Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
09 апреля 18:10Распечатать

Михаил Жеребятьев. С ДУМОЙ О "ДНК". Некоторые выводы о вкладе конференции религиоведов в РГГУ в разработку стратегии образования


Научное собрание можно признать успешным и состоявшимся, если его участникам удается внести заметный экспертный вклад в осознание и развитие конкретных стратегий в обсуждаемой области. На конференции "Религия и образование: российский и международный опыт", прошедшей несколько дней назад в РГГУ с участием исследователей религии из четырех постсоветских государств – России, Украины, Казахстана и Армении, такой вклад был безусловно внесен.

Атмосфере честного и откровенного обмена мнениями, которая царила на конференции, немало поспособствовала ее организация с акцентом на максимальное использование формата "круглых столов". Исследователи, собравшиеся в РГГУ, сошлись, во-первых, в том, что власти разных уровней на постсоветском пространстве довольно плохо представляют себе, что делать с "заманчивыми предложениями" наиболее влиятельных религиозных организаций в сфере образования.

Исключением из этого правила, пожалуй, остаётся только Казахстан. В связи с чем для меня стала понятна позиция главы тамошнего митрополичьего округа РПЦ МП митрополита Мефодия (Немцова), год назад немало удивившего всех в России. Тогда многим показалось, что митрополит Мефодий шагнул "не в ногу" с Патриархом, заявив, что школьникам и школам не нужны никакие "Основы православной культуры" (ОПК), хотя ранее, служа еще в России, именно Мефодий продвигал в подведомственных ему Воронежской и Липецкой областях разные варианты православного "всеобуча".

Оказавшись в условиях Казахстана, этот же митрополит, как русский "этнарх", чутко уловил волю мудрого национального лидера, "с порога" отвергшего идею привнесения религиозного образования в школу. РПЦ МП, таким образом, выполняет в Казахстане ту роль, которую всё отчётливее начинают играть в общероссийском масштабе Совет муфтиев России и наиболее социально активные протестантские деноминации, категорически неприемлющие любую из предлагаемых патриархией моделей присутствия религии в школе. Впрочем, здесь же, на конференции, один из ньюсмейкеров РПЦ МП продемонстрировал просто неслыханную широту взглядов. В ответ на вопрос автора этих строк о том, могут ли Свидетели Иеговы как верующие и налогоплательщики пользоваться в обычных школах теми же правами, что и дети из православных семей, - зампред ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин ответил утвердительно.

Вместе с тем, в моноэтнической Армении, где, казалось бы, и вовсе нет никакой почвы для религиозно-образовательных разночтений, введение в старших классах школы нового предмета "История Армянской Апостольской Церкви" только прибавило споров. Как явствует из доклада Грануш Харатьян - этнографа, а в недавнем прошлом представителя правительства Республики Армения, курировавшей религиозные вопросы, - оказались недовольны нововведением не только либералы и религиозные меньшинства, что легко было предсказать. Удивительнее другое: наряду с ними выразили свою озабоченность внедрением церковного курса патриоты, усмотрев в положениях соответствующего учебника… деформацию истории. На их взгляд, получилась история католикосов, вместо истории народа.

К числу несомненных успехов многолетнего диалога сторонников клерикальной и светской образовательных линий в России относится то, что сторонники ОПК/ДНК (последняя аббревиатура в данном случае не связана с биологией. Это – "Духовно-нравственная культура", вариация названия ОПК) уже не пытаются в спорах со светскими исследователями пользоваться эвфемизмами - "дескать, это не религия, а история, культурология, нравственность, духовность".

Относительно мотивов появления религиозно ориентированных предметов в школе максимально ёмко высказался Борис Фаликов (РГГУ), назвавший их внедрение – "подготовкой паствы". Такая оценка корреспондирует с высказыванием представителя противоположной стороны - протоиерея Всеволода Чаплина, о том, что сегодняшнее понимание "веротерпимости связано с возможностью человека жить в соответствии со своими убеждениями".

В свою очередь, начальник отдела по взаимодействию с общественными и религиозными объединениями Департамента массовых коммуникаций, культуры и образования Правительства РФ Андрей Себенцов упрекнул РПЦ МП в том, что она недостаточно использует уже имеющиеся законные возможности изучения религии в школе вне рамок основной программы, настаивая на внедрении ОПК\ДНК именно в основную программу. Базовой образовательной моделью России, как подчеркнул профессор Русской Христитанской гуманитарной академии (Санкт-Петербург) Фёдор Козырев, по-прежнему остаётся светская общеобразовательная школа. При этом, для сравнения, во Франции с её репутацией суперсветского государства 20 % школ конфессиональны, причём принадлежность к определенной религиозной традиции сочетается в них с весьма высоким уровнем общеобразовательной подготовки.

Во-вторых, конфессии - инициаторы клерикализации образовательного процесса - не в состоянии гарантировать качество результатов своей деятельности.

Если обещанная президентом Украины Виктором Ющенко "Этика веры" ещё выглядит отдалённой перспективой для украинской школы, то присутствие Украинской Греко-Католической Церкви в школах трех галицийских областей, по словам профессора Анатолия Колодного, руководителя отделения религиоведения Института философии Национальной академии наук Украины, уже принесло "обратный эффект". Таковым киевский учёный предложил считать лидерство Галиции среди украинских регионов по поставкам "интердевочек", выезжающих на секс-заработки за рубеж. Впрочем, такая оценка результатов усилий священников УГКЦ на общеобразовательном поприще нисколько не умаляет подлинно успешных социальных начинаний той же самой Церкви, выработавшей уникальный в условиях не только современной Украины, но и, пожалуй, всего бывшего СССР, опыт в сфере социального служения.

Несколько особняком стояла тема развития высшего образования религиозных меньшинств. Соответствующие процессы в разных странах – главным образом, в России и Украине - идут асинхронно. Небольшой набор вариантов этих процессов применительно к России прекрасно осветила аспирант РГГУ Оксана Куропаткина. Однако, судя по информации проф. Анатолия Колодного, сегодняшние условия Украины предоставляют протестантам гораздо больше возможностей.

В-третьих, профессиональное педагогическое сообщество не только явно не сформулировало своих предпочтений, но и не определяет формально-юридических границ и процедур, отделяющих светское от религиозного.

Профессор Тульского госпедуниверситета Елена Мирошникова остановилась на опыте изучения религии школьниками Германии, где каждый шаг заранее обговаривается и прописывается законодателями как на земельном, так и на федеральном уровнях. Её вывод прост: если РПЦ МП решила скопировать немецкую образовательную систему (а сомнений в этом у исследователя нет), которая включает религиозное образование и воспитание, значит, государство заранее должно готовить для этого юридическую базу, а не заниматься написанием сомнительных с правовой точки зрения двусторонних "соглашений о сотрудничестве".

И ещё одна важная деталь. Исследователи-казахстанцы воздавали хвалу своему мудрому руководителю, украинцы критиковали и своего президента, и его религиозных советников. Из выступавших россиян, кажется, единственным из упомянувших Дмитрия Медведева и его супругу, как члена Попечительского совета программ духовно-нравственного образования, был Борис Фаликов… И это выглядит очень симптоматичным: кажется, после многих лет забвения отечественные религиоведы поверили в себя и свои возможности.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования