Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
30 мая 17:27Распечатать

Борис Колымагин. СЦИЛЛА И ХАРИБДА РПЦ МП. Надежды на то, что одна жесткая вертикаль может быть компенсирована другой, говорят о нежелании брать на себя ответственность за Церковь


Русская Православная Церковь Московского патриархата продолжает скатываться в болото довольно специфического фундаментализма. Соответствующим образом настроенные граждане в сане епископов на свой вкус переформатируют церковную жизнь. Порой возникает впечатление, что центральная церковная власть теряет контроль над регионами. И епархии усилиями фундаменталистов превращаются в большие тоталитарные секты.

В качестве примера можно привести ситуацию в Тверском регионе, где не причащают последователей знаменитого миссионера священника Георгия Кочеткова? В то время как в Москве (как и во всех прочих епархиях) этих проблем нет. Недавно архиепископ Тверской и Кашинский Виктор (Олейник) опубликовал открытое письмо профессору Н.А. Струве, рискнувшему вступиться за гонимых братчиков. На трех страницах письма педалируется лишь одна бесхитростная мысль: на всей территории области (отнюдь не только в храмах, но и в вузах, и в своих квартирах) не дозволяется и чихнуть без согласования с правящим архиереем. Осмелишься – будешь отлучен.

Однако причина происходящего гораздо глубже стремления архиепископа к полному самовластию в регионе. Владыка Виктор во многом спровоцирован на резкие и необдуманные шаги: местные фундаменталисты оказывают беспрецедентное давление на правящего архиерея в вопросе о "кочетковцах". Да и не только в нем. Тверская епархия стала площадкой для регулярных встреч контрмиссионеров. Вот и недавно, 24 мая, там прошла конференция, по недоразумению названная миссионерской. На нее съехались верные "дворкинцы" – последователи "крупнейшего российского специалиста по тоталитарным сектам и деструктивным культам", "профессора", Александра Дворкина, и примкнувший к ним пресс-секретарь "Союза православных граждан", Кирилл Фролов. Темы заявленных докладов говорят сами за себя: "Тоталитарные секты и демократическое государство", "О новых попытках тоталитарной секты Муна под маской миротворцев повлиять на российские властные структуры", "Новая стратегия антицерковной пропаганды – перевод антицерковных идей на церковный язык". Заметим, что контрмиссионеры борются не только с последователями новых религиозных движений, но и с православными миссионерами, теми, кто реально приводит людей в церковную ограду. Так, один из участников встречи священник Алексий Уминский написал немало душераздирающих строк о "внутреннем тоталитаризме" известного проповедника и миссионера священника Олега Стеняева.

Фундаментализм не только убивает свободу внутри Церкви, но и негативно влияет на всю сферу духовной жизни общества. В этой ситуации многие люди, как верующие, так и неверующие, начинают надеяться на то, что государство не сможет бесконечно смотреть на эту деградацию русского православия сквозь пальцы.

Разговоры о государственной Церкви на страницах СМИ сегодня не новость. Нередко они плавно перетекают к проблемам клерикализации, к теме перерождения светского государства в теократию. Но нередко можно услышать и мысли о том, что слоган "государственное православие" вовсе не несет в себе однозначно негативную оценку, что в ситуации выбора из двух зол верующие, возможно, предпочтут церковному произволу "государеву опеку". Кто-то начинает вспоминать недавние времена, утверждая, что в СССР, где Церковь жестко контролировалась уполномоченными по делам РПЦ, этот контроль, который сильно подмораживал и выхолащивал церковную жизнь, имел и свои плюсы, что даже в позднесталинское время государство было заинтересовано в определенных стандартах, при несоблюдении которых следовали кадровые изменения.

При этом упор делается на то, что сегодня контроль над соблюдением этих стандартов лежит на епископах, и они рулят куда хотят, не обращая внимания на мнения общин и братств.

Вспоминается поборниками государственного православия и положительный пример Финляндии и Англии. Действительно, опыт этих стран имеет как негативные, так и позитивные моменты. Скажем, небольшая, но стабильная зарплата госслужащего "служителя культа" позволяет поддерживать на определенном уровне жизнь так называемых "затухающих приходов". С подобными проблемами бедных приходов сталкивается в гораздо большем масштабе и Русская Православная Церковь Московского патриархата. И госфинансирование за счет специального церковного налога отчасти могло бы снять проблему духовного окормления провинции.

Однако нельзя забывать, что в качестве компенсации за подобные преференции государство вправе требовать защиты "своих интересов". А эти интересы могут быть связаны с "удовлетворением религиозных потребностей" граждан, но при этом оказаться чуждыми подлинным интересам Церкви – так, государство куда скорее станет отстаивать право каждого человека креститься по первому желанию, чем настаивать на длительной и серьезной подготовке к принятию таинства. Или предпочтет использовать силу там, где дело требует не чьей-то "победы", а примирения сторон.

Так что, увы, нельзя не признать, что все упования на альтернативного государственного "доброго барина" (с такой же, если не большей долей вероятности способного очень скоро обернуться "злым барином") оказываются иллюзией. Надежды на то, что одна жесткая вертикаль может быть скомпенсирована другой, говорят лишь о нежелании брать на себя хоть какую-то ответственность за то, что разрешить можно лишь изнутри самой Церкви. Конечно, все это очень непростые проблемы, связанные, кроме всего прочего, со вселенским характером русского православия. Но, как бы то ни было, справиться с искусом фундаментализма возможно лишь на путях соборности и внутренней самодисциплины.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования