Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
30 мая 19:46Распечатать

Проф. Артур Артьемьев. АБСУРДНЫЙ ФАРС. Состояние и перспективы религиеведческой науки и образования в современном Казахстане


Я искренне, как говорят, белой завистью, по-доброму, завидую украинским коллегам, сумевшим не только сохранить в условиях всеобщего "расхищения бунтующим материальным хаосом" (Вл. Соловьев) науку "религиеведение" [авторская форма написания названия науки], но и занять по уровню ее развития одно из ведущих мест в современном мировом сообществе. Неслучайно на XIV Международном симпозиуме права и религии, который проходил в октябре 2007 года в г. Прово (штат Юта, США), Анатолий Колодный и Людмила Филиппович получили высокую международную награду – Хрустальный глобус – за достижения в этой области. Это бесспорно, что Украинская ассоциация религиеведов при поддержке Отделения религиеведения Института философии НАН Украины проводит большую и, главное, показательно плодотворную работу.

К сожалению, Казахстану в этом отношении похвастаться нечем. И хотя я далеко не сторонник критики своей страны за её рубежами, но не исповедую и "квасной патриотизм", тем более что этот "квас" сегодня уже явно прокис. Поэтому буду откровенен в том, что вся религиеведческая наука у нас держится лишь на нескольких энтузиастах, пересчитать которых можно по пальцам одной руки. Достаточно сказать, что на всю большую республику у нас всего лишь 7 докторов и около 20 кандидатов наук, защитившихся по специальности "религиеведение", многие из которых, к сожалению, не видя особых перспектив, вынуждены заниматься другими направлениями науки, либо вообще ушли из нее. И только двое докторов юридических наук – Геннадий Лупарев и Роман Подопригора – являются специалистами высшей квалификации в области государственно-религиозных отношений.

Вокруг религиозной темы сегодня "крутятся", в основном, дилетанты, а то и шарлатаны от науки. Это разного рода последователи Дворкина, Кураева и им подобных, которые используют религиозную тематику в целях личного обогащения. К примеру, я не смог бы назвать все так называемые "исследовательские" центры, которые занимаются "изучением" религиозности населения, и дурачат они это самое население и власть весьма профессионально. А нас, немногих специалистов, чиновники властных структур избегают, ибо им комфортнее иметь дело с дилетантами, которые, когда прикажут, будут ругать всё и вся, а если нужно – единогласно одобрять любое решение, каким бы абсурдным оно ни было.

Приведу конкретный пример. Сейчас в стране активно обсуждается проект Закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам свободы вероисповедания и религиозных объединений". Ещё на начальной стадии его подготовки, по инициативе Хельсинкского комитета, нами (Р. Подопригорой, И. Цепковой и мною) была разработана Концепция государственной политики в сфере религии и деятельности религиозных организаций. В Концепции определялись цели, принципы и методы политики в этой сфере. Они вытекали из обязанности государства обеспечить гарантии соблюдения конституционного права каждого гражданина на свободу совести и были призваны способствовать развитию государственно-церковных отношений в новых политических и социально-экономических условиях. Презентация результатов нашей разработки, инициированная Алматинским Хельсинкским комитетом и Центром ОБСЕ в Алматы, состоялась в Астане. Концепция вызвала живой интерес у всех присутствующих. Кроме, естественно, представителей государственных органов, так как она не вписывалась в их идеологию по ужесточению контроля государства за деятельностью религиозных объединений.

В результате разработчики Концепции не только не были привлечены к работе над проектом Закона, но открыто проигнорированы в процессе его общественного обсуждения. Это в то время, когда тот же Роман Подопригора является автором глубоко профессионального Комментария к пока ещё действующему Закону "О свободе совести и религиозных объединениях", принятому в 1992 г.

К этому следует добавить, что главный принцип, который был положен в основу Закона 1992 года, это равные права и обязанности всех конфессий и деноминаций, осуществляющих свои миссии на территории страны. При этом - никаких предпочтений ни одной из них не предоставляется. Стоит вспомнить и о том, что активное участие в разработке Закона принимали представители разных религиозных направлений. В результате Закон заложил довольно прочную основу для обеспечения основного конституционного принципа "Казахстан - государство светское", в результате чего оказался признан мировым сообществом как один из самых демократичных.

Судя по всему, именно последнее-то не устраивает главных лоббистов и их подзащитных – лидеров официального ислама и РПЦ МП, но более всего – национал-радикалов, спекулирующих на религии.

Нас все время пугают международным терроризмом, противоправной деятельностью различных экстремистских формирований, прикрывающихся религиозными лозунгами. Именно это выдвигается в качестве главного аргумента для оправдания репрессивной направленности поправок к Закону.

Да, терроризм – это самое ужасное и бесчеловечное явление. А когда он оказываетсязамешанным на политическом национализме и прикрывается религией, он страшен вдвойне, и в наше время от подобных зверей в человечьем обличье не застрахован никто. Сегодня терроризм направлен против всех, включая и мирное население, и даже детей.

Но при чем здесь свобода совести?

Терроризм - это уголовщина, с которой должны вести беспощадную борьбу те силы, которые ответственны за безопасность нашей страны и личную неприкосновенность каждого из нас. Бандиты должны отвечать по всей строгости Закона и двух мнений здесь быть не может. Но разве ограничение свободы совести будет способствовать решению глобальной проблемы борьбы с терроризмом? Конечно, нет. Напротив, оно создаст дополнительные проблемы, противопоставив государству значительную часть общества.

К сожалению, многое из того, что происходит у нас сегодня, находится за пределами здравого смысла. Невольно вспоминается притча о древних мудрецах, где на вопрос "Чем отличается ум от глупости?", один из них ответил: "Тем, что ум имеет пределы".

Правда, в этом мы не одиноки…

Поправки к Закону о свободе совести Республики Казахстан, на мой взгляд, из того же ряда абсурдного фарса.

Почему? Да, хотя бы потому, что предлагаемые поправки главным образом нацелены на:

- изгнание с религиозного поля всех протестантских и неопротестантских конфессий и деноминаций, новых религиозных движений, посредством невежественного остракизма. Причем, разработчики поправок не только не скрывают этого, но и активно пропагандируют через парламентариев и сомнительных "экспертов" в СМИ;

- создание удобств для чиновничьего беспредела;

- определение групповой ответственности всех верующих за какие-то, не вписывающиеся в рамки нового Закона, деяния любого члена общины. Разработчиков проекта, видимо, не смущает, что это является прямым повторением печально известного Закона III рейха. Правда, тогда он был направлен главным образом против евреев и иудаизма, ну а теперь – против верующих большинства конфессий и деноминаций, действующих в стране.

То, какие благоглупости предлагается внести в действующий Закон, можно проиллюстрировать следующими примерами. Если поправки будут приняты, то:

- для проведения религиеведческой экспертизы достаточно будет обращения нескольких граждан;

- ввоз любой религиозной литературы и иных информационных материалов будет осуществляться только после проведения религиеведческой экспертизы. То есть, берешь с собой в поездку Библию или Коран – сначала проходи экспертизу;

- Правительство станет устанавливать ежегодную квоту миссионеров по областям;

- будет наложен запрет на получение религиозными организациями финансовых и других пожертвований от анонимных, а также иностранных граждан и организаций. То есть, если какая-то старушка решит пожертвовать на храм какое-то количество денег, то она будет обязана подтвердить это письменно. Но, главное, что пожертвования предусматривается принимать через контрольно-кассовые аппараты, учитывая поступившие суммы с участием представителей местных исполнительных органов и т. д.

Одним словом, как говорил Шекспир, "пора чудес прошла, и нам Отыскивать приходится причины Всему, что совершается на свете…". А причина в данном случае одна – это массовое религиеведческое невежество.

Изучение религиеведения в Кахахстане сегодня исключено из учебных программ даже большинства гуманитарных специальностей, не говоря о медицинских, юридических, журналистских и т.д. Во всех вузах закрыты соответствующе кафедры, давно прекратил свое существование и сектор по изучению религий Института философии Министерства науки и образования. Следуя печальному опыту России, из номенклатуры специальностей Высшей аттестационной комиссии религиеведение как самостоятельная философская наука была исключена и включена в специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры, философия и история религии. Соответственно и диссертационные советы по религиеведению перестали существовать. Это крайне отрицательно сказалось на подготовке кадров.

Лишь в Национальном университете им. аль-Фараби до последнего времени имелось отделение религиеведения, но набор студентов на него – 7-8 человек в год. Лишь один преподаватель на этом отделении имеет ученую степень кандидата наук по данной специальности, остальные – специалисты в совершенно других областях. Дело доходит до курьезов. Одной преподавательнице не хватало часов по основному предмету, так ей поручили вести православную теологию, о которой она не имена никакого представления и никогда ею не занималась. Поэтому она обратилась к студентам с просьбой помочь ей. У кого-то были какие-то книги, их принесли, и по ним она вела занятия.

Недавно я беседовал с одним выпускником, закончившим это отделение в нынешнем году. Он с грустью сказал: "Я получил диплом с отличием, но в своей специальности я полный профан, так как учиться было не у кого". Вот вам и университетское образование!

Но даже это отделение с нового учебного года решили преобразовать в отделение теологии. Каких будут готовить там теологов, можно лишь догадываться, не говоря о том, что светский государственный университет - вообще вряд ли то учебное заведение, которому подобало бы заниматься подготовкой будущих священнослужителей.

Картина более чем пессимистична, и прав был Франс Кафка, когда писал: "Все добродетели – индивидуальны, все пороки – социальны".

Но и в этом туннеле есть какой-то просвет. Вселяет надежду то, что по инициативе ОБСЕ Алматинский Хельсинкский комитет разработал проект по ликвидации религиеведческой безграмотности среди чиновников государственных структур. Если бы они стали грамотны в этой области, то появилась бы надежда и на решение многих вопросов, связанных с религиеведческой подготовкой остального населения. А значит, и с воспитанием в стране веротерпимости и толерантности, так как всё это в компетенции образовательных государственных органов. Думается, что в дальнейшем на государственную, юридическую и медико-профилактическую службу должны приниматься только те, кто имеет сертификат о соответствующей религиеведческой подготовке. Особенно это касается журналистов, пишущих на темы, связанные с религией. Журналистское невежество при освещении религиозных вопросов абсолютно недопустимо, потому что СМИ, вместо консолидации общества в стремления к толерантности, вносят в него раздрай. Вместо воспитания у населения веротерпимости, уважительного отношения к свободомыслию, генерируют агрессивность, ксенофобию, формируют национал-шовинистические, а то и нацистские взгляды.

По нашему глубокому убеждению, религиеведческое образование должно состоять из трех уровней:

1. Школьное образование.Гуманитарный цикл должен включать такие предметы, как "Толерантология" (вместо "Конфликтологии") и "Основы религиеведения" или "Историю религии". При этом все рассуждения о том, что "Религиеведение" - атеистический предмет, беспочвенны. Это научный предмет, но он может стать любым, в том числе и теологическим, если за преподавание возьмется кто-то из фанатиков той или иной конфессии или деноминации. Поэтому очень важно обеспечить нейтральность, объективность и светскость в преподавании.

2. Вузовское образование. Здесь уже должен преподаваться полный курс "Религиеведения", при этом в наибольшем объеме — для будущих бакалавров — гуманитариев, юристов, психологов, врачей, журналистов.

3. Послевузовское образование. Необходимо восстановить во всех вузах гуманитарного профиля кафедры религиеведения, придав им статус выпускающих. Проводить специальные наборы лучших выпускников-бакалавров в профильную магистратуру и т. д.

Надо помогать поднимать престиж религиеведческой науки, ибо совершенно ясно, что дилетантизм и невежество в этой области нанесли и продолжают наносить трудно восполняемый ущерб и в дальнейшем терпеть этого нельзя. Для того, чтобы как можно быстрее и качественнее решить эту проблему, необходимо отбирать наиболее способных и заинтересованных учителей и преподавателей вузов для подготовки их по ускоренной программе. При этом важно разработать методические рекомендации по преподаванию "Основ религиеведения" и "Религиеведения", создавать творческие группы для подготовки новых качественных учебников по этим дисциплинам, привлекать к этой работе специалистов из стран содружества.

Думаю, что повернуть лицом к религиеведению чиновников от образования, как бы они ни сопротивлялись, будет очень трудно, но все же возможно.

С этим рефератом автор выступил на Международной конференции "Религия в постмодерном обществе – концептуальные, социально-политические и правовые аспекты" (Киев, 20-21 мая 2008 г.)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования