Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
19 июня 17:44Распечатать

Михаил Ситников. ЗОМБИРОВАННЫЕ ИНФАНТИЛИЗМОМ. Причина затянувшегося обсуждения вопроса о религиозном образовании в России - в исторической незрячести россиян


Обращаясь снова и снова к теме клерикализации образования в России, исследовать программу "Основы православной культуры" (ОПК) Аллы Бородиной или анализировать технологию лоббирования клерикалами введения обучения идеологии в школах с некоторых пор вовсе не хочется. Не хочется потому, что выглядеть это может иногда бессмысленно и излишне. Автор многочисленных вариаций ОПК - для "аборигенов" разных регионов, для детей, для подростков, методик для учителей и т.д. - Алла Бородина, усердно выполняет свои обязанности, что "соответствует условиям договора". Церковные чиновники и их светские коллеги, образующие клерикальное лобби, в меру своих представлений честно работают в соответствии с собственными убеждениями, моральными установками и корпоративными целями. Поэтому никаких претензий к ним, строго говоря, нет и быть не может. Люди при деле.

Однако не только они участвуют в обсуждении вопроса о том, чему и как обучать наших школьников. Участвуют в этом и их оппоненты, у которых есть, как известно, вполне конкретные основания сопротивляться антиконституционным инициативам, пусть инициативы эти и вызывают благосклонное молчание со стороны всяческих "гарантов", от президента до прокуратуры. Судя по тому, что вопрос об этом не снят до сих пор, несмотря на то, что по закону его в такой форме неэтично было даже поднимать, успехи защитников Конституции РФ и принципов цивилизованной светскости невелики. Следовательно, если кому-то и имеет смысл вопросы задавать, то только этим самым защитникам. Причем, в достаточно конкретной и жесткой форме.

Например: почему такие серьезные профильные организации, как Совет при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, Общественная Палата (ОП) при том же президенте РФ или Евразийское отделение Международной ассоциации религиозной свободы (ЕАО МАРС), в деле защиты всех этих "прав и свобод" оказываются беспомощными, несмотря на то, что на их стороне Закон?

Совет Эллы Памфиловой опубликовал на своем сайте рекомендации к встрече лидеров стран "G-8" в Санкт-Петербурге, где в графе "Образование" значится, что "воспитание веротерпимости, миролюбия, толерантности должно происходить путем обучения истории мировых религий как части мировой культуры, а не методами религиозной или атеистической пропаганды". Но по поводу факта внедрения в светские школы России обучения религии этот Совет молчит. Общественная палата при президенте РФ в стилистике заявление скандального "Союза православных граждан" "констатирует нарушения прав православных в Москве и в республике Башкортостан", из чего следует, что "необходимо наращивать преподавание "Основ православной культуры" в этих регионах и прекратить нарушения прав православных граждан". И тут же "опровергает миф о принудительном преподавании ОПК в Белгородской области", где ОПК уже внедрен в нарушение Конституции РФ, обвиняя (!) министра образования в том, что с помощью такого "мифа" он пытается "дискредитировать Белгородскую область, как передовую в ведении ОПК". Евразийское отделение МАРС, проводившее 31 мая 2007 года совместно с РГГУ круглый стол по исследованию проблемы клерикализации светского образования, вообще отказалось от высказывания какого-либо отношения к этому вопросу, разместив на своем сайте скупое сообщение о том, кто и что на этом круглом столе сказал. Интересно, что руководство ЕАО МАРС объявило, что не готово принять итоговый документ по этому мероприятию лишь после предложения обсудить на круглом столе резолюцию, подготовленную для него на эту тему Институтом свободы совести.

Проще говоря, три упомянутых организации, предназначение и смысл существования которых в том, чтобы защищать права граждан посредством апеллирования к Основному Закону Российской Федерации - в том числе, права верующих и неверующих в области образования, - ничем таким и не занимаются. То есть не занимаются своим делом в отличие от оппонентов, помогая тем вершить свое дело, как уверены многие из них, "во благо Отчизны и православия". Судя по недавним откровениям протоиерея Всеволода Чаплина, официальная позиция главного лоббиста "внедрения" в том, что лишь "слушаясь" РПЦ МП, Россия могла бы рассчитывать на какое-то сносное будущее. В этом отношении Церковь откровенно обозначила свои приоритеты конкретными делами, пусть они и не совпадают с ее декларациями о нежелании заниматься политикой или претендовать на участие в светской власти. Так что, понятно, что ни к о. Всеволоду, ни к Московской патриархии в данном случае тоже никаких вопросов не возникает.

Впрочем, если быть совсем уж скрупулезными, то не может быть сущностных претензий и к упомянутым общественным органам. Потому что органы - они и есть органы - нечто безликое и безымянное, обозначенное названием, да наделенное статусом, что имеет отношение скорее к некоему гражданскому ритуалу, чем к конкретному источнику инициатив. Поэтому, если и интересоваться причиной того парадокса, когда о соблюдении прав человека, о соответствии Конституции и о незыблемости принципов светскости государства громко возвещаются на каждом углу, но все это не соблюдается, "не соответствует" и очень зыбко, то интересоваться надо у конкретных людей. То есть у руководства и участников этих организаций.

Подобным в самом буквальном смысле занимаются, как известно, журналисты. Но труженикам пера и микрофона бывает очень трудно сравниться с разного рода общественными деятелями в умении говорить много и ничего. Поэтому, в данном случае цитирование высказываний "общественных чиновников" и представителей конфессий тоже показалось бы скучным: СМИ и без того изобилуют этой болтологией, от чего ситуация понятней не становится. Зато можно с учетом того, что все мы о себе знаем, но в чем боимся себе же признаваться, поразмышлять об основном, наиболее глубинном источнике абсурда "непротивления злу в деле защиты правды". То есть о некоторых общих для нас чертах и особенностях, имеющих отношение к национальному менталитету. Например, об инфантильности сознания и проистекающей отсюда склонности к мазохизму.

Как ни печально, но это занимает в нашей жизни немалое место. Другой вопрос, что в неготовности большинства людей не только принимать решения и брать на себя ответственность, но и просто высказывать свое мнение по вопросам общественной значимости, их вины, строго говоря, тоже нет. В смысле, вины, как результата полностью сознательного действия, которое предполагало бы ответственность за возможный результат. Например, можно просто промолчать, когда твое мнение может не совпадать с мнением тех, кто способен в отместку осложнить тебе жизнь. Традиционно такое видится самым разумным и заслоняет собой все прочие соображения. Промолчать, к примеру, так, как делают это в последние годы члены ЕАО МАРС или участники Совета Эллы Памфиловой, кулуарно оправдывая такую немоту заботой о том, как бы общество не лишилось этих "защитников его интересов" вообще. Или, что еще печальней, подобно членам Общественной палаты, не только "прогнуться" под директивы реваншистов, но и в духе жертвы "стокгольмского синдрома" проявить усердную инициативу в затягивании петли на шее не только законности, но и здравого смысла. Повторим, что чьей-либо личной вины в этом нет, потому что это "так принято", "так положено", так складывалось в России поколениями. Это верноподданническая норма российской жизни, которая превращает общество людей в человеческую общность, в "народонаселение", где даже уразуметь, на что может быть похоже гражданское общество, способно далеко не большинство.

Кто из нормальных людей не задавал себе рано или поздно вопроса о том, каким образом смерть одного единственного человека могла полностью менять атмосферу внутри целой нации? Например, что такого особенного произошло, по сути, со смертью одного единственного Сталина, чтобы все общество - от высоких партийцев до младшего помощника старшего дворника - решилось вдруг вздохнуть иначе? Ведь, если посмотреть на эту коллизию с другой стороны, то получится, что многомиллионный народ, выстоявший в Великую Отечественную войну, оказался абсолютно бессилен перед произволом одной единственной личности, культ которой стал результатом творчества этого самого народа. Так не объединены ли в нас, в нашем народе, "жертвы" и "палачи" в единую историческую категорию жертв какого-то внешнего произвола?

В нашем случае бессознательного инфантилизма в процессе удушения едва проклюнувшейся идеи светского гражданского общества, речь идет пока не о чем-то, полностью аналогичном общенародному мазохизму сталинского периода. Но тенденция, согласно которой и теперь - уже без всякого марксизма-ленинизма и классовой борьбы, - снова столь же категорично предпринимаются попытки произвола в отношении российского образования, сохраняется до сих пор. И попытки эти снова внешние, возникающие не внутри народа, а навязываемые извне, со стороны привилегированных идеологических институций.

Это тоже из числа наших особых парадоксов, когда, несмотря на то, что эпоха Просвещения обошла россиян стороной, недостатка в "учителях" у нашего народа не было никогда. Правда, если иные государи палками или реформами отучали от воровства, понуждая учиться, то в новейшие времена все оборачивается строго наоборот. Начиная с заявившего, что надо жить "экспроприацией экспроприаторов" вождя мирового пролетариата, последствия опытов которого с Россией привели страну и общество на грань катастрофы, и заканчивая нынешними идеологами, предлагающими новое "единственно верное учение" для всех скопом. Впрочем, к чему привело девальвирование веры при помощи тотального обучения "Закону Божию" в дореволюционной России, нашему народу доходчиво разъяснили уже в начале ХХ века "успешно обучавшиеся" этому предмету вожди большевиков. Поэтому прав был великий скептик Бернард Шоу, любивший повторять, что "история учит лишь тому, что у нее никто ничему не учится". А россиянам сегодня было бы очень нелишне припомнить такие ясные когда-то строчки Александра Галича: "Больше всего бойся того, кто скажет: я знаю, как надо".

Ведь еще совсем недавно мы это хорошо понимали...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования