Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
18 июля 16:41Распечатать

Жанна Михайлова. ИГУМЕН ЗЕМЛИ РУССКОЙ. Преподобный Сергий Радонежский молитвой унял распри князей и призвал народ к соборности, лежащей в самой сердцевине христианского вероучения


Как хороши обители православные! На высоких горах и на спокойных равнинах, в дремучих лесах, на заповедных островах и на высоких берегах речных. Повсюду на просторах огромного нашего отечества. Да и далеко за его пределами – везде, где воссиял свет христианства.

Но, кажется, нет краше и славнее Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, куда вот уже почти семь веков подряд, невзирая ни на какие, пусть даже и самые страшные, времена, не зарастает тропа людская. В неизмеримо далеком 1340 году проложил ее сюда тот, которого уже многие столетия зовут на Руси "светильником Земли Русской". Да ведь многих великих и святых подвижников величают у нас таким именем - скажут иные. Но лишь одного из многих - "Земли Русской игуменом". Словно старшим над всеми и на все времена в стране Российской. Святого преподобного Сергия Радонежского чудотворца, нареченного при крещении Варфоломеем.

Он появился на свет 3 мая 1319 года – второй сын в семье набожных и знатных бояр из Ростова Кирилла и Марии. Еще до его появления на свет им было дано знамение, что станет сын великим избранником Божиим. Потому и нарекли его Варфоломеем, что в переводе с греческого означает "сын радости". Провиденциально, что и крестили младенца, как и положено, на 40-й день, 11 июня - в праздник апостола Варфоломея.

Разумеется, летописные данные о ранних годах жизни отрока Варфоломея весьма скудны, хотя мы и знаем, что, еще будучи грудным, он не принимал материнского молока в те дни, когда Марии случалось есть мясо, а также по средам и пятницам – традиционно постным для православного дням. Когда родители, вначале обеспокоенные таким поведением своего чада, поняли, в чем дело – то и сами стали ограничивать себя в употреблении скоромного. Известно и то, что уже позже, отданный обучаться грамоте вместе с братьями Стефаном и Петром, Варфоломей заметно отставал от них в изучении грамоты. И хотя семилетний отрок и преуспевал в изучении молитв, однако неуспехи в чтении его очень огорчали. И родителей тоже.

Однако все изменилось в один из ясных летних дней. Посланный отцом найти пропавших жеребят, отрок Варфоломей увидел стоявшего под старым дубом незнакомца, сосредоточенно читавшего молитву. Ребенок, не желая беспокоить старца, хотел, было, поклонившись, пройти мимо, однако старик, облаченный в монашескую одежду, неожиданно заговорил с ним. Тогда-то мальчик и рассказал незнакомцу о своих неуспехах в учении, попросив монаха помолиться за него. И тут произошло чудо. Подняв руки к небу, старец предрек, что суждено отроку стать "Обителью Пресвятой Троицы и многих привести к разумению Божественных заповедей". Дав мальчику просфору, неизвестный сказал, что и с грамотой у него теперь будет все хорошо. И…исчез. Словно его и не было. Так все и случилось. Грамота стала Варфоломею даваться теперь без всякого труда. Да и молился он усерднее.

А вот достатка в семье Кирилла и Марии престало прибавляться. Частые набеги кочевников, монголо-татар, опустошали русскую землю. Своевольничали и московские наместники, хозяйничавшие в Ростове. И спустя несколько лет Кирилл и Мария впали уже почти что в бедность. На помощь пришел указ Великого князя Иоанна Даниловича, который объявил льготы для всех, кто решился бы переселиться в почти незаселенный и неосвоенный край под удивительным названием Радонеж. Туда Кирилл и Мария и переехали вместе со своим семейством, обосновавшись близ церкви Рождества Христова. От Радонежа было рукой подать и до Москвы – верст пятьдесят, не более.

Здесь Кирилл и Мария прожили свои последние годы. В то время как их дети – Стефан и Петр – женились, лишь один Варфоломей избрал по существу монашеский образ жизни, оставаясь девственником и проводя время в непрестанном посте и молитве. Ничто мирское, казалось, не занимало его ум. И вскоре он попросил родителей благословить его уйти в монастырь. Однако Кириллу и Марии тяжело было расставаться с любимым сыном, и они, скорее всего, предчувствуя свою кончину, попросили Варфоломея повременить. Однако приняли монашество сами, уйдя в находящийся поблизости смешанный монастырь в соседнем Хотькове, где довольно скоро и умерли. (Спустя более чем шесть столетий Кирилл и Мария были прославлены в лике святых, и сегодня их мощам можно поклониться в Хотьковом монастыре). К тому времени остался вдовцом и Стефан – старший брат Варфоломея, также похоронивший жену в Хотьковом монастыре. После чего оба брата, решив стать отшельниками, ушли в лесные дебри, которыми был окружен тогда Радонеж.

Долго скитались они по лесам, дремучее безлюдье которых оглашалось ревом диких животных. Питались лишь лесными плодами, изнашивая последние одежды и вдохновляясь подвигом самого святого Иоанна Крестителя, что жил почти за полторы тысячи лет до них в далеких от России палестинских землях. Хотелось братьям лишь одного – чтобы мир полностью забыл о них.

Наконец, вышли они на Маковец – высокий холм, верстах в десяти от Хотькова. Говорят, что и прежде забредавшие сюда то видели странный свет, то ощущали удивительное благоухание. Место в то же время казалось столь пустынным и нелюдимым, что остаться тут никто так и не решился. Однако братья остались на Маковце. Здесь они вначале водрузили крест, а затем сложили крохотную избушку-келью и маленькую церковь, освятив ее во имя Пресвятой Троицы. Отсюда и началась история будущей Троице-Сергиевой Лавры.

Конечно, это удивительно представить современному человеку, но именно эта пустынность – это ведь сегодня вокруг Троице-Сергиевой Лавры шумит город Сергиев Посад, а тогда шумел дремучий лес – была более всего и желаема братьями. Выжить им помогали молитва, пост и труды, а также удивительная красота здешних мест. Пребывая на Маковце, Варфоломей часто думало о земном рае, где жили когда-то Ада и Ева. Но вот Стефан все же не выдержал суровой отшельнической жизни на Маковце, и, покинув брата, ушел в Москву, в Богоявленский монастырь. Здесь он стал духовником Великого князя Симеона Иоанновича. Варфоломей же остался навсегда созидать "святой град" на Маковце.

7 октября 1342 года к нему из Хотькова монастыря на Маковец пришел старец-игумен Митрофан. Он и постриг 23-летнего Варфоломея в монахи с именем Сергий, ибо в тот день церковь праздновала память святых мучеников Сергия и Вакха. Как говорит летописец, тогда в крошечном храме, где совершалось таинство, повеяло невероятным благоуханием. Став монахом, Сергий семь дней кряду ничего не вкушал, кроме просфоры, которую давал ему старец Митрофан. Покидая Маковец, он сказал молодому монаху, что на месте сем возникнет великая обитель. Так оно и случилось.

Впрочем, совсем не сразу. Поначалу Сергий в абсолютном одиночестве противостоял бесам, которые приступали к нему то в виде разбойников, проникая сквозь стены его кельи, то в образе литовцев (которые тогда противостояли Руси), врывавшихся в церковь, то в обличье отвратительных змей, заползавших в жилище отшельника. Однако кроме бесовских наваждений, преследовавших отшельника, были и вполне реальные опасности. Подступали голодные волки, что ночами выли близ его кельи, однако они так никогда и не напали на Сергия, и лишь обнюхав его жилище, убирались восвояси. А приходивший медведь, став на задние лапы, и вовсе лакомился хлебом из рук преподобного. "Мир тебе, твореньице Божье!" - каждый раз дружелюбно приветствовал своего четвероногого гостя гостеприимный монах. Иной раз он отдавал ему свой последний кусок хлеба. "Я-то укреплюсь молитвою, – говорил преподобный, – а ты как о себе промыслишь?" Лишь немногие из святых (Франциск Ассизский, Серафим Саровский) были наделены даром общения с животными, когда сама природа преображалась рядом с ними, приобретая свои первозданные качества, возвращаясь в неиспорченное грехом человеческим состояние.

Большую часть времени проводил преподобный в усердной молитве, а также возделывал огород, в котором росли целебные травы, исцелявшие монаха от недугов. Вслед за животными стали приходить и люди, узнавшие о монахе-отшельнике. Иные смотрели и уходили, но многие просили Сергия разрешить им остаться у него навсегда. И хотя сам преподобный с уединением расставаться не хотел, однако и отказать паломникам не мог.

Вскоре вознесся вокруг обители высокий и мощный тын, спасавший разросшийся огород от набегов диких кабанов. Вот уже и вокруг избушки самого Сергия показались новые кельи. Однако 12 лет прошло, прежде чем стал преподобный Сергий игуменом. Не раз просили его об этом братья. Но преподобный хотел умереть простым иноком. "Более хочу учиться, чем поучать других,– говорил он со скорбью. – Более хочу подчиняться, чем властвовать и начальствовать". И лишь приезд епископа Афанасия из соседнего Переяславля-Залесского и его повеление: "Да будешь ты отныне отцом и игуменом братии, собранной в обители Святыя Троицы!" заставило Сергия принять архиерейское благословение.

Впрочем, став главным, стал он, следуя христианскому образу жизни, и самым меньшим среди братьев. Сам приносил с ручья воду во все кельи, успевая при этом и первым же появляться на службе в храме. Молол зерно, варил кутью, колол дрова, кроил и шил одежду и обувь. А вкушал при этом лишь хлеб да воду. И как писал святой Епифаний Премудрый – автор первого жития святого Сергия – силу монах имел при этом огромную, именно благодаря посту и постоянной работе. Обитель же тем временем процветала. И творились в ней чудеса. То в самую, как тогда говорили, бескормицу привезут невесть откуда хлеб и рыбу, да столько, что хватало на много времени вперед. То в пору уничтожающей засухи забьет сам собой возле церкви источник с целебной водой. Бьет он, исцеляя молящихся, и по сей день, почти 700 лет спустя.

Будучи "слугой всем", святой Сергий наблюдал, однако, со всей тщательностью за порядком в обители. Так после вечерней службы не дозволялось ходить из кельи в келью, и сам игумен проверял это, обходя монашеские жилища. Если кто стоял на молитве или читал духовную книгу – Сергий проходил дальше, ну а если вдруг слышал разговор в келье, то тихо стучал в окно и незаметно удалялся. Суровость жизни подчеркивалась и отсутствием общей трапезы, так что общаться братья могли лишь в редкие минуты перед богослужением и после него. Или уж по каким-то особым случаям. Часто в обители не хватало хлеба для стола, воска для для свечи и вина для совершения богослужения. Однако никто не сетовал, потому как не сетовал и сам игумен, который как-то проведя три дня вовсе без пищи, на четвертый отправился помогать брату Даниилу сени строить. Даниил боялся, что нечем будет расплатиться с игуменом. Однако Сергий сказал: "Мне и куска гнилого хлеба будет достаточно", словно знал, что у насельника ничего кроме и нет, а сам Данил есть такой хлеб и не решается.

Таким образом, преподобный сгонял с лиц иных братьев и печать уныний и скорби. Он умел утешить не только словами, но и примерами своей собственной жизни.

Пришел вскоре к Сергию и постригавший его в монахи игумен Митрофан, приходил из Москвы и брат Стефан. Однажды он привел к младшему брату своего сына Иоанна. По желанию отца 10-летний отрок был тут же пострижен в монахи и впоследствии стал и одним из первых иконописцев Троице-Сергиевой Лавры, а также и архиепископом Ростова – города, откуда пошел его славный род.

Потянулись к обители и крестьяне. Стало посреди леса на Маковце создаваться самое настоящее поселение. И вскоре слава о молодом пустыннике и его подвигах, о молитвеннике, известном своим воздержанием, достигла уже и благочестивого Радонежа, в котором дивились тому, что и сами звери подчиняются насельнику. И теперь уже дня не проходило, чтобы кто-то из них не пришел к преподобному испросить совета, побеседовать о спасении души. Были среди них как крестьяне, так и бояре, деньгами которых была проложена и дорога из монастыря в Москву и в другие основные города по соседству. Люди в глубоком горе и скорбях, приходившие издалека на высокий Маковец, возвращались домой просветленными и духовно укрепленными. Многие излечивались у батюшки Сергия от физических болезней, а иных исцелял преподобный и от куда более страшных – душевных – недугов. Да что и говорить, если с течением лет обрел Сергий даже и великий дар чудотворения, оживив умершего мальчика и исцелив бесноватого. Обрел он и дар духовной проницательности, обличая согрешивших (за что и пораженных страшной чумой) братьев. Отчетливо понимал он, что истоки зла в грехе народа православного и призывал "не прибавлять зла". Но…не слушали даже и Сергия сильные мира сего. И восставали князья друг на друга, и вот уже появился на Руси татарский хан Мамай с бесчисленной ордой, что двинулась к Москве.

И поехал Великий князь Московский Дмитрий Иванович в монастырь к преподобному Сергию. Поехал за советом и благословением. "Много крови христианской прольется, не откупиться ли?.. – вопрошал князь у преподобного – Только бы кровь не лилась…" Да вот только иначе решил Сергий. Провидя куда далее своего собеседника, преподобный сказал ему: "Мамай вырежет и выжжет Русь дотла. Веру имею к Тебе, Отче" - и благословил русское воинство на битву, дав в дружину княжескую и двух иноков-богатырей Пересвета и Андрея Ослябю. И, приняв благословение старца иконой Господа Вседержителя (что и по сей день хранится в московском Симоновом монастыре), двинулась рать на Дон. И хранила войско, что вступило на поле Куликово – поле жестокой брани - 8 сентября 1380 года – богородичная просфора, данная князю Дмитрию Сергием. Здесь решалась судьба Руси православной.

И сегодня, спустя шесть с лишним столетий, снова выстраиваются тут полки, инсценируя то историческое сражение – Куликовскую битву. Тогда же от исхода ристалища зависело, будет ли жить Русь, сохранится ли сама вера православная.

300 000 воинов с обеих сторон противостояли друг другу. И по благословению первым вступил в бой инок Пересвет с татарским воином Челобеем. И до самого заката солнца, до самой глубокой ночи продолжалась битва. В то время, как преподобный Сергий с братией неустанно молились в церкви Пресвятой Троицы. И была одержана победа, а данное Сергием благословение удержало иных удельных князей от преступного решения выступить на стороне Мамая. Благочестивая легенда гласит и о том, что когда сила вражеская стала одолевать, внезапно монголо-татары были поражены с небес и в неисчислимых количествах пали мертвыми на поле Куликовом…

Вернувшись в обитель к преподобному, князь Дмитрий, прозванный с тех пор Донским (а ныне также, как и Сергий, прославленный в лике святых), вскоре попросил старца стать его духовным отцом. А спустя девять лет проводил преподобный Сергий князя-героя, умершего во цвете лет. Пред кончиной своей князь призывал народ русский жить в мире и единстве. И нельзя было не почувствовать в этом призыве влияния его духовного отца и наставника, ставшего подлинным собирателем земель русских, унявшего молитвой распри князей и призвавшего народ свой к объединению. К соборности, что лежит в самой сердцевине христианского вероучения.

И самому старцу жить оставалось всего лишь два года. Но какими были они! Так во время причащения праведник сподобился сошествия благодати Духа Святого в виде Божественного огня. Давно ушедшие святые являлись Сергию, видел он и святого Иоанна Крестителя и апостола Петра. Наибольшим же чудом было явление старцу самой Богородицы, которая сказала коленопреклоненному игумену, что "не отступит от места сего (от обители – Ж.М.) и всегда будет охранять его". Это было уж совсем незадолго до кончины старца, откровение о которой он получил за полгода до ухода из жизни. Тотчас же приняв обет молчания, он пребывал в абсолютном безмолвии до последнего дня и лишь почувствовав, что отходит, созвал братию, дабы дать наставления. Передав управление любимому ученику Никону (также ныне святому) он призвал всех, прежде всего, хранить верность православию. И, приняв причастие, скончался.

Спустя 30 лет после кончины святого Сергия его останки были обретены нетленными мощами. А еще спустя 25 лет состоялась канонизация старца, и его святые мощи обрели вечный покой в церкви Святой Троицы. Потревожили их лишь однажды, уже в годы большевизма, в связи с так называемой кампанией по экспроприации церковных ценностей. Сегодня же мощи великого святого по-прежнему покоятся в раке. Поклониться ему приезжают короли и президенты, ученые и артисты, дети и взрослые из многих стран мира. Два раза в год у раки с мощами святого Сергия служит Патриарх. А Лавра уже давно не напоминает тот монастырь, который существовал здесь при святом Сергии. Ныне тут уже не только обитель, но и духовные школы, музеи (как религиозные, так и светские), на территории монастыря похоронены многие видные как церковные, так и светские деятели.

За более чем 600 лет, прошедших со дня кончины святого Сергия Радонежского, о нем написаны сотни, тысячи книг, из которых особого внимания заслуживает "программный" труд ученика подвижника Епифания Премудрого, а также биография "Преподобный Сергий Радонежский" знаменитого писателя Бориса Зайцева, написанная в эмигрантский период его жизни. Немало глубоких, поэтически-вдохновенных и философских слов посвятили святому известный писатель и философ Василий Розанов, и отец Павел Флоренский, многие годы прожившие близ стен созданного Сергием Радонежским монастыря. Близ того самого места, которое по праву считается духовным центром не только Руси, но и всего русского православия. Близ того самого места, долгое пребывание в котором привело к рождению сюжета едва ли не самой знаменитой картины прославленного русского художника Михаила Нестерова – "Видение отроку Варфоломею". "Прими Благодать Божью", - говорит таинственный старец с золотым нимбом вокруг головы, передавая мальчику просфору.

И говорят даже, что в лице загадочного старца посетила тогда отрока сама Пресвятая Троица. Принятый некогда в виде трех странников праотцем Авраамом в Мамврийской дубраве Господь ныне благословил чадо свое на создание Свято-Троицкой обители в дубраве российской. И в центре ее фигура великого русского святого, возлюбившего Бога и всех вокруг себя. А потому не смолкает в Троице-Сергиевой Лавре молитва ее основателю ни днем ни ночью. Святому Сергию Радонежскому. Игумену Земли Русской.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования