой епископ, не то что епископ католический, погрязший в суете мира сего:

"Если католический епископ не реагирует на политические события - он кажется неадекватным. Если православный епископ начинает говорить о политике - он кажется неуклюжим. И прихожане, и наипаче светские люди в ответ пожмут плечами и в сердцах скажут: "Батюшка, тебе молиться что ли надоело, коль ты в политику полез?"
Стоп, это где же прихожане говорили подобное да еще в таком тоне епископу? Да, здесь у диакона явный перебор. Как видно, хотел немножко потрафить нашему самолюбию, что мы, мол, не такие и козявки – могём епископу и такое запросто рубануть, а получилось как-то неубедительно.  И если у вас это породило некоторые сомнения, то не без оснований. Потому что на самом деле буквально все сказанное об отличиях епископов православных и католических - не более чем фантазия вдохновенного миссионера. Все построено на наших полумифических сведениях о жизни католиков, епископы которых нам представляются в образе некоего кардинала Ришелье, активно интригующего на политическом поприще. Но чтоб убедиться в сказочности таких представлений, не нужно даже покидать пределы "канонической территории" Московского патриархата. Попробуйте, например, узнать, каковы политические взгляды хотя бы у Минско-Могилевского митрополита Тадеуша Кондрусевича. Ничего, кроме общих слов о важности сотрудничества с государством, вы от него не услышите. Это при том, что Тадеуш Кондрусевич отличается особенной публичной активностью и открытостью. Тишайшего же кардинала Казимира Свентека, ранее занимавшего эту кафедру, было в буквальном смысле не видно и не слышно.  Зато куда лучше слышно православного митрополита Филарета, непременного участника ключевых предвыборных агитационных мероприятий, инагураций и прочих демонстративных политических шоу  президента Лукашенко. При этом речи митрополита выходят порой далеко за пределы  "повторения святых библейских прописей" и отдают такой явной политической ангажированностью, что  смущают  даже очень благосклонных верующих православных.

Так что подброшенная нам такая лакомая, на первый взгляд, рыбка оказалась всего лишь фальшивой блесной на крючке. Можно было бы все списать на увлекающуюся натуру диакона, который не раз демонстрировал склонность создавать совершенно умозрительные теории, в которые тут же сам же начинал свято верить, но как-то уж явно преднамеренно повешенным кажется этот крючочек на блесне.

Если все же этот крючок вы проглотили, то ждет вас неожиданная подсечка. Оказывается, что все же есть у нас епископы с "необщим выражением лица". И, вопреки всему выше сказанному, вроде как самый достойный из них, главный претендент на патриарший престол: "Единственный православный епископ, который все же высказывается по всему спектру общественных дискуссий - митрополит Кирилл". Правда, все же следует пояснение: "Но это работа у него такая, его церковное "послушание". То есть как бы и хотел быть отрешенным молитвенником, занятым исключительно Вечностью, как и подобает православному епископу, но... служба.

Приходится тянуть лямку. Вы думали, что он филокатолик и политикан? А он ведь для вас же старается, жертвуя собственным духовным комфортом. А то, что походит он на католического епископа, то даже хорошо. Их же оружием – и вот, оказывается, его даже "в Ватикане боятся". Так что не мямля какой-нибудь. И забудьте все то, что было сказано о глубоком благочестивом смысле безличия православного епископата. Теперь мы на крючке, и из нас можно лепить все что угодно.  Не страшно даже кольнуть и только что почившего патриарха, уважение к которому ранее так часто любил подчеркивать наш главный миссионер. И кольнуть чем? Упреком все в том же безличии! Нельзя не процитировать целиком этот перл:

"В дни прощания с патриархом Алексием все издания искали что-то яркое в его служении. И при этом не смогли дать записи какой-то запоминающейся речи или проповеди. Не нашлось и людей, которые сказали бы о том, что именно проповедь Патриарха пронзила их сердце. Говорили о его замечательно светлых глазах, о внутренней (как бы до-революционной) культуре, о человеческом обаянии, которое раскрывалось через личное общение. Но не о том, что должно быть важнейшим у преемника апостолов и служителя Слова".

Не годился он, оказывается, в "премники апостолов". Попросту –
профнепригоден. Ведь "патриарх должен быть не просто далеким телевизионным образом или именем, возносимым за богослужением. Его слова и аргументы должны быть запоминающимися... Это означает, что слово должно быть таким, чтобы его хотелось запомнить и передать другим. Для этого оно должно быть смысло-наполненным и в этом смысле самостоятельным..." Так что, оказывается, "необщее выражение лица" - это вовсе не просто "работа такая", а таким и должен быть патриарх!

И мирские заботы, как, например, демографические проблемы, на которых особенно подробно останавливается автор, – уже, оказывается, одни из главных забот патриарха.  Начав от обратного, автор блистательно опроверг самого себя!

Впрочем, мы рады согласиться с Андреем Кураевым. Но зачем было начинать с этой благочестивой теории безличия? Нельзя ли было сразу сказать того, что  сказано позже: нам нужен деятельный патриарх, патриарх-миссионер, способный ответить, сказать и повести. Но смысл был. И не только в том, чтобы посадить на крючок своей логики косо поглядывающих на "слишком яркий, слишком "экуменический" образ митрополита Кирилла. Нужно было еще в принципе противопоставить этот образ иерарха деятельного и иерарха, по терминологии Кураева, "иконического", показать их взаимоисключительность – либо, либо.  Мол, если митрополиту Кириллу не хватает молитвенности, что, безусловно, является большим плюсом в глазах народа,  то это потому, что он деятельный. А тот, что молитвенный, "иконический", по терминологи автора, он в принципе не может быть деятельным. Вы хотите все же молитвенника?

Тогда будем разбираться. А разобраться стоит, поскольку  епископам тоже во многом предпочтительнее "патриарх-молитвенник". Не потому, что кто-то так уж нуждается в молитвах, а потому что при нем спокойнее, никаких сюрпризов и потрясений. Как говорится, не мешает жить. Поэтому диакон Кураев прямо высказывает опасение: "Захотят ли епископы поставить над собой характерного человека, у которого, помимо общей для всех них православной веры, есть и свои личные взгляды на многие проблемы церковной и светской жизни, и есть очевидная жажда работы?"

Для начала, впрочем, прежде чем взяться за "иконический" образ в принципе, Кураев разбирается по личным качествам и фактам митрополита Климента. Вообще, оказывается, никакой он не конкурент. Это сам митрополит Кирилл его, бывшего своего заместителя, поставил на этот пост. И это считалось укреплением его влияния в церковном руководстве. Кроме того, он "неудачник", который только и занимался, что продвижением ОПК, но нисколько в этом не преуспел.

Ну а вдруг не Климент, а другой "молитвенник" найдется? Как предполагает автор, в результате "епископского бунта" может всплыть "тихий, светло-монашеского облика человек, сам и не помышлявший о собственном возвышении". Вот поэтому столь важно пройтись по такому образу в принципе. Делается же это в три легких приема, вернее, через представление на суд читателя трех модификаций истинного лица, которые могут стоять за эим образом:

"Первый - это настоящий монах, искренне полагающий, что верность древним образцам поможет преодолеть сегодняшние трудности.

Второй тип - постник-каннибал, сочетающий личный аскетизм с дикой безжалостностью к подчиненным им священникам.

И третий тип - актер. Лицемер, который, зная, что церковный мейнстрим хотел бы видеть на высшем посту тихого молитвенника-печальника, сознательно конструирует этот образ из себя (сам-себе-имиджмейкер)".

Ну кому после этого захочется иметь дело с каким-то каннибалом или лицемером? Вам еще нужен "тихий, светло-монашеского облика человек"? Вот вам деятельный "жизнелюб" - и не парьтесь.

Кто там еще? "Корпоративные" кандидаты? РПЦЗ во все и за все должна благодарить только митрополита Кирилла... Митрополит Киевский Владимир? Так он иностранец и больше на Украине нужен. Кроме того, голосовать за митрополита Владимира – это значит голосовать за епископа Александра Драбинко... Сами понимаете.
Вот и разобрались. В финале симфонии звучат фанфары, и уже без обиняков на все голоса звучит: "Патриарх Кирилл! Привыкайте!" Что нам остается? Только аплодировать.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования