Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
20 мая 17:31Распечатать

Игумен Григорий (Лурье). УЧИТЕЛЬ СРЕДНЕГО ПУТИ. Идея сильной и богатой Церкви, которую обличал преп. Нил Сорский, не принесла свободы. Наоборот – Российская Церковь стала крайне зависима от власти, которая становилась все хуже и хуже


Сегодня мы не просто совершаем память преподобного Нила Сорского, но совершаем ее в особый знаменательный день, хотя знаменательность эта по преимуществу светская, а не церковная, - сегодня исполняется ровно 500 лет со дня его праведной кончины, которая произошла в 1508 году в том месте, где он подвизался. Это около нынешнего города Кириллова, около Кирилло-Белозерского монастыря, а точнее, в восьми километрах от него. Это место было пустынным тогда, и сейчас оно остается довольно пустынным.

Преподобный Нил, конечно, был одним из многих пустынножителей, одним из многих малоизвестных при жизни монахов, которые смиренно подвизались, как и он. Но еще при своей жизни, и особенно после смерти, он получил совершенно особое значение. Он стал одним из самых главных для Руси, а теперь уже не только для Руси, наставников монашеской жизни.

Это только кажется, что вся сложность состоит в том, чтобы только принять решение жить по-монашески, а потом – все пойдет как по маслу. На самом деле, очень сильные искушения приходят как раз после того, как начнешь жить по-монашески. Они бывают разными, в зависимости от того, один ли живет монах или не один. Для каждого времени, для каждого душевного устроения, которое даже в одно и то же время бывает разным, бывают свои наставники монашеской жизни. Святой Нил Сорский был наставником скитского жития. Что это такое?

Это похоже на пустынножительство, но не совсем. Когда человек живет в пустыне, он должен быть внутренне очень крепок сам по себе, чтобы не отвлекаться. Вот что делать круглые сутки человеку, если он находится в пустыне, причем и спать-то особенно нельзя целыми днями? Чем занять столько времени? На самом деле ответ один – молитвой, причем молитвой двух видов. Первый вид молитвы – это когда совершается собственно богослужение, и ничего, кроме молитвы, не происходит. Второй вид молитвы – когда совершается какая-то работа для весьма скудного пропитания и одновременно читается про себя какая-то молитва. Например: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго". Так, конечно, можно жить, но такая жизнь требует большой концентрации, большого призвания. Люди неопытные, неискушенные так не смогут. Что же тогда делать? Вести противоположный образ жизни – в общежительном монастыре.

В общежительном монастыре необходимо подчиняться уставу: когда работать, а когда молиться. Жесткая дисциплина помогает не расслабляться тем, у кого внутренней такой дисциплины нет. Это тоже хорошо, но есть минусы, потому что оказывается очень много суеты, очень много всяких занятий, которые необходимы для поддержания большого хозяйства. Это тоже мешает молитве, люди могут забыть, для чего они сюда пришли. Часто в хороших монастырях так бывает, именно в хороших, не хочу сейчас говорить про плохие, что люди там живут как на даче, как в лечебно-профилактическом санатории с определенным трудовым режимом, "полезным для здоровья". Но для духовной жизни такая жизнь не может быть полезной.

Есть один образ жизни, который у нас на Руси не изобрел, но насадил преподобный Нил Сорский. Это средний путь между пустынным житием и общежительным – скитское житие. Люди живут в пустыне, но регулярно собираются. Их всего несколько человек, все друг друга хорошо знают, в случае чего могут помочь друг другу и достаточно часто, скажем, два раза в неделю, у них совместное богослужение по великим праздничным дням. Одним из таких великих праздничных дней является каждое воскресение. Это помогает, с одной стороны, избежать трудностей пустынножительства, потому что есть помощь и поддержка, а с другой стороны – избежать рассеянности и суеты монастырей.

Для Руси это оказалось очень важным не только в судьбе отдельных святых и всего монашества, но и вообще для всей Российской Церкви. Получилось, что из движения таких монахов, которые смотрели на преподобного Нила Сорского как на образец, выросли люди, которые очень влияли на всю русскую жизнь, имели очень большой авторитет и при дворе. Причина такого влияния в том, что это были по-настоящему духовные люди.

Конечно, нашлись в Церкви и другие, которые им позавидовали. Вернее, не позавидовали, а искренне решили, что те не правы. "Оппоненты" скитских нестяжателей считали, что Церковь должна быть мощным и самостоятельным социальным институтом, который должен владеть крупным имуществом, быть экономически независимым, чтобы государство с такой Церковью считалось. В конце концов, произошел спор после смерти преподобного Нила Сорского, и его "оппоненты" победили.

В результате, из-за этих огромных имуществ, которые Церковь стяжала, появились уже после Нила Сорского в XVI веке огромные богатства Белозерского монастыря, рядом с которым подвизался святой. Несметные богатства были и у Троице-Сергиевой Лавры, и монастыри поменьше тоже были весьма обременены богатством. Но они не обрели независимость, а наоборот стали крайне зависимы от власти, а власть была все хуже и хуже. В конце концов, воцарился Иван Грозный, после которого Церковь уже не смогла воспрянуть. Потом была Смута, большие церковные потрясения, которые насилу как-то выровнялись, но и то не надолго. Именно в XVII веке, когда была Смута, когда было время расколов, обращались к преподобному Нилу Сорскому особенно часто.

Но и сегодня мы к нему должны особенно обращаться. Зачем нам к нему нужно особенно обращаться сегодня, не перечисляя его просто в ряду всех святых, которым мы молимся? Я это могу сказать даже не применительно к людям в России, хотя, конечно, раз это наш собственный святой, мы должны почитать его больше, но говорю это относительно всех православных христиан, независимо от того, к какому народу они принадлежат и в какой стране живут. Преподобный Нил Сорский указывает образ духовного жития. Для кого? Просто для людей, православных христиан вообще, для монахов.

Он указывает самое главное – мы все должны жить молитвой, должны стремиться жить так, чтобы нам было лучше молиться, убирать из нашей жизни то, что нам мешает молиться. Это общий принцип, следовать которому должны все православные христиане. А молиться мы должны непрестанно. То есть не только тогда, когда мы выделяем для этого определенное время, придя в церковь или встав дома на утреннее или вечернее правило. Это все необходимо, но это только каркас нашей молитвенной жизни, а сама молитвенная жизнь не может состоять только из одного "скелета". "Скелет" тоже развалится, если не будет никакого "мяса" и даже, может быть, "жира". Что должно быть еще на этом каркасе?

Должна быть постоянная память Божия, которую необходимо хранить всегда, чем бы мы ни занимались: работали, отдыхали и даже спали. Во время сна все равно можно помнить Бога, молиться. Когда мы помним Бога, тогда у нас совершенно другое бывает настроение. Псалмопевец говорит: "Помянух Бога и возвеселихся". Нил Сорский учит нас всех тому, чтобы непрестанно держать молитву, независимо от того, монашествующие мы или миряне. Чему же он особенно учит монашествующих?

Тому, чтобы полагать самое главное в своем монашестве – внутреннее делание. Сейчас очень трудно создать где-то настоящий скит по целому ряду причин, хотя кое-где это все-таки возможно и осуществляется. Вообще мало таких мест сейчас, где можно спокойно жить по-монашески, уединенно. Сейчас мир стал очень тесным, и буквальное подражание уставу Нила Сорского почти для всех невозможно. Но его надо иметь в виду при организации монашеской жизни, потому что там есть общий принцип. Какой он?

Ты живешь один как монах, подвизаешься один как можешь, но у тебя есть какая-то небольшая группа единомудренных братьев-монахов, с которыми вы подвизаетесь каждый сам по себе, но по каким-то общим принципам, время от времени встречаетесь и совершаете совместные молитвы. Не всегда это удается, но во многих случаях, скажем, раз в неделю, вы встречаетесь для богослужения в одном и том же храме. Примерно по такому принципу живет монашеская община при нашем храме.

Для Церкви в целом как церковной организации пример Нила Сорского очень важен. Необходимо все-таки понять, что только та программа, которую Нил Сорский, его последователи и ученики, предлагали для всей Церкви, давала независимость от того, от чего Церковь не должна быть зависима. Вся эта Церковь с большими богатствами оказалась подчинена государству, попала в зависимость от своих богатств, и позже, приЕкатерине Второй, эти богатства были отняты, а Церковь оказалась порабощена. То же самое продолжалось при большевиках. В результате, Катакомбная Церковь, которая не пошла на компромиссы с большевицкой властью в двадцатые годы, сохранила свободу, хотя и ценой гонений.

Сегодня мы тоже должны стремиться к тому, чтобы наша Церковь сохраняла свободу. Конечно, свобода не всегда используется во благо, она может быть использована для каких угодно безобразий, но когда нет свободы вообще, то не может быть вообще никакой нормальной жизни. Одной свободы мало для того, чтобы Церковь была Церковью, безусловно. Но если этой внутренней свободы нет, то она уже точно Церковью не будет. Она начнет исполнять сначала, может быть, какие-то и относительно малозначимые, но все равно неприятные поручения власти, и те, кто это исполняет, уже не безгрешны. Через это Церковь будет втягиваться все дальше и дальше, и обязательно погрешит против чистоты православного вероисповедания, что и начало происходить в России еще до революции, а дошло до окончательного предела в XX веке.

Будем понимать, что исторический опыт Российской Церкви и вообще исторический опыт всего христианства показал правоту Нила Сорского, показал его для всей православной Церкви в целом – и для монашества, и для всех православных христиан, каждого лично. Будем особенно стремиться обращаться к нему в своих молитвах, а если у кого-то есть возможность, то, конечно, очень стоит туда съездить, в те места, где он подвизался. Это Вологодская область, около города Кириллов, где монастырь, основанный Кириллом Белозерским. Там можно узнать, как добраться до места, где подвизался Нил Сорский.

Там настоящая колыбель русского православия, до сих пор какие-то остатки Святой Руси там видны. Достаточно сказать, что в тех же местах находится Ферапонтов монастырь, который расписан Дионисием. Живопись Дионисия – выражение духовной жизни, которой учил Нил Сорский, хотя он сам по себе не был живописцем. Очень важно это как-то посмотреть. Тогда мы можем узнать о православии гораздо больше, чем из многих книг.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования