Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
09 мая 18:46Распечатать

Антон Сергиев. ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСКИМ ГРОБАМ. В День Победы святое в душе народа обнаруживает себя


Странные споры о том, каким праздником считать День Победы - гражданским или религиозным - не прекращаются с тех пор, как об этом стало возможно открыто говорить. Странные потому, что 9 мая - вероятно, единственная дата в календарном году россиян, в которой совмещены сразу все светлые традиции, какие только остались в глубинных представлениях нашего народа. Понятно, что это не церковный праздник, но религиозное содержание этой даты не вызывает никаких сомнений, что видно даже невооруженным глазом. Уже накануне этого дня возносятся молитвы в православных и католических храмах, мечетях и синагогах. А немногие из доживших до наших дней ветеранов, как правило, посещают храмы и могилы друзей и близких, с которыми делили когда-то тяготы войны. Другое дело, что проявления религиозности в этот день не ограничены какой-либо из существующих конфессий, так как воевали, не разбирая веры. Больше того, по словам тех, кто ее прошел, забывали в войну напрочь о своей религиозной принадлежности так же, как о партийной, и поминали иной раз с одинаковым отчаянием и Бога, и "такую-то мать". Да и что такое религиозность в контексте бытия на границе жизни и смерти в условиях войны, если не общее для всех живых людей ощущение дыхания смерти совсем рядом, постоянное ожидание своего последнего момента, независимо от того, какой ты веры?

Помнится, в беседе с одним ветераном ВОВ, дошедшим в те годы военврачом до Берлина, а ныне известным российским ученым, работающим в свои почти девяносто, речь зашла как-то о мифотворчестве. Конкретней, о хранимых на груди партбилетах и сменивших их после перестройки нательных крестах. "Это глупости, когда говорят обо всем этом серьезно, - возмущался он. - Скажу тебе, что за всю войну я не видел ни одного случая, чтобы кто-то держался за все эти кресты и билеты. Фотографии родных - да, они встречались часто, почти у всех были. А война была страшной работой, когда все святое оставалось глубоко внутри...".

Гражданственность, светскость этого праздника тоже не вызывает сомнений. Но сам повод для оживления в этот день Памяти снова и снова наполняет дату 9 мая тем глубоким религиозным содержанием, которое не скроешь никакими светскими мероприятиями, начиная от гражданских панихид и кончая торжественными заседаниями ветеранов. Ведь если абстрагироваться от неизбежной для всякого российского празднования всенародной пьянки с прочими издержками массового времяпровождения и попытаться найти слово, чтобы определить лейтмотив Дня Победы, то им будет, пожалуй, "благоговение". От тихих минут наедине с памятью о погибших родителях до собирания всех своих сил нашими последними стариками, чтобы приехать на встречу с однополчанами.

Может быть, это не совсем к месту, но, говоря о гражданской составляющей, нельзя не вспомнить о ее сравнительной поверхностности. Нельзя удержаться и от упоминания об очередной акции светской власти, единожды в год "поощряющей" участников Великой Отечественной войны материально. Например, в Москве это, как всегда, дифференцировано (инвалидам и участникам - по 1200 рублей, узникам концлагерей и вдовам - по 600, работникам тыла - по 350), а в Курске всем поровну - по 1000 рублей. Не знаю, кому как, но…

Конечно, когда большинство стариков весь год перебиваются с хлеба на воду, собирая пустые бутылки, то и такой кусок от государева стола много значит. Но в соединении гражданского и религиозного аспектов этого празднества заметно превалирует все же религиозный. Тот самый, при котором, как говорил бывший военврач, все святое - глубоко внутри. Сегодня, когда многое из сокрытого еще недавно цензурой или архивами можно перепроверить и уточнить, довольно часто приходится сталкиваться с сомнениями по поводу факта установления Дня Победы именно 9 мая, а, скажем, не 8 мая – в день подписания акта о капитуляции фашистской Германии, что с исторической точки зрения выглядит гораздо корректней. Но изменяет ли установление даты, более удобной Сталину для самовозвеличения, сущность самого Дня Памяти? Ну, назначь он не на 9-е, а на 15-е или 20-е этот день - как отразилось бы это на том неоспоримом факте, что российский народ в очередной раз - ценой неимоверных потерь, ценой собственной крови - искупил и исправил очередное извращение своих правителей? Ясно, что никак. И это тоже сближает дату 9 мая с праздниками религиозного плана, где важны не число, месяц или год, а некая знаковость в отечественной истории. В отношении Дня Победы таким знаком была вся Отечественная война. В этом смысле традиционный День и историческая правда расположены как бы в разных плоскостях и не должны, не имеют права умалять значения друг друга. Однако и историческая правда тоже не столь безутешна, хотя и тяжела.

В наши дни только безграмотным да одержимым сталинистам неизвестно, что режимы Сталина и Гитлера были близнецами-братьями. Что вначале, в содружестве с германскими фашистами советские большевики учинили в Европе одно из величайших преступлений ХХ века, а затем волею случая не Сталин, а Гитлер первым напал на своего недавнего соучастника. К сожалению, до сих пор находятся те, кто не хочет и не может признавать этой очевидности, считая ее оскорбительной для нашего национального достоинства. Но разве это более "оскорбительно", чем надругательство над Россией, совершенное большевиками после октябрьского переворота 1917 года? Или более "оскорбительно", чем сталинские репрессии, обескровившие богатейший до того российский генофонд? Независимо от того, что творили с нашей страной правители и политики, народ каждый раз, казалось бы, раздавленный, окончательно лишенный всех светлых перспектив, всегда поднимался. А в Великой Отечественной – неоднократно преданный вождями и истязаемый – он не только поднялся, но и победил. Так что в таком случае представляет собой сухая историческая правда – "оскорбление" или все же утверждение нашего национального достоинства?

При нынешнем смятении умов наша склонность к смешиванию Божьего дара с яичницей снова имеет тенденцию к обострению. Когда-то любовь к Родине путалась с любовью к партии, а безоговорочная поддержка режима большевиков считалась самым достойным проявлением патриотизма. Сегодня в качестве такого же патриотизма выступает поддержка любых деяний другой власти, а выражение любви к России формулируется в проявлении безоговорочной симпатии к ее правителям. Путая Родину с политическим режимом, а народ с вождями и "вождятами" россияне редко задумываются над причиной этого, – чаще сетуют о несправедливой доле. Тем более, что в календарном плане поддержание этого абсурда оформлено массой разного рода пропагандистских мероприятий, приуроченных к праздникам и праздничкам.

Но вот ведь что интересно – как бы не старались иные политиканы попользовать в своих целях День Победы, но к нему подобное все же не "прилипает".

Секрет этого, вероятно, прост. День Победы – единственный из наших общегражданских праздников, основа которого сакральна. Это и не столь далекая от нас во времени общенациональная драма со счастливым и знаковым концом, и глубочайшее архетипичное ее наполнение, которое и вправду истинно религиозно. Поищите-ка днем с огнем в наши циничные дни, того, кто позволил бы себе не то, что с сарказмом, а просто с иронией отнестись ко Дню Победы и Памяти – Памяти о подвиге отцов и дедов, о подвиге предков. Памяти об источнике нынешних дней, где

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу;
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

О том самом святом, что есть глубоко внутри у всех. Даже, если очень глубоко...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования