Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 мая 18:14Распечатать

Владимир Ойвин. ТЕАТРАЛЬНЫЕ НОВОВВЕДЕНИЯ. В программу Московского Пасхального фестиваля впервые за шесть лет включили музыкальный театр


В рамках VI Московского Пасхального фестиваля состоялся минифестиваль Мариинского театра, художественным руководителем которого, так же, как и Пасхального фестиваля, является Валерий Гергиев.

Пять спектаклей москвичам показал Мариинский балет. На сцене Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко прошли "Лебединое озеро" П. Чайковского, "Дон Кихот" Л. Минкуса, две программы балетов Джорджа Баланчина: один вечер – "Драгоценности" (в трех частях) на музыку Габриэля Форе, Игоря Стравинского и Петра Чайковского, другой – Серенада и "Ballet Imperial" тоже на музыку П. Чайковского и "Блудный сын" Сергея Прокофьева, а также программа "Форсайт в Мариинском", состоящая из трех балетов хореографа Уильяма Форсайта на музыку И.С. Баха, Ф. Шуберта и Тома Виллемса.

В Москву приехали почти все звезды нынешнего Мариинского балета. В первый день в "Лебедином озере" и в завершающем балетный фестиваль "Ballet Imperial" выступила Ульяна Лопаткина. Её партнерами были Данила Корсунский ("Лебединое озеро") и Игорь Колб. Гости Пасхального фестиваля увидели на сцене Елену Андросову, Софью Гумерову, Дарью Васнецову, Ксению Дубровину, Екатерину Кандаурову, Олесю Новикову, Екатерину Осмолкину, Ксению Острейковскую, Дарью Павленко, Яну Селину, Алину Сомову, Викторию Терещенко, Ислома Баймуадова, Игоря Зеленского, Максима Зюзина, Максима Еремеева, Андрея Иванова, Илью Кузецова, Михаила Лобухина, Антона Пимонова, Сергея Попова, Дмитрия Пыхачева, Леонида Сарафанова, Александра Сергеева, Филиппа Степина, Владимира Шклярова, Адриана Фадеева, Дениса Фирсова, Максима Хребтова, Андрея Яковлева 1-го и др. Это практически половина состава солистов Мариинского балета. Оркестром Мариинского театра дирижировал Борис Грузин. Сольные партии фортепиано в нескольких балетах Баланчина и Форсайта исполнила лауреат международных конкурсов Анастасия Волчок.

Такого массового десанта Мариинки на московской сцене не было уже давно - с 1989 года. Были разовые вылазки с отдельными спекаклями, чаще всего в рамках "Золотой маски". Надо всем балетом царственно парила Ульяна Лопаткина. Но если восемь лет назад впечатление от ее явления было ошеломляющим, то сегодня - вполне ожидаемым. Более того, она в некотором смысле, превратилась в "памятник себе", настолько холодно и неприступно выглядела Лопаткина на сцене. Это был, безусловно, блеск, но блеск льда. Можно было подумать, что в этот раз Снежная королева поцеловала не Кая, а Герду. Да и если говорить честно, в первой части "Ballet Imperial" у Лопаткиной были некоторые технические помарки в турах. Зато все адажио, что в "Лебедином", что у Баланчина выглядели безупречными.

Единственный балет, соответствующий религиозному названию фестиваля, - "Блудный сын". Его первооснова – одна из притч Иисуса Христа, записанная в Евангелии от Луки (15: 11-32). Этот балет молодой Баланчин поставил еще для дягилевской антрепризы за несколько месяцев до смерти основателя "Русских сезонов". Он шел в декорациях, выполненных по эскизам для премьеры Жоржа Руо, и в костюмах, разработанных тогда же Верой Судейкиной. "Блудный сын" оказался самым слабым в баланчинской программе. И не только по своей повествовательной стилистике солистов, от которой позже Баланчин отошел, переплетающейся с модернизмом мужского кордебалета. Именно кордебалет, изображавший толпу собутыльников главного героя, был наиболее интересен в своей условности. Появляющийся в виде гусеницы-многоножки, он периодически распадался на две многоножки или на толпу лысых, паукообразных мужчин, провоцирующих молодого человека на блуд, расточительность и прочие грехи. Сам же заглавный герой в исполнении Михаила Лобухина получился у него одноплановым мужланом. Брутальный танцовщик еще более-менее был убедителен в сцене бунта против отцовской зависимости, но далее не менялся в силовых приемах. Сирена в исполнении Дарьи Павленко была настолько анемичной и вялой, что трудно было представить, чем она могла так заворожить главного героя. Весьма неубедительной оказалась и сцена осознания своей вины, раскаяния и возвращения. Лобухин более напоминал не евангельского персонажа, а ползущего раненого Мересьева из оперы того же С. Прокофьева "Повесть о настоящем человеке". Не дался танцовщику смыл евангельской притчи. Была жажда выжить, а не смирение.

В целом балетные гастроли Мариинского балета порадовали. Вернулась слаженность и стильность кордебалета, которые в определенный период стали было пропадать. Было приятно увидеть, что Мариинский балет сегодня владеет целым созвездием великолепных молодых танцовщиц. Так, мы познакомились с Алиной Сомовой – повелительницей дриад в Дон Кихоте, где она затмила своей прыжковой диагональю отнюдь не бледную, а даже весьма яркую исполнительницу главой партии Олесю Новикову. Высокие жете Сомовой были более чем шпагатом – разворот ног казался более чем на 180°. Сильное впечатление произвела в баланчинских "Рубинах" и форсайтовском "Steptext" яркая, гибкая и агрессивно-активная Екатерина Кондаурова. Заставила себя заметить и Екатерина Осмолкина, несмотря на то, что танцевала только вторые партии, но зато в очень многих балетах этих гастролей.

Среди мужчин фаворитом у московских зрителей стал Леонид Сарафанов – виртуоз сольного танца. Высокий, легкий прыжок – отличный баллон и впечатляющая элевация, великолепные туры и стремительные виртуозные вращения были так к месту в партии легкомысленного Базиля в "Дон Кихоте". Даже дуэты, которые являются слабой стороной в его практике, в этот раз были вполне приличными. Запомнился и Александр Сергеев, который может претендовать на место премьера. Он ярко блеснул в форсайтовских соло и не затерялся в балачинском кордебалете, выделяясь отличным чувством стиля и точной пластикой.

В предпоследний день фестиваля на той же сцене в исполнении солистов, хора и оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева была показана опера Сергея Прокофьева "Любовь к трем апельсинам" в постановке французского режиссера Алена Маратра. Главные партии исполнили бас Геннадий Беззубенко (король), тенора Андрей Илюшников (принц) и Сергей Семишкур (Труффальдино), сопрано Екатерина Шиманович (Фата Моргана), меццо-сопрано Наталья Евстратова (Клариче) и Кристина Капустинская (Смеральдина), басы Павел Шмулевич (Челий) и Юрий Воробьев (кухарка). Понятно, почему выбор пал именно на этот спектакль. Недавняя премьера, достаточно легко транспортируемые декорации. К сожалению, постановка не произвела ожидаемого впечатления. Режиссура оставила впечатление некоторой провинциальности. В первой половине спектакля все попытки развеселить принца были тщетны. И это не удивительно. Атмосферы карнавала и веселья не было ни в постановке, ни в музыке. Певцы, за исключением Екатерины Шиманович, пели вяло и не слишком чисто. Можно предположить, что это легко объяснимо – певцы попросту устали и не распелись к началу спектакля, потому что во втором акте голоса зазвучали ярче и чище. Всё же Гергиев взваливает на своих музыкантов – и певцов, и, особенно, оркестрантов не всегда посильную ношу. Не все могут выдержать бешеный темп смены городов, исполняемых произведений, доступных маэстро, и их обилие. Ведь за более чем месяц интенсивных поездок по России, когда коллектив иногда давал по два концерта в день, театр еще успел показать за рубежом полностью гигантскую и труднейшую тетралогию Рихарда Вагнера. Будем надеяться, что после завершения реконструкции главной сцены Большого театра москвичи увидят и услышат и тетралогию Вагнера, и "Енуфу" Яначека, и Электру Рихарда Штрауса, и что-нибудь еще более новое, чем горазд удивлять неуемный, неутомимый и творчески неистощимый маэстро Валерий Гергиев.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования