Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
13 апреля 16:56Распечатать

Михаил Ситников. ПРОГРАММА ДЕПРОГРАММИРОВАНИЯ. Деятельность убежденных «антикультистов» все больше напоминает тоталитарные методы антирелигиозной пропаганды


Форма, в которой можно было продолжить рассказ о начавшейся 13 марта встрече за круглым столом в РГГУ ученых, занимающихся проблемой психологического насилия, могла оказаться любой. Это мог быть репортаж, в котором было о чем рассказать после увлекательного выступления историка Владимира Солодовникова, ознакомившего слушателей с российскими псевдохристианскими радикалами XVII – XX веков. Мог быть стенографический отчет о выступлении психолога с сообщением о правовых аспектах экспертизы психологического насилия. Могло быть описание мастер-класса по обучению оказанию психологической помощи "в случае индуцированной социальной зависимости". Все это было бы, разумеется, крайне интересно, но требовало бы множества пояснений и отступлений. Напротив, обычный сухой отчет о том, во что вылилось продолжение круглого стола 14 марта, вряд ли вызовет достаточный интерес, особенно по прошествии месяца со дня события. Поэтому мы попытаемся пойти средним путем и предложим вашему вниманию некоторое обобщение дискуссии за круглым столом, чтобы взглянуть и на проблему, и на подход к ее решению.

Сначала обозначим проблему. Ни для кого не секрет, что в период крайней эмоциональной и ментальной неустойчивости общества, выраженный сегодня в нашей стране достаточно ярко, непременно находятся силы, которые стремятся распространить свое влияние на максимально большее количество людей. В достижении такой цели и таится главный секрет власти. О каких конкретно силах идет речь – скажем позже. А сейчас - о многих людях, которые невольно оказываются заложниками невидимой им игры сравнительно немногих актеров.

То, что абсолютным большинством людей манипулируют, – не новость. Государственная пропаганда манипулирует сознанием граждан, лидеры всевозможных религиозных организаций – сознанием своих последователей, руководящие кадры крупных корпораций – членами этих корпораций и сотрудниками. Однако такое манипулирование может быть полезным и не очень, а иногда и губительным. Например, "манипулирование" знаменитого Оптинского старца Амвросия своими многочисленными духовными чадами и гостями даже спустя многие десятилетия продолжает приносить добрые плоды. А манипулирование своими последователями томящегося ныне за решеткой "преподобного" Секо Асахары, соблазнявшего доверчивых россиян, в частности, своими фото со святейшим Патриархом, привело многих к трагедии. Поэтому то, что опасность, исходящая со стороны манипуляторов, настораживает – это хорошо. Плохо лишь то, что теми, кто слишком настораживается, оказывается, тоже можно манипулировать. И делать это так, что они об этом не будут подозревать.

После достаточно серьезного обсуждения проблемы зависимости в день открытия встречи в РГГУ, на второй день круглого стола говорили о том, как людям не попадать в условия этой зависимости. А если уж кто-то и попадает, то как выручать. Во второй день круглого стола кардинально изменился язык, на котором происходило обсуждение. Лингвистически оставаясь, разумеется, русским, он перекочевал из области научного осмысления явлений в область прагматизма. Например, начальник отдела развития, инвестиций и маркетинга Самарского государственного педагогического университета (СГПУ) Михаил Вершинин охотно делился довольно интересными соображениями и опытом своей "антикультистской" практики. Он предлагал ни в коем случае не отговаривать людей, которые интересуются какой-либо "нетрадиционной" религией напрямик, а просто предупреждать их, например, что там им придется пить коктейль из крови и мочи религиозных лидеров, так как это является непременным условием посвящения. То, что эти сведения заведомо лживы, Вершинина не смущало, потому что "это должно делаться ради блага самих людей". Если абстрагироваться от моральной стороны этого "метода", то он полностью соответствует психологической установке, которая используется в любых других деструктивных организациях. Например, в большевистских и необольшевистских, где в целях борьбы с оппонентами используется заведомо лживая пропаганда, или в квазирелигиозной организации "АУМ-Сенрике", среди последователей которой насаждались мифы о самоубийственной сути общечеловеческой культуры.

Оригинальные методологические находки Вершинина были наиболее показательными, но не единственными. Если вспомнить, кем актуализируется в России тема психологического насилия, кроме конспирологов и немногих оставшихся в живых диссидентов советского времени, то станет ясно, почему речь на круглом столе шла почти исключительно о "деструктивных сектах". Антикультисты относят к таковым практически все религиозные деноминации России, кроме Московской патриархии и нескольких мусульманских, буддийских и иудаистских организаций.

Впрочем, спорить с тем, что религиозные и многие другие тоталитарные организации в той или иной степени используют разного рода психотехники, сегодня уже никто не станет. Тем более это касается спецслужб разных стран, пользующихся научными достижениями психологии и психиатрии для получения нужных эффектов, в том числе в сфере пропаганды. Ознакомиться с технологиями психологического манипулирования, давно изучаемого специалистами, конечно же, могут не только зарубежные, но и российские граждане. Однако в России отсутствует система широкого информирования общества об опасности психологического манипулирования, поэтому даже очень незамысловатые техники успешно используются спецслужбами да антикультистами, тесно связанными с теми же спецслужбами. Рядовой обыватель, как правило, нелюбопытен и питается почти исключительно мифами, предоставляемыми ему в избытке теми, кто им манипулирует.

На круглом столе речь об этом шла применительно к новым для России религиозным организациям, ни в коей мере не касаясь так называемых "традиционных", где проблема манипулирования стоит не менее остро. Впрочем, не так важно, на каком материале рассматривать этот феномен, потому что его деструктивное влияние на личность одинаково в любых конфессиональных "оболочках". Как ни дерзко это прозвучит, но в этом смысле между любой из религиозных организаций и такими явлениями, как харизматические политические партии или финансовые пирамиды, принципиальных различий нет. Поэтому актуальность выступления сотрудника Центра экстремальной психологии Психологического института Российской академии образования Ростислава Прокопишина переоценить трудно.

Судя по статусу организации, которую представлял Прокопишин, ее сотрудники специализируются на оказании помощи пострадавшим при терактах, стихийных бедствиях, от нападений преступников и так далее. Однако, в данном случае Ростислав Александрович, который сотрудничает и с "антикультистами", говорил не о последствиях психологических травм, полученных в результате свалившихся на людей несчастий, а об "индуцировании социальной зависимости". То есть - о психологическом зомбировании, в результате которого у людей можно изменить образ жизни и мировоззрение. Нетрудно догадаться, что в соответствии с актуальной в процессе клерикализации общества тематикой, речь шла о так называемых "тоталитарных сектах". Упоминалось и о некоторых "традиционных" религиозных организациях, которые ставятся в один ряд с "тоталитарными", когда становятся нежелательными конкурентами на "религиозном рынке".

Профессионализм подхода выступавшего к механизму приобретения людьми зависимости никаких сомнений не вызывал. Но приведенные примеры ограничились упоминанием лишь кришнаитов с их мантрической практикой, саентологов, да пару раз адептов Свидетелей Иеговы, общее количество приверженцев которых не сравнится с количеством верующих любой из "традиционных" религий. Все это не должно удивлять, тем более что выступление Прокопишина было посвящено правовым аспектам религиозного зомбирования. Ущерб здоровью и материальному положению потерпевших как правило связан с ущемлением их прав с помощью обмана и мошенничества, вымогательства, угроз. Примеры того, как какие-то новоявленные "пророки" или вполне традиционные "младостарцы", а то и широко известные священнослужители, пользуясь незнанием и доверчивостью людей, прививают им далекие от религиозной и светской нравственности представления о норме, приводятся в общедоступных источниках много лет. Но добросовестные журналисты, врачи или юристы считают аморальным на основании подобных уродств делать какие-либо выводы о самих религиозных доктринах, которыми прикрывается непотребство. Поэтому нельзя было не оценить и один из примеров вывода из маниакального состояния, приведенный позже психологом, где некая девушка после непростого, но успешного восстановления ее социального статуса, осталась верующей кришнаиткой. К сожалению, чаще приходится наблюдать иные результаты, когда люди, побывавшие в беде по милости религиозных мошенников, после того, как к ним возвращается трезвый рассудок, становятся ярыми антирелигиозниками. Или – что еще чаще - столь же одержимыми "антикультистами", заявляющими о своей приверженности "самой традиционной" конфессии.

Депрограммирование, о котором зашел разговор к концу второго дня круглого стола, это технология насильственного переубеждения, от которой на ее родине официально отказались. В США после прекращения деятельности "антикультистской" организации КАН, которую в результате расследования ФБР постиг судебный скандал, многих "депрограмматоров" - профессиональных и непрофессиональных психологов - ждало уголовное наказание. Кому-то, в том числе и некоторым "сектоведам", практикующим ныне в России, удалось его избежать. Да и само "антикультистское движение" никуда не исчезло. Во-первых, оно давно наличествует в тлеющем состоянии в некоторых странах Западной Европы, а во-вторых, благодаря неблагополучному религиозному климату, обрело для себя почву в современной России. Справедливости ради надо сказать, что осталось оно и в США. Правда, только в маргинальном виде организаций, созданных из уцелевших осколков КАН после ее ликвидации. Представитель одной такой организации – руководитель Комитета по видеообразованию Международной ассоциации по изучению культов (ICSA) Дэвид Кларк - принимал участие в круглом столе своих российских "стажеров".

В связи с прошедшим в РГГУ совместным мероприятием ученых и "антикультистов", вероятно, стоит обозначить еще один интересный момент. Причем, на него как-то никогда не обращали внимания, скорее всего, по той же причине отсутствия любознательности.

Как известно, российские "антикультистские" организации, подобно антирелигиозным кружкам и обществам при большевиках, - явление, прежде всего, идеологическое. Политический оттенок оно может обретать лишь тогда, когда оказывается востребованным властью или оппозиционными ей силами. Разница между "востребованным" и "невостребованным" антикультизмом приблизительно такая же, как между "цивилизованной" научно-атеистической организацией и воинствующими безбожниками, брутально искореняющими все, что им не по душе.

Однако, в современной ситуации, когда политики продолжают удаляться от интеллектуальных и моральных общечеловеческих эталонов, будучи координаторами "антикультизма", вынуждены привлекать к участию в нем профессиональных психологов, психиатров, юристов и т.д. Причем, система стимулирования такого рода деятельности довольно часто не так банальна, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что далеко не каждый квалифицированный профессионал в силу своих моральных убеждений станет заниматься подобной работой в обмен на "длинный рубль". Люди все же не так часто оказываются столь низменны, чтобы наносить вред сознательно. Более того – автору доподлинно известны по крайней мере два высокопрофессиональных специалиста, которые занимаются обслуживанием "антикультистских" организаций, будучи искренне убежденными в том, что делают исключительно полезное дело. Используя специальные методики, они "размораживают" (дестабилизируют) религиозные убеждения последователей определенных религий, создавая предпосылки для обеспечения состояния наибольшей импринтной уязвимости (психологической беспомощности). После чего внедряют в сознание людей (индоктринируют) религиозные убеждения, содержащиеся в другой доктрине и обеспечивают терапию "замораживания". Однако (и здесь - внимание!) подобные специалисты всегда являются приверженцами той доктрины, которую индоктринируют "спасенным" ими иноверцам. То есть они выполняют практически то же самое, что их заказчики – "антикультисты" - инкриминируют тем религиозным организациям, с которыми ведут борьбу.

Иначе говоря, профессионалы – психологи, медики и др., сами того не осознавая, в данном случае тоже выступают в качестве "адептов" некоей тоталитарной системы, с иными проявлениями которой они же и борются. Но самое печальное то, что абсолютное большинство людей, независимо от уровня их интеллекта, жизненного опыта и багажа знаний, не имеет никаких гарантий не оказаться жертвой такого психологического зомбирования.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования