Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
08 мая 14:45Распечатать

Михаил Ситников. МИТРОПОЛИТЫ И ПОПУЛИСТСКИЕ РЕАЛИИ. Первые уроки событий вокруг переноса памятника советским воинам в Таллинне


Ксенофобия. Мы столь привыкли к этому позорному для цивилизации явлению, что само слово произносим всегда очень легко. Привыкнув же, не замечаем, что при этом имеем в виду многое из вошедшего в нашу жизнь в качестве ее норм. Проявления ксенофобии в быту, в служебных отношениях, в политике стали не просто привычными, но и превратились в своего рода условия, некую заданность, которая определяет порой общепринятую этику, застилая дымовой завесой этику реальную. В этой связи уместно вспомнить о событиях, происходивших недавно в Эстонии и в России вокруг переноса памятника советским воинам из центра Таллинна на территорию военного некрополя на улице Фильтри.

Как известно, изначально перенесение монумента было намечено на воскресенье 6 мая с тем, чтобы к 9 мая он занял новое место. Тем не менее, все произошло значительно раньше, произошло при довольно-таки загадочных обстоятельствах. Это вызвало волнения в обществе и было использовано в политических целях для нагнетания ксенофобских настроений и в Эстонии, и в России.Потому что искусно организованное нагнетание взаимной ненависти между "эстонскими фашистами" и "узколобыми русскими варварами" - это и есть самая настоящая ксенофобия с санкции анонимных власть имущих, как с той, так и с другой стороны.

Сегодня, после того, как монумент перенесен и первая волна кажущейся неразберихи вокруг этого события уже прошла, появляется возможность взглянуть на все, несколько умерив эмоции. Эстонская общественность с присущей ей основательностью докапывается до настоящих причин происходившего в те дни. Прокремлевские "Наши" сняли осаду с посольства Эстонии в Москве. Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес выступил с заявлением, что был против переноса памятника, но не мог противиться решению правительства. Премьер-министр Андрис Ансип, продолжая оправдывать происшедшее вплоть до отказа встречаться с иностранными представителями, критикующими эстонские власти, тоже готов идти на попятную. В России тихо, но отчетливо начинают звучать голоса, напоминающие недоумение из рассказа Зощенко "Нервные люди": "... С чего ж это мы, уважаемые граждане, разодрались?". Будем надеяться, что эти свидетельства некоторого отрезвления сохранятся и на фоне Дня победы, потому что вероятность использования кем-либо святого для всех россиян Дня памяти в качестве повода для провокаций остается высокой.

Но если абстрагироваться от политической стороны дела, то что же произошло в Эстонии с памятником советскому солдату? Вопрос о перенесении братского захоронения погибших воинов и памятника из центра города на территорию мемориального некрополя поднимался давно. Как известно, эстонская сторона много раз обращалась к властям Российской Федерации с предложением совместно осмыслить этот вопрос, но Россия отказывалась говорить на эту тему, считая ее не подлежащей обсуждению. В таком подвешенном состоянии ситуация с памятником была очень удобна для спекуляций ею – с одной стороны эстонскими, а с другой – русскими националистами. Но весной 2007 года эстонское правительство активизировалось в этом направлении, и 30 марта появилось вполне определенное заявление министра обороны Юргена Лигиэ. Затем вышло в свет сообщение Министерства иностранных дел Эстонии, в котором говорилось, что "эстонское правительство сегодня начнет подготовительные работы на воинском кладбище Таллинна для переноса Бронзового солдата". Далее, в течение почти всего апреля, снова наблюдалось относительное затишье, а в ночь с 26 на 27 апреля монумент был демонтирован, чтобы 1 мая стоять уже на новом месте. Одновременно проходила эксгумация останков 12 погибших воинов, которые было намечено также перезахоронить на новом месте рядом с монументом.

Акции перезахоронения останков, а тем более переноса памятников – явление не исключительное, и даже Церковь относится к этому вполне терпимо. Об этом напомнил, в частности, митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий, который выступал с заявлением против переноса памятника. "Различные политические силы толкуют мои слова так, как им того хочется, - посетовал митрополит непосредственно перед началом демонтажа монумента и эксгумации захоронений. - В связи с этим еще раз заявляю, что, хотя с православной точки зрения перезахоронение останков умерших не возбраняется, в настоящее время такая акция несвоевременна, поскольку вызывает накал страстей, озлобления и вражды и может привести к непредсказуемым последствиям". К сожалению, даже митрополиты сегодня вынуждены мыслить с учетом популистских реалий. В своих ожиданиях, что конъюнктурные политические страсти снова возьмут верх над разумом, владыка оказался абсолютно прав. Как показали последующие дни, перенесение монумента с городской улицы и праха погибших из-под ног прохожих и колес автомобилей на более достойное место упокоения было кощунственно использовано политиками с обеих сторон в своих целях.

Нетрудно догадаться, что именно такое развитие событий и предполагалось заранее. Если одной стороне важнее покоя и безопасности своих граждан стала дорогостоящая городская земля, то другой ничего не стоило использовать для поднятия национал-государственнического духа память о погибших соотечественниках.

Если не идти на поводу у разного рода идеологов, то все происшедшее нельзя расценивать однозначно. Это было хорошо продемонстрировано на круглом столе, который состоялся 4 мая в информационном агентстве "Росбалт" в Санкт-Петербурге. Несмотря на неизменных "нашистов", пикетировавших перед входом, результатом взвешенной беседы представителей российской и эстонской стороны стало обоюдное понимание вместе наделанных ошибок. С одной стороны, перенос памятника происходил в строгом соответствии с законом, с другой стороны с совершенно необъяснимым нарушением этики. Чего стоил один лишь тот факт, что процесс демонтажа происходил под покровом ночи, и случайно узнавшие о предстоящем событии граждане не могли увидеть все своими глазами.

Впрочем, говоря о чуть ли не нарочитой неэтичности, нельзя не вспомнить и о поведении российской делегации, руководитель которой, как свидетельствуют очевидцы, прямо с трапа самолета заявил о том, что эстонцам пора менять свое правительство. Позже, наотрез отказавшись от предложения проводить пресс-конференции для СМИ, представители Российской Федерации потребовали встречи с задержанными полицией за нарушение порядка русскоязычными гражданами, а затем возмутились полученным отказом. Выглядело это так же, как в сравнении со здравым мнением, высказанным митрополитом Корнилием, звучало о высказывание другого священнослужителя на одном из круглых столов, где разговор шел о возможности переноса памятника и останков погибших в январе 2007 года. Некий протоиерей Вячеслав Харинов, сообщив тогда, что 40% населения Эстонии - русские и с точки зрения православной Церкви перенос памятников и захоронений недопустим, отметил, что "это называется по-другому – гробокопательство! В царские времена за такое вешали! Перенос памятника и захоронений – это осквернение памяти солдат...". Разве это не умышленная провокация ксенофобии? Разве не слово в слово то, на чем стоят сегодня с российской стороны и "Наши", и Движение против незаконной иммиграции (ДПНИ), и Рогозин, и "молодогвардейцы"? Да, мало ли кто еще в нынешней неразберихе не прочь сыграть в аргумент, под названием "праведный гнев".

Однако, как ни печален окажется этот каламбур, но ни слова не выкинешь из мнения, высказанного, например, певцом Дмитрием Хворостовским перед его выступлением в Таллине 2 мая 2007 года. Знаменитый российский баритон, в отличие от политиканствующих "дискантов", однозначно определил происшедшее кощунственным, но призвал понять и эстонцев: памятник, по его словам, "не уничтожен, а перенесен, и работа сделана достаточно бережно". Поэтому, наше нынешнее взбудораженное "отношение к происходящему понятно, но если посмотреть с временной точки зрения – все перемелется".

Вероятно, не удивительно, что именно Хворостовским, как человеком искусства, призванным чувствовать суть явлений без долгого рассудочного докапывания до смысла происходящего, оказалась безошибочно уловленной неоднозначность истории с памятником. Жизнь давно уже подталкивает нас к тому, чтобы мы отвыкли от черно-белого мировосприятия, так как действительность гораздо сложнее. Если когда-то и была оправданной упрощенное общественное устройство, при котором существовала раса господ и толпа рабов, то теперь подобное осталось разве, что в диких обществах. С прихода в мир Христа, с начала проповеди христианства мы стали обязанными взрослеть, но получается это у всех с разной скоростью. Однако, пусть и трудно развиваясь, медленно усваивая неизбежность отречения в себе от "ветхого человека", мы все равно обречены рано или поздно понять, что восприятие событий, которое высвечено частной ситуацией с переносом памятника, не удовлетворяет ни Закону Божьему, ни банальной государственной и человеческой выгоде.

Ненависть, которую всегда, как и в частном случае спланированной кем-то розни между россиянами и эстонцами, никогда не ведет к добру. Зато она всегда гарантирует одержимое безумие, не ощущаемое теми, кто им поражен. Это банально, но когда в камеру в репортаже смотрят глаза десятков молодых озверевших мальчишек и девчонок, которые бьют витрины и грабят магазины с криками "Россия! Россия!" - это не может не оскорблять. И, прежде всего, разумных россиян.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования